Клуб «Валдай»

82 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Почему нам нужно внимательно смотреть на отношения Европы и Америки

Почему нам нужно внимательно смотреть на отношения Европы и Америки

То, как сейчас выглядят и в каком направлении развиваются отношения между США и ведущими государствами Европы, является наиболее обнадёживающим с точки зрения вероятности возникновения в будущем более стабильного международного порядка. Главная причина – постепенное разрушение трансатлантического единства, которое стало тридцать лет назад важнейшим препятствием для создания такого порядка после холодной войны, пишет Тимофей Бордачёв, программный директор клуба «Валдай».

Этот процесс представляется объективным и вряд ли может быть обращён вспять даже наиболее энергичными усилиями американского или европейских правительств.

Понимание того, что сложности в отношениях между союзниками имеют масштабный характер, присутствует. Важнейшим направлением деятельности новой администрации США провозглашено восстановление отношений с европейскими союзниками, которые были существенно подорваны на символическом и практическом уровнях во время пребывания у власти республиканской администрации. В значительной степени этому посвящены последние заявления Джозефа Байдена, а также его практические действия. Такие, например, как согласие на завершение Германией строительства газопровода «Северный поток – 2», которому решительно противился предшественник на посту президента.

В целом политика США в отношении Европы выглядит сейчас как стратегия умиротворения и поддержки европейцев вместо выдвигавшихся ранее жёстких требований.

Однако сейчас есть основания думать, что эти отношения уже не могут быть воссозданы в том объёме, как это было во времена холодной войны или даже после её завершения. Нарастающий постепенно раскол между Европой и США – единственный залог успеха в создании нового международного порядка. Этот раскол происходит в военно-политическом, экономическом и ценностном измерениях и может привести к завершению существования сообщества стран Запада как сравнительно целостной группировки государств внутри международного сообщества.

В военно-политической области США и Европа уже не разделяют общих угроз. Европейские государства испытывают серьёзное беспокойство по поводу своих внутренних проблем, которые угрожают стабильности национальных политических систем. Проникновение радикальных религиозных идей и встречное усиление правых настроений в обществе, коллапс социальных систем, обострившийся в период пандемии коронавируса, исчерпание модели социального государства, возникшей после Второй мировой войны, – эти проблемы сейчас заботят европейских лидеров больше всего. Их, однако, практически никак не беспокоит рост глобального влияния Китая или возросшая самостоятельность России. Последнее может, конечно, раздражать, поскольку лишает европейцев основного инструмента влияния на своего могущественного восточного соседа.

Но сама по себе Россия не угрожает существованию европейских политических систем, как это было в период холодной войны. Китай вообще находится очень далеко, а современные амбиции Европы не настолько масштабны, чтобы их реализация требовала жёсткой конкуренции с Пекином. И, что самое главное, политико-экономические системы Китая и России не представляют собой альтернативы Европе, а, скорее, дополняют её, создавая условия для постепенного формирования стабильных и взаимовыгодных отношений.

Текущее обострение отношений между Европой и Россией символизирует собой момент привыкания сторон к новому порядку в их отношениях, который должен был неизбежно прийти на смену правилам и обычаям, возникшим в период российской слабости и европейской экспансии.

В экономической сфере постоянно усиливаются связи между Европой и теми, кого США не могут не рассматривать в качестве противников. Меняется картина торговых отношений – Китай стал в 2020 году вторым по важности рынком сбыта для Германии после США и уже несколько лет занимает первое место в общем торговом обороте. Перед наступлением нового года и за несколько недель до вступления Джозефа Байдена в должность президента германское правительство добилось заключения особого инвестиционного соглашения между Европейским союзом и Китаем – это соглашение было названо многими ударом по трансатлантической солидарности. Столицы западноевропейских государств будут, конечно, стараться ограничивать китайское влияние в непосредственной зоне своих жизненных интересов. Но в остальном экономические отношения между Китаем и Европой стремятся к балансу.

В идеологической области США всё больше отпугивают от себя союзников, поскольку создают и развивают революционные идеологии, потенциально угрожающие любому государству, кроме американского. Во Франции правительство президента Эммануэля Макрона заявило о начале расследования в отношении проникновения в общественные науки разрушительного американского влияния. Постепенное движение большей части европейского политического истеблишмента вправо будет и дальше углублять идеологические разногласия между важнейшими союзниками по НАТО. США вступили в период сложной внутренней трансформации и всё меньше являются европейской по своей культуре и этническому составу державой. Поэтому проблемы, стоящие перед суверенным государством, как и способы их решения, для США становятся другими, чем для Европы.

В целом мы вполне можем ожидать, что США и Европа будут всё более активно дрейфовать в сторону друг от друга. Сейчас важнейшим объединяющим фактором их отношений является участие в институте коллективной безопасности и обороны НАТО. Однако со временем значение этого института будет снижаться по мере исчезновения в нём практической надобности. Большая семёрка, где кроме США и трёх ведущих европейских держав присутствует также Япония, не может в полной мере исполнять функцию такого общего и необходимого института. Даже с учётом того, что военно-политическая обстановка на востоке Европы останется в ближайшие годы нестабильной, угроза войны здесь проистекает из вероятной эскалации частного столкновения, а не связана с масштабными планами сторон в отношении друг друга. То, что НАТО всё чаще становится платформой для выдвижения громких, но ничего не значащих в реальности инициатив, свидетельствует о постепенном отмирании этой организации.

Фундаментальной проблемой международного порядка после холодной войны было то, что по её итогам группа могущественных держав – США и их наиболее важные союзники – сохранили внутреннее единство, возникшее в период противостояния общему противнику в лице СССР. В основе этого единства было решающее военное превосходство Америки и её способность выступать в качестве распределителя благ в глобальном масштабе таким образом, что ближайшие союзники были их главными получателями. Это препятствовало любой способности государств, оказавшихся победителями в холодной войне, учитывать интересы и ценности остальных держав в своей политике.

Сейчас оба фактора постепенно размываются, и это представляется достаточно обнадёживающим. Все, кто занимается изучением международных отношений, имеют особую склонность обращаться к Венскому порядку в качестве идеального международного устройства. Действительно, за счёт баланса сил и взаимного признания легитимности этот порядок оказался наиболее справедливым и стабильным. Но в случае с каждым международным порядком гораздо важнее не то, почему он действует, а в силу каких фундаментальных причин он возникает. Именно наличие для этого объективных причин делает возможным проявление государствами воли к достижению соглашения.

Венский порядок возник как результат разрушения единства коалиции держав, победивших революционную Францию и стремившихся не допустить возможности того, что одно из них будет стремиться к гегемонии в Европе. Только неспособность Австрии, Британии, Пруссии и России договориться между собой привела к появлению на сцене Венского конгресса 1814–1815 годов Франции и представлявшего её Талейрана. Условием для этого была определённость в вопросе о границах Франции и неспособность держав-победительниц договориться без её участия.

До тех пор, пока у стран Запада не было серьёзных оснований для «развода», их позиция в отношении мировых дел не могла быть более гибкой. Сейчас постепенное разрушение единства сообщества стран Запада может, наконец, стать основой для вовлечения в процесс формирования нового международного порядка России и Китая на тех условиях, которые будут удовлетворительными в отношении их базовых интересов и ценностей. Только в таком случае мы все получим шанс на то, что такой порядок будет сравнительно справедливым, стабильным и продолжительным.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх