Клуб «Валдай»

78 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Бурение под прицелом: санкции ЕС против Турции

Бурение под прицелом: санкции ЕС против Турции

Санкции Евросоюза против Турции вполне могут увенчаться успехом: ограничения против союзников часто оказываются более эффективными, чем ограничения против противников. Сработает ли эта закономерность в отношении Турции – большой вопрос. Ответ на него зависит в том числе от парадигмы отношений Турции и ЕС: сделает ли Анкара ставку на сближение с Брюсселем или будет дрейфовать в противоположную сторону, пишет Юлия Тимофеева, программный ассистент в Российском совете по международным делам (РСМД). 

На январской встрече Совета ЕС по иностранным делам одним из ключевых вопросов стали действия Турции по бурению нефтяных и газовых скважин в Восточном Средиземноморье. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель заявил, что группа советников ЕС по международным вопросам должна в скором времени завершить работу по санкциям против Турции. Речь идёт о подготовке списка физических и юридических лиц, против которых будут введены ограничительные меры.

Решение Совета ЕС о введении санкций против Турции было принято 11 ноября 2019 года. Оно предписывает государствам-членам ЕС, во-первых, запретить въезд на свою территорию или транзит через неё физическим лицам, каким-либо образом вовлечённым в поддержку и планирование операций по бурению скважин или участие в них.

Во-вторых, заморозить финансовые активы причастных к бурению скважин физических и юридических лиц.

Турецкие проекты столкнулись с санкциями ЕС в силу разногласий по проблеме Северного Кипра. Неурегулированность проблемы порождает и споры по вопросам использования шельфа. В настоящее время между Республикой Кипр и Турцией нарастает борьба за ресурсы шельфа, предположительно богатого крупными месторождениями газа. ЕС поддерживает правительство Республики Кипр и осуждает действия Турции по бурению и разведке нефтяных и газовых скважин на шельфе Кипра и в кипрской исключительной экономической зоне. Республика Кипр – единственное признанное ЕС государство на острове. Турция придерживается иной позиции. Анкара ссылается на то, что воды, в которых ведутся работы, принадлежат Турецкой Республике Северного Кипра, провозглашённой в 1983 году и с тех пор признанной только Турцией, и утверждает, что действует в рамках международного права, защищая права турок-киприотов на шельфовые месторождения.

Разногласия между ЕС и Турцией по данному вопросу проявились ещё в марте 2018 года с публикацией выводов заседания Европейского совета. ЕС осудил действия Турции по бурению нефтяных и газовых скважин в Восточном Средиземноморье. В июле 2019 года Брюссель приостановил диалог с Анкарой на высшем уровне, а в ноябре 2019 года принял решение о санкциях.

Иными словами, причина разногласий состоит в солидарности государств-членов ЕС с Республикой Кипр. Кроме того, сообщалось, что правительство Кипра ранее выдало лицензии на проведение геологоразведочных работ европейским компаниям – итальянской ENI и французской Total.

Европейский союз всё чаще использует экономические санкции в качестве инструмента внешней политики. Не обладая военно-политическими рычагами давления на Турцию, ЕС считает себя вправе опираться на экономические ограничения для влияния на политику Анкары. К тому же председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен настроена на повышение эффективности санкций ЕС. Санкциям Евросоюза вряд ли помешает и то, что большинство государств-членов являются союзниками Турции по НАТО. Так, например, США уже вводили санкции против Турции: в 2018 году по тематике прав человека и в октябре 2019 года – за военную операцию в Сирии. Последние были вскоре отменены после дипломатических манёвров сторон. Но это не избавило Турцию от угрозы новых санкций США. В декабре 2019 года Комитет сената США по иностранным делам по итогам голосования одобрил законопроект по санкциям против Турции за покупку российских С-400 и действия в Сирии. Впрочем, данный проект пока не стал законом. По С-400 США также могут применить закон CAATSA (115-44 PL), запрещающий транзакции с представителями оборонного сектора российской экономики.

Кодификация санкционного законодательства США против Турции крайне нежелательна для Анкары. В случае принятия законопроекта расширение ограничительных мер будет упрощено, а их отмена затруднена. Более того, санкции США могут быть вдвойне болезненны для страны-цели из-за использования американцами инструмента вторичных санкций: в этом случае Турция рискует оказаться изолированной от ряда торговых партнёров, в том числе зарегистрированных в США и ЕС. Вашингтон, скорее всего, будет действовать осторожно, понимая в свою очередь, что Турция – важный союзник США по НАТО – начнёт отдаляться от него. Риск новых санкций пока невелик.

Санкции ЕС против Анкары также чреваты издержками. Об их масштабе можно будет судить после публикации официальными структурами Евросоюза списка лиц, попавших под санкции. Традиционные заморозка финансовых активов и запрет на въезд на территорию государств – членов ЕС для вовлечённых в проект турецких чиновников не смогут причинить большого вреда турецкой экономике. Санкции против турецких компаний газовой отрасли создадут более высокие издержки, но пострадает и сам европейский бизнес. Евросоюзу придётся найти баланс между стремлением повлиять на Турцию и собственными издержками от вводимых санкций. Наихудшим сценарием для Турции может стать дополнение ограничительных мер Евросоюза санкциями США, хотя возможные американские санкции связаны с другими поводами.

Заявление Жозепа Борреля о санкциях против Турции является своего рода третьей ступенью в наращивании давления ЕС на Анкару. Первыми двумя ступенями можно считать публичное осуждение действий Турции по бурению скважин в Восточном Средиземноморье и приостановление переговоров с Турцией на высшем уровне. Эффективность санкций будет зависеть от ряда факторов: от типа ограничительных мер, итоговой коалиции инициаторов, конъюнктуры рынков нефти и газа, ущерба от санкций и других.

Результаты существующих исследований по тематике санкций дают основание полагать, что санкции ЕС против Анкары могут увенчаться успехом. Ограничения против союзников часто оказываются более эффективными, чем ограничения против противников . Сработает ли эта закономерность в отношении Турции – большой вопрос. Ответ на него зависит в том числе от парадигмы отношений Турции и ЕС: сделает ли Анкара ставку на сближение с Брюсселем или будет дрейфовать в противоположную сторону. Пока наблюдается скорее вторая тенденция.

Для России возможные санкции против Турции также имеют значение. Санкции США за покупку С-400 могут повредить экспорту российских вооружений, хотя такой ущерб будет небольшим. Санкции Европейского союза важны как индикатор развития механизма использования санкций в руках Брюсселя.

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх