Клуб «Валдай»

85 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Принципы ESG как новые определяющие факторы мировой экономики

Принципы ESG как новые определяющие факторы мировой экономики

Подобно тому, как апокалиптические прогнозы относительно вступления России в ВТО оказались преувеличенными, вызов ESG также вполне может оказаться фактором созидательной трансформации. Во многих отношениях ценностный кодекс ESG согласуется с важнейшими потребностями, стоящими перед российской экономикой, пишет Ярослав Лисоволик, программный директор клуба «Валдай».

Болезни мировой экономики и высокая частота кризисов могут частично быть вызваны потерей ориентации. Поскольку экономические правила всё больше подрываются на уровне стран и международных организаций, частота экономических кризисов только увеличилась. Вместо теряющих свой вес норм международных организаций по всей мировой экономике, начиная с микроуровня корпоративного и финансового мира, начинает распространяться новый набор правил и стандартов. Этот новый моральный кодекс воплощён в принципах ESG (экология, социальное развитие и корпоративное управление), при этом принципы ESG распространяются во всех ключевых сегментах глобальной экономики.


На стороне инвесторов (buy-side) наблюдается рост объёма активов под управлением, которое отслеживает принципы ESG – к 2020 году стоимость глобальных активов, использующих экологические, социальные и корпоративные данные для принятия инвестиционных решений, почти удвоилась за четыре года и выросла более чем в три раза за восемь лет, дойдя до 40,5 триллиона долларов.

Исследования показывают, что компании sell-side активно продвигают продукты ESG в рамках корпоративной аналитики. Крупнейшие корпорации начинают конкурировать в сфере ESG, и всё большее значение придаётся корпоративным рейтингам ESG. На уровне стран правительства активно разрабатывают национальные стратегии ESG и оценивают риски и возможности, возникающие в связи с растущим глобальным влиянием повестки ESG.

Для корпораций важность соблюдения принципов ESG всё больше определяется ростом доли инвестиций, ориентированных на ESG, особенно среди крупнейших институциональных инвесторов. По данным PwC, к 2025 году фонды ESG будут держать в управлении больше активов, чем прочие фонды, не относящиеся к ESG, при этом рыночная доля фондов ESG в 2025 году вырастет до 57 процентов по сравнению с нынешними 15 процентами. Фактически, компании, не соблюдающие нормы ESG, лишаются растущей доли в глобальном инвестиционном пуле, что может иметь негативные последствия для рыночной капитализации компаний.

Также могут возникнуть заметные последствия для стран и компаний с точки зрения стоимости заимствований в зависимости от устойчивости и восприимчивости к экологическим факторам, таким как изменение климата. По оценкам МВФ, «повышение уязвимости к изменению климата на 10 процентных пунктов связано с увеличением более чем на 150 базисных пунктов спредов по долгосрочным государственным облигациям стран с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся стран, в то время как улучшение на 10 процентных пунктов в рамках устойчивости к изменению климата связано с уменьшением спреда по облигациям на 37,5 базисных пункта».

Важно отметить, что существуют заметные региональные различия в восприятии и режимах регулирования ESG. Как показал опрос Blackrock, в котором приняли участие 425 инвесторов из 27 стран с активами почти 25 триллионов долларов, для более чем половины респондентов в Европе, Ближнем Востоке и Африке (51 процент) главной причиной принятия стратегий устойчивого развития было то, что это «правильный поступок», в то время как только 37 процентов респондентов в регионе заявили, что такого рода решение основывается на «снижении инвестиционного риска». В то же время в Северной и Южной Америке снижение риска является вторым по величине фактором (49 процентов), за ним следуют «более высокие показатели с поправкой на риск» (45 процентов) и «поручение совета директоров или руководства» (45 процентов).

Положительным аспектом повестки ESG является то, что она расширяет временные горизонты мировой экономики, включая её финансовый и реальный секторы, и позволяет учитывать долгосрочные риски и уязвимости при принятии решений.

Пандемия COVID стала тем фактором, который в значительной степени подчеркнул важность перекалибровки временных горизонтов в экономических стратегиях. Также делается больший упор на устойчивое развитие как на основной принцип, который увязывает работу корпоративных и финансовых рынков с более широкой глобальной повесткой дня, отражённой в целях развития ООН.

С другой стороны, переход к принципам ESG также связан с рисками, которые сопряжены со значительной дифференциацией между странами с точки зрения ценностей и готовности к внедрению стандартов ESG. Развивающимся странам с высокой долей секторов минеральных ресурсов в экономике, вероятно, будет сложнее конкурировать со странами с развитой экономикой в скорости ESG-трансформации. Действительно, в отношении экологических стандартов существует риск «зелёного протекционизма», который может быть направлен против развивающихся стран. Другой риск может заключаться в использовании норм ESG в качестве нового универсального набора правил, которые разделяют, а не объединяют мировое сообщество.

В конце концов, подобно тому, как апокалиптические прогнозы относительно вступления России в ВТО оказались преувеличенными, вызов ESG также вполне может оказаться фактором созидательной трансформации. Во многих отношениях ценностный кодекс ESG согласуется с важнейшими потребностями, стоящими перед российской экономикой, – необходимостью увеличить временные горизонты при разработке экономической политики и инвестирования, а также уделять больше внимания экологическим стандартам и социальным вопросам. Для финансовой сферы России это весьма важный фактор, связанный с развитием более глубоких и менее спекулятивных рынков, когда больший упор делается на вопросах финансовой грамотности и поддержки молодого класса розничных инвесторов, а также на большую прозрачность и более высокие стандарты управления в корпоративном мире.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх