Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Упражнение в провокации: зачем Зеленскому обострение в Донбассе?

Упражнение в провокации: зачем Зеленскому обострение в Донбассе?

В правление администрации Зеленского на Украине решение проблемы конфликта в Донбассе не просматривается. Ввиду внутриполитической слабости Владимир Зеленский стал постепенно «превращаться» в Петра Порошенко. В долгосрочной перспективе это тупиковая линия, которая препятствует глубокому урегулированию ситуации в Донбассе и толкает Россию к решению вопроса безопасности в регионе в обход Киева, а не в сотрудничестве с ним, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба.

В Восточной Европе пролегает фронтир безопасности между Россией и странами НАТО. На этом фронтире находятся государства с хрупкими политическими системами, особенно уязвимые перед любым внешним влиянием. Украина представляет яркий пример такой страны. Однако уязвимость перед внешним влиянием имеет и обратную сторону. Элиты этих стран приобретают навык военно-политических провокаций. Они стремятся заставить Запад или Россию защищать свои интересы и тем самым привлекают внешнее влияние на свою территорию.

В развернувшейся в апреле эскалации напряжённости вокруг Донбасса ключевым процессом было намерение Киева подтолкнуть США и страны Запада к решительным шагам. Сейчас повестка дня Украины состоит в необходимости ускоренного вступления в НАТО, на что и рассчитывал президент Владимир Зеленский.

Именно он инициировал последний этап эскалации кризиса. Вероятно, в его администрации неверно интерпретировали слова, которые президент США Джозеф Байден сказал в адрес Владимира Путина. Украинские элиты решили, что настал момент, когда можно отыграть ситуацию в свою сторону.

В ситуации вокруг Донбасса Киев пытался представить дело так, что Россия нагнетает напряжённость, но в реальности именно украинские вооружённые силы первыми сделали агрессивные шаги, дислоцируя свою технику в запрещённых районах на фоне публичных заявлений политиков, которые резко критиковали Минский процесс и угрожали выходом из него.

Москва, не имея всей полноты информации о мотивах Киева, интерпретировала эту ситуацию как провокацию или даже как попытку силового реванша. Россия усилила группировку на украинских границах, публично и непублично посылая все возможные сигналы в адрес Киева, чтобы тот не думал попробовать изменить статус-кво силовым путём.

Если бы Россия, как утверждают в Киеве, сама инициировала эту эскалацию, то все необходимые шаги были бы предприняты быстрее и без публичных сигналов. Однако российский ответ, напротив, был демонстративным. Европа и Соединённые Штаты в этой ситуации не могут публично критиковать Украину. Это разрушило бы их линию. Европейцы субъектностью в этом вопросе вовсе не обладают и смотрят на США как на провайдера безопасности, в то время как США заняты собой.

И всё же Зеленский неверно выбрал время для эскалации, которая медленно затухает. Никто в США не думал подталкивать Украину к военно-политической эскалации. Украина, как и Россия, не находится сейчас в числе приоритетных вопросов американской администрации. Байден пытается отстроиться от Дональда Трампа и показать, что в Вашингтоне наступила другая эпоха. Американская бюрократия всерьёз считала, что Трампа на президентский пост им «поставили русские». И сейчас эта бюрократия ждёт шагов настоящего национального лидера, которые должны выражаться в «жёсткости к русским».


Однако объявленные санкции в отношении России оказались не так тяжелы, как те, которыми угрожали несколько лет назад, называя их санкциями из ада. В администрации Байдена сохраняется настрой на решение с Россией тех вопросов, которые можно урегулировать путём сотрудничества, а не конфронтации. Белый дом сам стал использовать терминологию, которой постоянно оперирует российская дипломатия, описывая целевое состояние российско-американских отношений, – он заговорил о стремлении к их стабильности и предсказуемости. К концу байденовского четырёхлетнего правления, действительно, возможна некоторая стабилизация двусторонних отношений. И хотя начало правления президента Байдена оказалось скомканным, некоторые основания для оптимизма всё же есть.

Предложения о переговорах в последние годы нередко напоминали метафору кнута и пряника. США приглашали Россию к диалогу исключительно на своих условиях и нередко на фоне объявления очередного раунда санкций. В этот раз российский президент не будет готов принять такую подачу. Если саммит и состоится, то важно, чтобы он был лучше подготовлен, чем последняя встреча американского и российского президентов в 2018 году в Финляндии, которая не просто не продвинула российско-американские отношения вперёд, но и нанесла им значительный урон.

В поисках поддержки своей резкой линии на эскалацию украинский президент Зеленский стремится заручиться поддержкой Турции. Однако значимость турецкого фактора в обострении в Донбассе не стоит преувеличивать. Турция значима скорее символически – как пример поддержки Азербайджана в его конфликте с Арменией вокруг Нагорного Карабаха. Не нужно также преувеличивать значение турецких беспилотников, которые, по мнению прессы, оказали решающее значение на фронте в нагорном Карабахе. Во-первых, у Азербайджана было существенно больше израильских, а не турецких беспилотников, а во-вторых, беспилотники скорее дают красивую картинку, но не являются ключевым инструментом современной войны. Исход второй карабахской войны, как и всех других современных войн, решился за счёт артиллерии. Именно этим объясняются высокие потери сторон в конфликте в Карабахе. В этом контексте недавний визит Зеленского в Турцию не является значимой стратегической переменной.

В своём противостоянии с Россией Зеленский пытается заручиться поддержкой у всех своих соседей. Эрдоган скорее поставщик инвестиций на Украину, чем конфронтации. Он в первую очередь заинтересован в сельскохозяйственном освоении украинской территории.

Приходится констатировать, что в правление администрации Зеленского на Украине решение проблемы конфликта в Донбассе не просматривается. Ввиду внутриполитической слабости Владимир Зеленский стал постепенно «превращаться» в Петра Порошенко. В долгосрочной перспективе это тупиковая линия, которая препятствует глубокому урегулированию ситуации в Донбассе и толкает Россию к решению вопроса безопасности в регионе в обход Киева, а не в сотрудничестве с ним.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх