Свежие комментарии

  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия: опасность или возможность?
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия: сложные переговоры и неопределённое будущее
  • valerij
    По преданиям Ливан был когда-то стабильной страной и финансовым центром Ближнего Востока. Но сколько я себя помню (вк...«Вскипает, как волна»: ливанская социальная проблематика в океане политики

Во второй половине 2020 года страны G7 смогут выйти из рецессии, вызванной коронавирусом. Как?

Коронавирус обнажил все основные дисбалансы глобальной экономики. Если бы не пандемия, всё равно что-нибудь пришлось бы предпринимать для борьбы с рисками рецессии. Но сейчас у большинства мировых держав появился повод сделать это согласованно и синхронно. Как они этим воспользуются – в аналитической статье Александра Лосева, генерального директора АО «Управляющая компания „Спутник – Управление капиталом“».

 

Вход в глобальную рецессию 

Мировая экономика подошла к 2020 году не в лучшем состоянии: снижение темпов экономического роста, спад инвестиционной активности и продолжающееся увеличение объёмов мирового долга, уже достигающего астрономических величин в 250 триллионов долларов.

Ещё осенью 2018 года «Группа тридцати» в своём докладе “Managing the Next Financial Crisis: An Assessment of Emergency Arrangements in the Major Economies” («Управление следующим финансовым кризисом: оценка чрезвычайных ситуаций в основных экономиках») констатировала неизбежность нового глобального кризиса, который «может возникнуть неожиданно из самых неожиданных источников системного риска».

Продолжавшийся более десятилетия период монетарного стимулирования центробанков и низких процентных ставок ослабил иммунитет финансовой системы и привёл к возникновению пузырей на фондовых рынках и в деривативах. Риск рецессии мировой экономики (спада производства и прекращения роста ВВП) возрастал со всей очевидностью уже в январе 2020 года. Об этом свидетельствовали и долговые проблемы китайской экономики, и сокращение в четвёртом квартале 2019 года промпроизводства в Германии, Японии, Южной Корее, и падение с сентября Baltic Dry Index, отражающего стоимость перевозок сухого груза морем по двадцати основным торговым маршрутам.

Распространение коронавируса, повлёкшее за собой жёсткие карантинные меры в большинстве стран и остановку целых отраслей и сервисов, ускорило и усилило все негативные процессы. Мировая экономика сейчас испытывает двойной шок спроса и предложения. Мировой финансовый кризис стал в 2020 году реальностью, на фондовых биржах сгорают активы компаний, сбережения граждан и средства суверенных фондов. Глобальный фондовый рынок к середине марта лишился 30 триллионов долларов капитализации.

К сожалению, переоценка всех мировых активов вниз лишь усилила дисбалансы и проблемы мировой экономики, которая едва выдерживает тест на прочность из-за глобального распространения коронавируса COVID-2019. Без решительных и скоординированных действий правительств и центральных банков крупных стран, восстановление рынков будет недолгим и новая волна паники и распродаж не заставит себя ждать.

Поскольку Китай уже восстанавливает работу своих предприятий после карантина, ответ на вопрос, как долго мировая экономика будет выходить из рецессии, зависит от действий развитых стран, связанных с Китаем товарными, производственными и финансовыми цепочками. Проблема коронавируса обнажила все основные дисбалансы глобальной экономики. Если бы не коронавирус, всё равно что-нибудь пришлось бы предпринимать для борьбы с рисками рецессии. Но сейчас у большинства мировых держав появился повод сделать это согласованно и синхронно.


«Группа семи» 

«Группа семи» (G7) – неформальное объединение стран во главе с США, куда также входят Великобритания, Германия, Италия, Канада, Франция и Япония. По итогам 2019 года, доля «Группы семи» в глобальном ВВП составила 29,37%, но, учитывая важную роль государств «Большой семёрки» в глобальном управлении политическими процессами, мировыми финансами и международной торговлей, а также тот факт, что корпорации этих стран обладают ключевыми технологиями, интеллектуальной собственностью и устанавливают мировые стандарты, влияние G7 на все основные экономические процессы намного превосходит её вклад в глобальный ВВП. Ведущим державам надо одновременно и спасать себя, и участвовать в новом перераспределении ресурсов и активов. Уже объявлено, что для борьбы с замедлением роста глобальной экономики страны G7 будут готовы принять беспрецедентные по масштабу меры, в том числе денежно-кредитное и фискальное стимулирование, невзирая на возможные риски будущей инфляции и уже накопленный колоссальный долг стран «Группы семи», составляющий в совокупности 47,5 триллиона долларов или 118% от их общего ВВП.

Взаимозависимость ведущих мировых держав велика, а внезапная деглобализация из-за остановки предприятий транснациональных корпораций, закрытия национальных границ и рынков, блокировки товаров и трансграничных финансовых потоков создаёт новые риски для государств и требует оперативных и масштабных действий.

Важно иметь в виду, что одновременно с глобализацией происходила финансиализация, то есть постоянный процесс превращения реальных рынков – сырьевых и товарных – в финансовые рынки. Финансиализация поставила сырьевые рынки в определённую зависимость от динамики курса доллара к остальным валютам, от избытка или дефицита долларовой ликвидности и от параметров монетарной политики ФРС США, ставшей главным эмиссионным центром мировой валюты резервов и расчётов.

К тому же проблема коронавируса сняла с повестки дня экологическую тему углеводородных выбросов и, по сути, «дезактивировала» движение Греты Тунберг. Теперь все, кто за ней стоит, а, по некоторым оценкам, это лица и фонды, управляющие капиталом в 40 триллионов долларов, будут заняты переделом мировой структуры собственности на фоне беспрецедентного падения стоимости активов уже не на экологических, а на чисто финансовых принципах.

 

Принимаемые меры стран «Группы семи» 

В марте 2020 года стало очевидно, что Соединённые Штаты уже оказались в состоянии финансового кризиса, сопоставимого по масштабам с ситуацией 1987 года, и входят в рецессию. «Мы считаем, что экономика США впала в рецессию, присоединившись к остальному миру, и это глубокое падение, – написал в 19 марта 2020 года в своём обзоре Bank of America, – Спасение придёт, если будет целенаправленная и агрессивная политическая реакция, чтобы компенсировать потерю экономической активности и обеспечить здоровую финансовую систему».

Поскольку для администрации и для самого президента Дональда Трампа скорость выхода США из состояния рецессии – это вопрос политического будущего, меры принимаются беспрецедентные. Конгресс США одобрил пакет мер по стимулированию экономики на 2 триллиона долларов. Средства пойдут на поддержку предприятий, отраслей и отдельных штатов, пострадавших из-за карантина и остановки бизнеса, на финансирование временно прекративших работу компаний, чтобы предотвратить увольнение сотрудников, на прямые выплаты в размере 1,2 тысячи долларов гражданам с годовым доходом до 75 тысяч долларов и на выплаты по 500 долларов на каждого ребёнка в семьях, на выплату пособий по безработице, на займы для малого бизнеса в сумме 367 миллиардов долларов и на финансовую помощь больницам в размере 130 миллиардов долларов. Авиакомпании получат 5 миллиардов долларов, а компании, имеющие отношение к «поддержанию национальной безопасности», – 17 миллиардов долларов.

Первоначальных мер по выкупу активов со стороны ФРС США на сумму 700 миллиардов долларов и 1,5 триллиона долларов в виде РЕПО американскому финансовому рынку не хватило, там продолжалось обвальное падение. В «костре» Уолл-стрит в течение почти всего марта сгорали средства пенсионных, инвестиционных и суверенных фондов, активы корпораций и деньги банков.

Для того чтобы остановить коллапс финансовой системы ФРС, США запускает новую программу мер на сумму в 4 триллиона долларов. В итоге сумма поддержки экономики США в 2020 году превысит объём количественного смягчения (Quantitative Easing или QE) 2008–2014 годов.

Но и этой колоссальной суммы мировым рынкам не хватит. Дело в том, что длительный период низких ставок, QE и мягкая кредитно-денежная политика ФРС сделали доллар самой популярной валютой фондирования во всём мире. Биржевая торговля сырьём шла за доллары, в международной торговле мир получал доллары за свои товары, поставляемые в США, поэтому дефицита долларов не наблюдалось. Сейчас ситуация иная: долларовые обязательства и долги никуда не делись, а вот активы, их обеспечивающие, обесценились, глобальный рынок капитала пока закрыт «на карантин», международная торговля резко затормозилась, нет ни поставки товаров, ни оплаты в долларах. В результате сейчас возник дефицит долларов на внешних для США рынках. Этот дефицит оценивается в 12−13 триллионов долларов, средства необходимы для обслуживания текущих обязательств и рефинансирования. До момента нынешнего кризиса своповые линии ФРС США по поддержке обмена долларов на национальные валюты были установлены лишь с центральными банками G7, и их оказалось явно недостаточно. Для того чтобы частично снять эту проблему, ФРС необходимо открыть своповые линии на все центральные банки крупных государств. Пока дефицит долларов на внешних рынках сохраняется, стабилизации глобальной финансовой системы не произойдёт.

Великобритания, Германия и Франция заявили о готовности оказать поддержку своим гражданам и бизнесу. Монетарное стимулирование на сумму 120 миллиардов евро и программа выкупа государственных и корпоративных облигаций на 750 миллиардов евро, объявленные Европейским центральным банком, будут дополнены фискальными мерами. До настоящего момента финансовые возможности отдельных государств ЕС были ограничены ключевым соглашением союза – Пактом стабильности и роста 1997 года, – определяющим параметры бюджетной и налоговой политики (предельная величина госдолга – 60% ВВП, максимальный дефицит бюджета – 3% ВВП). Правда, для выполнения требований пакта национальные экономики Европы должны расти не менее чем на 5% в год, но этого не наблюдается уже больше двух десятилетий. Рецессия, вызванная ситуацией распространения коронавируса, сейчас даст повод ведущим европейским странам отказаться от соблюдения условий этого пакта.

Министерство экономики Германии в середине марта объявило, что готово предоставить займы компаниям на сумму 550 миллиардов евро.

В итоге сейчас Германия создаёт Фонд экономической стабильности объёмом 600 миллиардов евро, включающий возможность кредитной поддержки компаниям на общую сумму 400 миллиардов евро, 100 миллиардов евро будет направлено на специальные программы государственного банка развития Kreditanstalt für Wiederaufbau и ещё 100 миллиардов евро будут зарезервированы для выкупа компаний, находящихся на грани банкротства. Германия также привлечёт для целевых программ 156 миллиардов евро через выпуск облигаций. На экстренную поддержку самозанятых, малого и среднего бизнеса будет направлено 50 миллиардов евро.

Великобритания выделяет на поддержку бизнеса сумму в 350 миллиардов фунтов. Программа банка Англии по выкупу активов составит 650 миллиардов фунтов. Работникам правительство будет выплачивать до 80% от их заработной платы. Малому и среднему бизнесу, пострадавшему от карантина, будут компенсированы кредитные выплаты на первые 12 месяцев и будут предоставлены льготные кредиты на срок до 6 лет.

Франция гарантирует поддержку своим предприятиям на сумму 300 миллиардов евро и окажет срочную помощь работникам и бизнесу на сумму 45 миллиардов евро. Будут введены прямые субсидии, выборочные налоговые льготы и авансовые платежи, государственные гарантии по кредитам, полученным компаниями от банков, предоставлены гарантии банкам, которые направляют государственную помощь в реальный сектор экономики.

На фоне мер США, Германии и Франции Италия выглядит скромнее. Она заявила о программе поддержки в размере 50 миллионов евро для производства и поставки медицинских изделий и средств индивидуальной защиты.

Япония – одна из немногих стран G7, которые справились с распространением COVID-2019. В середине февраля первая фаза чрезвычайных мер включала 500 миллиардов иен (4,5 миллиарда долларов) в виде чрезвычайных кредитов для малого и среднего бизнеса и туристической отрасли. Банк Японии запустил программу выкупа биржевых индексных фондов (EFT) на сумму до 12 триллионов иен (112 миллиардов долларов), а также объявил о намерении скорректировать программу выкупа корпоративных бондов. Ожидается, что общая программа поддержки может составить 29 триллионов иен (270 миллиардов долларов).

Канада выделила 82 миллиарда канадских долларов для поддержки населения и бизнеса. Canadian Mortgage and Housing Corp. в четверг усилила программу покупки застрахованных ипотечных кредитов до 150 миллиардов канадских долларов с ранее объявленных 50 миллиардов канадских долларов. Канадский парламент в среду одобрил финансовый пакет в объёме 52 миллиардов канадских долларов. Работникам, пострадавшим от вспышки болезни, предоставляется пособие в размере 2000 канадских долларов в месяц на срок до четырёх месяцев.


Последствия и выводы 

Потери мировой экономики от коронавируса будут компенсированы эмиссионными деньгами центробанков и фискальными мерами правительств.

Страны G7 с высокой вероятностью смогут во второй половине 2020 года выйти из рецессии, вызванной распространением коронавируса. Более того, их доля в мировом ВВП сможет увеличиться.

Возможность печатать деньги и использовать их для покупки активов выгодно отличает государства «Группы семи» от большинства стран мира. В кризис «всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет» (Мф.25:29). Государства, обладающие контролем над центральными узлами в мировой экономической и финансовой структуре, способны получить заметную выгоду за счёт других стран. Остальному миру на выход из рецессии может потребоваться больше времени. Дешёвая нефть также станет подарком для большинства стран G7, за исключением США и Канады, и позволит экономикам как развитых, так и развивающихся стран быстрее восстановиться.

Волатильность на финансовых рынках сохранится, и дальнейшее развитие ситуации в мировой экономике будет зависеть от способности стран, компаний и граждан обслуживать свои долги, в том числе и долларовые, поскольку укрепление доллара лишь усиливает долговые проблемы внешнего для США мира.

Неполная занятость и безработица останутся высокими во многих регионах мира, и если не будут предприняты попытки изменения экономической системы, то возрастут социальные и геополитические риски.

За последние 50 лет мировая экономика пережила четыре волны накопления долга. Первые три волны роста задолженности закончились финансовыми кризисами во многих странах с формирующейся рыночной экономикой и в развивающихся странах. Последняя волна, начавшаяся в 2010 году, уже стала самой крупной, быстрой и широкой волной роста долгов в мире. Мировой экономический кризис пока откладывается, но поскольку все возможные стимулирующие меры будут задействованы на борьбу с рецессией 2020 года, этот кризис становится неизбежным. Учитывая также, что информационно-цифровое пространство выходит из-под контроля элит G7, весь мир в обозримом будущем ждут серьёзные и страшные перемены явно неэволюционного характера. Выживут те страны, которые смогут создать собственный миропорядок, собственную систему расчётов, систему контроля информационных, финансовых и товарных потоков и оказаться у истоков создания новой системы глобального управления. У России тоже есть шансы приумножить своё влияние, учитывая огромные имеющиеся ресурсы и низкий уровень долга.

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх