Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Политика подряда в Афганистане

Политика подряда в Афганистане

В Афганистане американцы старались, пытались, экспериментировали. Они хотели как лучше (для себя), но вышло как всегда. Ближний и Средний Восток так и остался загадкой и ахиллесовой пятой Вашингтона. Но, как говорится, дурак, осознавший, что он дурак, уже не дурак. То, что ничего хорошего из афганской кампании не выходит, понял непросвещённый в геополитике президент-бизнесмен Дональд Трамп. Какие плоды может принести сегодняшняя американская «политика подряда», пишет Георигий Асатрян, кандидат исторических наук, эксперт РСМД.

Римская империя практически на всех этапах своего развития была империей без границ. Желание и не всегда естественная необходимость расширения сопровождали её до самого распада. Границы империи становились своего рода рубежами развёртывания. Как известно, всё это сыграло с римлянами злую шутку. Взяв на свои плечи непосильный груз правления над дальними народами, империя обрушилась.

Политика США в Афганистане – больная тема, в первую очередь для самих американцев. Началась она с контртеррористической операции против «Аль-Каиды» и союзного с ней «Талибана» (организации, запрещённые в РФ – прим. ред.) и пережила множество этапов. Среди них были и государственное строительство, и создание инфраструктурного хаба, и строительство демократического общества, и организация плацдарма влияния «просвещённого человечества» на Среднем Востоке, и много другое.

В разные периоды американцы то усиливали в обществе роль женщин или нацменьшинств, то снова брались за классические механизмы управления, увеличивая воинские контингенты (на пике более 140 тысяч военнослужащих). Были этапы, когда они объявляли кампании по борьбе с наркотрафиком, писали новые конституции или начинали реформирование афганского ислама. Длится всё это уже двадцать лет.

Нельзя сказать, что за это время были сделаны какие-то глубокие выводы. Дух воздержанности, как писал британский историк Эдуард Гиббон, так и не был внесён в дела государственного управления. Американцы старались, пытались, экспериментировали. Они хотели как лучше (для себя), но вышло как всегда. Ближний и Средний Восток так и остался загадкой и ахиллесовой пятой Вашингтона. Афганистан они так и не поняли и не почувствовали.

Но, как говорится, дурак, осознавший, что он дурак, уже не дурак. Как бы это ни было парадоксально, но всё вышесказанное понял непросвещённый в геополитике президент-бизнесмен Дональд Трамп. Точнее говоря, глава Белого дома осознал, что ничего хорошего из афганской кампании не выходит. Она нерентабельна, не приносит экономических, да и политических выгод. От войны в Афганистане можно больше потерять, чем выиграть. Успех всё более сомнителен, обладание Афганистаном всё менее прочное и выгодное. И он нашёл в себе смелость заявить об этом во всеуслышание.

В 2018 году вполне сенсационно было объявлено о начале диалога с талибами. Уже в 2020 году было подписано соглашение между США и радикальным движением. Оговаривались сроки и условия вывода американских и натовских войск из Афганистана. Талибы, в свою очередь, должны сложить оружие, прекратить вооружённую и террористическую войну и стать частью политического социума. Стороны обязались выпустить пленных, начать переговоры и не поддерживать международные террористические группировки («Аль-Каиду» и ДАИШ) (организации, запрещенные в РФ, - прим. ред.).


Стратегическая картина куда интереснее и затрагивает многие сопредельные государства. Также это может затронуть национальную безопасность России, которая, хотим мы этого или нет, связана с афганской проблемой.

Исход США из Афганистана не может осуществляться сам по себе. Это не вещь в себе, и свято место пусто не бывает. Вакуум силы должен быть заполнен. Это аксиома геополитической науки.

Чтобы уйти из Афганистана (или снизить своё присутствие), Америка должна найти себе замену. США не собираются упускать своего геополитического влияния. Афганистан им нужен.

Соответственно, просто собрать вещи и уйти они не могут. Необходим актор или акторы, которые будут продолжать инфраструктурные, гуманитарные, экономические, а позже, возможно, военно-политические процессы. Естественно, что официальный Кабул не в состоянии в одиночку устоять. Не может он и продолжать экономическое развитие страны. США существенно снизили свою вовлечённость в афганские дела. Однако они не ушли окончательно. Вашингтон будет продолжать экономическую деятельность в Афганистане, но не своими руками. Америка будет платить, но оперировать будут другие.

Идея не новая. Проект «Большой Центральной Азии» уходит своими корнями в 1990-е годы. Звучали такие идеи и в начале 2000-х. А стратегия «Нового Шёлкового пути» была впервые изложена госсекретарём Хилари Клинтон в 2011 году в Индии. Идея следующая: интеграция стран Центральной Азии, в первую очередь Узбекистана, и Южной Азии (Индия) в единый экономический и инфраструктурный макрорегион, сердцем которого будет являться Афганистан. США в свою очередь отводят себе роль спонсора, идеологического локомотива и протектора данного процесса.

Проект, на самом деле, своеобразный. Сложно представить план по развитию инфраструктуры и экономики, центральным звеном которого является воюющий последние сорок лет Афганистан. В связи с этим идея несколько упростилась. Благо характер и методы хозяина Овального кабинета этому импонировали. Я попробую максимально упростить и описать этот план в нескольких пунктах.

Первое, США начинают плавный исход из Афганистана. Десятки военных баз уже закрыты, а активность авиации сведена к историческому минимуму (!). В Афганистане осталось только около 4–5 тысяч военнослужащих США.

Второе, запускается диалог враждующих сторон. Вашингтон в ультимативной форме заставляет официальный Кабул вести диалог с талибами. Параллельно этому американцы сами ведут прямые переговоры с талибами.

Третье, США находят в лице Узбекистана и Индии акторов-партнёров, готовых усилить своё присутствие в афганских делах. Ташкент, желающий после смены власти выйти из самоизоляции, упрочить свою роль в мировых делах и придать экономике новый толчок, согласился на новую роль. Нью-Дели с амбициозным лидером стремится снизить влияние Пакистана и усилить своё.

Этот процесс я называю политикой подряда. Соединённые Штаты добровольно отдают часть своего влияния в Афганистане своим партнёрам. Те реализовывают проекты, а Америка прямым или косвенным образом спонсирует этот процесс.

Классические подрядные отношения, но в мировой политике. Тем более, во многом речь идёт о строительстве, инфраструктурных проектах, прокладке дорог и развитии экономики в целом.

Каковы интересы России в данном контексте? Москва находится в союзных отношениях и с Узбекистаном, и с Индией. Исторические и гуманитарные связи глубоки и неразрывны. Двусторонние отношения с Ташкентом и Индией развиваются по нарастающей. И самое важное: они выгодны всем сторонам кооперации. В начале года министр Сергей Лавров заявил, что Россия и Узбекистан союзники не на бумаге, а на деле. Из последних событий можно отметить состоявшуюся 26 августа видеоконференцию «Возможности России и государств Центральной Азии в Афганистане», организаторами которой выступили дискуссионный клуб «Валдай» и Институт стратегических и межрегиональных исследований при Президенте Республики Узбекистан. Ведущие российские и узбекские эксперты в доверительной форме обменялись мнениями и идеями относительно процессов в регионе.

Москва только радуется усилению роли союзников в столь важной точке мира. Однако данные процессы требуют от всех сторон ещё большего доверия и понимания намерений. Кажется, что Москве, Ташкенту и Нью-Дели стоило бы в данном контексте активизировать контакты, делиться информацией и быть максимально открытыми. Ведь всем очевидно, что США преследуют только свои геополитические цели. Вряд ли вашингтонские стратеги озабочены усилением и экономическим развитием своих партнёров на местах.


 


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх