Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

США против СВПД. Чем могут ответить Россия и Китай?

США против СВПД. Чем могут ответить Россия и Китай?

Весомым поводом для новой атаки США на СВПД стало истечение пятилетнего эмбарго на поставки обычных вооружений в Иран. Сентябрьский исполнительный указ Трампа позволяет Соединённым Штатам вводить санкции в отношении любого государства, причастного к торговле оружием с Ираном. Американский подход не разделяют другие участники СВПД, в частности Россия и Китай, рассматривающие иранский рынок вооружений в качестве перспективного. О том, как они могут противостоять США, пишет Иван Тимофеев, программный директор клуба «Валдай».

Происходит новый виток эскалации американского санкционного давления на Иран в связи с «нарушением» Тегераном Совместного всеобъемлющего плана действий (далее – СВПД или «ядерная сделка»). Это связано с истечением сроков эмбарго на поставку обычных вооружений в Иран, предусмотренных резолюцией СБ ООН 2231 (2015). 21 сентября 2020 года президент США Дональд Трамп подписал исполнительный указ Blocking property of certain persons with respect to the conventional arms activities of Iran о введении санкций в отношении любого физического и юридического лица, занимающегося поставками, продажей или передачей обычных вооружений и их компонентов Тегерану. Документ позволяет США вводить санкции в отношении любого государства, причастного к торговле оружием с Ираном.

Подход США не разделяют другие участники СВПД, в частности Россия и Китай, рассматривающие иранский рынок вооружений в качестве перспективного.

Весомым поводом для новой атаки на СВПД стало истечение пятилетнего эмбарго на поставки обычных вооружений в Иран. Страна получала возможность полноценного выхода на мировой оружейный рынок. Даже несмотря на серьёзные экономические сложности из-за санкций США, Тегеран, скорее всего, будет готов сконцентрировать ресурсы на восполнение брешей в материальном обеспечении своих вооружённых сил. Речь идёт, прежде всего, о закупке современных средств ПВО, а также об обновлении устаревшего парка ВВС. Появление современных вооружений сокращает возможности военно-политического давления на страну и повышает цену возможной военной операции против Ирана. Это прямо противоречит задачам американской дипломатии, которые состоят в максимальной нейтрализации Ирана в качестве угрозы США и их союзникам в регионе. В Вашингтоне рассматривают Иран как авторитарную теократию, спонсирующую террористические группировки и ведущую системную враждебную деятельность против США.


Для остановки действия СВПД американские дипломаты попытались использовать п. 11–12 резолюции 2231. Согласно данным пунктам, любое государство – участник СВПД могло поставить вопрос о существенном неисполнении обязательств «сделки». В этом случае СБ ООН должен поставить на голосование проект резолюции о продолжении действия режима санкций. Ограничения возобновляются в том случае, если СБ ООН в течение тридцати дней не принимает подобную резолюцию. Технически США могли поставить такой вопрос, а затем наложить вето на резолюцию о продлении СВПД. Соответствующее уведомление со стороны США поступило 20 августа 2020 года. Исходя из отсутствия новой резолюции, США посчитали, что все санкции, предусмотренные предыдущими резолюциями, возобновляют своё действие. А значит, легитимно и продление эмбарго на поставку вооружений. О полном возобновлении санкций ООН против Ирана с помпой заявили в Государственном департаменте США. Президент США оперативно выпустил исполнительный указ 13949, предусматривающий санкции за сделки с Ираном в области вооружений. Полномочия на введение подобных санкций президент получил ещё в 2017 году согласно ст. 107 Акта о противодействии врагам Америки посредством санкций (PL 115-44 CAATSA), хотя мог вводить их и без одобрения Конгресса.

Проблема в том, что ни один другой участник СВПД отмену соглашения не признал. Для этого есть юридические основания.

В 2018 году президент Трамп принял решение о выходе из СВПД. Оно зафиксировано в Меморандуме президента по вопросам национальной безопасности от 8 мая 2018 года, а также в исполнительном указе 13846 от 6 августа 2018 года, который возобновляет действие односторонних санкций США против Ирана. Да, США являются постоянным членом СБ ООН. Но пункт 11 резолюции ООН 2231 говорит о том, что вопрос о несоблюдении СВПД может поставить его участник. Так как США вышли из «сделки», они не могут ставить вопрос о соблюдении СВПД. А значит, уведомление США от 20 августа, равно как и последующее объявление о возобновлении санкций ООН, не имеет силы. Технически уведомление о несоблюдении могло быть направлено другим участником сделки, а затем США могли бы наложить вето на резолюцию. Но этого сделано не было, так как ни один из постоянных членов СБ ООН односторонние действия Вашингтона не поддержал.

Данные процессы порождает неопределённость дальнейшего развития ситуации, в том числе в вопросе поставок вооружений в Иран. В теории любое государство может осуществлять такие поставки. На практике желающих продавать вооружения Ирану будет мало из-за опасений вторичных санкций США. Исключение могут составить две страны: Китай и Россия.

Китай может поставить вопрос о военных сделках с Ираном с учётом растущего давления Вашингтона на Пекин. Сам факт постановки такого вопроса, вполне легитимной с точки зрения международного права, будет аргументом в руках Китая для сдерживания напора США. Однако Китай будет проявлять большую осмотрительность с учётом того, что по иранской линии американцы уже использовали санкции против китайских компаний. Атаки против ZTE и Huawei в своё время начинались именно за предполагаемое нарушение режима санкций США против Ирана. То же касается и санкций против китайского морского перевозчика COSCO Shipping Tanker и ряда других компаний.

Россия может выступить с более активной политикой. Отношения Москвы и Вашингтона уже давно «пробивают дно». В доктринальных документах США Россия, Китай и Иран ставятся на одну доску как авторитарные и агрессивные страны. Против России действуют весьма масштабные санкции. АО «Рособоронэкспорт» и ряд предприятий ОПК уже заблокированы Минфином США по сирийскому или украинскому пакету санкций. То есть исполнительный указ 13949 им попросту не страшен. Конечно, США могут ответить на поставки вооружений в Иран отдельными контрмерами. Например, более активно использовать положения CAATSA о вторичных санкциях против покупателей российских вооружений. Санкции могут вводиться против широкого круга контрагентов отечественных производителей вооружений как в России, так и за рубежом. Но появление в руках Ирана комплексов C-300, истребителей Су-30 или других систем – тоже серьёзный аргумент. В атмосфере конфронтации его целесообразность может перевесить соображения тех, кто выступает за разрядку, минимизацию ущерба и сохранения остатков партнёрства. Наихудший сценарий для США – консолидированные действий Москвы и Пекина по военно-техническому сотрудничеству с Ираном на основе резолюции 2231.

Помимо всего прочего, Россия и Китай могут поставить вопрос об односторонних санкциях против США за нарушение международно-правовых режимов. 19 сентября 2020 года в Китае появился отдельный правовой механизм введения санкций. Он ориентирован на защиту национальных интересов и суверенитета КНР и создавался, судя по всему, в ответ на растущее число санкций США против Китая. Однако не исключено, что он может использоваться и по другим вопросам, включая международные соглашения с участием КНР.

В России действует Федеральный закон от 30 декабря 2006 года № 281-ФЗ (в редакции Федерального закона от 1 мая 2019 года № 83-ФЗ) «О специальных экономических мерах и принудительных мерах». Согласно статье 2 закона, специальные экономические меры (по сути, односторонние санкции) могут применяться «в случаях возникновения совокупности обстоятельств, требующих безотлагательной реакции на международно-правовое деяние». Кроме того, действует Федеральный закон от 04 июня 2018 № 127-ФЗ «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединённых Штатов Америки и иных иностранных государств». В число подобных действий может попадать и нарушение СВПД. Решение о применении специальных экономических мер по своему усмотрению принимает президент России. Существующее законодательство наделяет его подобными полномочиями. Российские санкции могут стать политическим сигналом о том, что Россия выступает против разрушения международных соглашений, одобренных СБ ООН.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх