Последние комментарии

  • <Удалённый пользователь>
    есть только одно разные стартовые условия. гегемонію США тогда была подавляющей и доллар доминировал. сейчас США не д...Что-то не так с Венесуэлой?

С кем вы, с глобалистами или патриотами? Соблазн трампистского выбора во внешней политике

Предстоящие президентские выборы в США получают огромное глобальное измерение, когда все страны сейчас стоят перед соблазном трампистского выбора и страхом, что, возможно, придётся за него ответить. Это сочетание соблазна и страха само по себе может оказать дополнительную поддержку Дональду Трампу в мире, пишет Олег Барабанов, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Слова Дональда Трампа на Генеральной Ассамблее ООН, что в мире идёт борьба между глобалистами и патриотами и что будущее за патриотами, быстро стали знаменитыми. Тем самым в идеологию трампизма (кстати, её подробному анализу посвящён один из докладов клуба «Валдай») внесён, согласимся, яркий и хлёсткий медийный образ, характеризующий её внешнеполитическое измерение.

Понятно, что успехи трампизма президент США в своей речи основывал прежде всего на экономическом росте внутри самих Соединённых Штатов. Этому была посвящена значительная часть его ооновского выступления. Экономические успехи США за последние годы (безотносительно к тому, кто является их автором – сам Трамп или же это отложенное наследие Обамы) подтверждаются и объективными статистическими и индексоввыми показателями.

В частности, можно привести пример недавнего Индекса готовности к будущему клуба «Валдай», в котором США занимают достойное место.

Но в то же время сейчас в своей речи президент США, пожалуй, отчетливей, чем когда-либо, придал трампизму международное и даже глобальное измерение, представив его как единственную альтернативу всей предыдущей внешней политике Запада. И что именно трампистская альтернатива во всех её проявлениях гораздо больше отвечает потребности в росте, развитии и укреплении влияния и безопасности для стран не-Запада.

Весьма показательным был в этой связи и ряд двусторонних встреч Дональда Трампа с лидерами стран Азии на полях Генеральной Ассамблеи ООН. Многие из них Трамп строил на противопоставлении между «хаосом» в делах предыдущей администрации Барака Обамы и его собственными делами. Именно в этом ключе он провёл открытую часть разговора с президентом Ирака Бархамом Салехом. Там, говоря о борьбе с ИГИЛ, Трамп подчеркнул, что при Обаме был «большой хаос» с намёком на известные подозрения, что администрация Обамы и Хиллари Клинтон стояла за поддержкой роста радикальных сегментов «Братьев-мусульман», из которых затем и образовался халифат ИГИЛ. И только Трамп «разбил этот халифат на 100%». Посыл понятен: только Трамп и трампистские США будут вашим реальным защитником.

Ту же логику можно проследить и в решении Трампа поддержать Саудовскую Аравию в её конфликте с Катаром. Во многом причины этого лежат в акцентированной поддержке Катара со стороны администрации Обамы, а поддержка Катаром радикалов из «Братьев-мусульман» как раз и стала основой для обвинений этой страны в поддержке терроризма со стороны Саудовской Аравии и её партнёров. Тем самым Трамп чётко даёт понять, что вся дестабилизация ситуации в арабском мире – это следствие осознанного курса «глобалистов» из Демократической партии США, которые решили поиграть с огнём. А «патриоты», такие, как он сам, выступают за сохранение статус-кво и отказываются от того, чтобы давить на традиционных (саудиты) и новых (Ирак) партнёров США по надуманным глобалистским мотивам.

В итоге Трамп предлагает лидерам других стран альтернативу и выбор: чью сторону им следует принять в текущей и будущей мировой политике: глобалистов или патриотов. Цена этого выбора – «всего лишь» уровень отношений с трампистскими США. Потому соблазн сделать правильный выбор вполне очевиден.

Ту же политику выбора между глобалистами и патриотами Трамп проводит и внутри глобального Запада, в Европе. Показательным успехом она увенчалась в Польше. Там «патриоты» Ярослава Качиньского и Анджея Дуды на фоне их конфликта с «глобалистами» из ЕС с большим энтузиазмом согласились на альтернативу Трампа. В результате сейчас Польша позиционируется как оплот трампистских патриотов внутри ЕС.

В ситуацию острой необходимости сделать этот выбор Трамп сейчас поставил и Украину при новом президенте Владимире Зеленском. Здесь острота этого выбора дополнительно усиливается резкой и скандальной персонализированностью альтернативы, связанной с компроматом на Джо Байдена. Судя по рассекреченной сейчас записи телефонного разговора Трампа и Владимира Зеленского, украинский президент вполне понимает эту альтернативу и, как свидетельствуют его ремарки во время этого разговора, в принципе готов делать шаги навстречу Трампу «безо всякого давления» с его стороны.

И здесь важно то, что, думается, Владимир Зеленский не лукавил, когда произносил эту фразу «не было давления» на своей личной встрече с Трампом на полях Генассамблеи ООН. Просто весь характер перспективы отношений с ведущей державой мира в случае того или иного выбора настолько очевиден, что самопроизвольно может возникнуть соблазн сделать именно «правильный выбор». Никакого дополнительного давления тут не нужно. И фраза Трампа в разговоре с Зеленским: «Вашу страну ждут блестящие экономические перспективы», – она опять же априори воспринимается как данность в контексте этого «правильного» выбора. Это не давление, это именно соблазн.


Кроме того, сам дискурс трампистского «патриотизма» весьма востребован в случае, когда правящие элиты той или иной страны строят свою идеологию и предлагаемые избирателям ценности именно на основе национализма и укрепления суверенитета. Это касается и ревизионистских держав внутри ЕС (Польша, Венгрия, Италия при Маттео Сальвини), которые и так строили свою стратегию на противопоставлении своей борьбы за «патриотизм» против наднациональной политики Брюсселя. Это касается и таких стран, как Индия при Моди, Израиль при Нетаньяху, в которых правый общегражданский национализм стал основой официального дискурса и политики. Для них соблазн трампистского выбора не только вполне органичен и естественен – он представляет для них абсолютно необходимую внешнюю поддержку их собственному курсу. И когда такую поддержку предлагает ведущая держава мира, то это именно то, что нужно. И тем самым трампистский выбор становится востребованным для значительного числа государств, стремящихся укрепить своё влияние в мире. С понятным упрощением и огрублением можно сказать: «Хочешь расти и быть самостоятельно значимым в этом мире, будь трампистским патриотом».

Естественно, что у этого соблазна выбора есть свои ограничения. Очевидно, что когда мы говорим «трампистские США» – это риторическое преувеличение. Есть много всем известных аргументов в пользу того, что США, или точнее, элиты США, – как раз антитрампистские. И что Трамп и весь его дискурс – это досадное недоразумение, которое развеется после выборов 2020 года. В этой связи понятны вполне прозрачные и тоже самоподразумевающиеся намёки, что тем странам, которые поддаются сейчас соблазну трампистского выбора, вскоре придётся за это отвечать. Президент Украины Зеленский чувствует это сейчас как никто другой.

Но и Трамп всей своей биографией доказывает, что он без боя не сдаётся. Поэтому предстоящие президентские выборы в США получают огромное глобальное измерение, когда все страны (по крайней мере, их общества, а во многих случаях и элиты) сейчас стоят перед соблазном трампистского выбора и страхом, что, возможно, придётся за него ответить. Заметим, что это сочетание соблазна и страха само по себе может создать дополнительную поддержку Трампу в мире, поскольку без него исчезнет желанная для многих альтернатива – и на Востоке, и в развивающемся мире в целом, да и внутри самого Запада тоже.

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх