Клуб «Валдай»

76 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Россия – Китай: холодно – не горячо

Россия – Китай: холодно – не горячо

17 сентября 2019 года в Санкт-Петербурге состоялась 24-я регулярная встреча глав правительств России и Китая. Лейтмотивом встречи стало обсуждение основных вопросов и перспективных направлений торгово-экономического сотрудничества. О результатах этой встречи в общем контексте экономических отношений двух стран пишет эксперт клуба «Валдай» Яна Лексютина.

В постсоветский период развития отношений между двумя странами именно сотрудничество в торгово-экономической сфере было традиционно отстающим, не поспевающим за развитием дипломатических контактов, за углублением стратегического и военно-политического сотрудничества. Ситуация в российско-китайских отношениях, получившая ёмкое наименование «холодно в экономике, горячо в политике», была связана с целым рядом факторов.

В сфере торговли это было обусловлено ориентацией российских бизнес-кругов на развитие торговых контактов преимущественно с европейским и постсоветским пространством, их ограниченным интересом к выходу на китайский рынок, отсутствием опыта работы на китайском рынке, тарифными и нетарифными барьерами в двусторонней торговле (к тому моменту, когда Россия стала членом ВТО в 2012 году, Китай уже был членом этой организации более 10 лет и имел разветвлённую сеть соглашений о создании зон свободной торговли с целым рядом государств, что способствовало динамичному развитию торговли Китая с этими государствами) и, возможно, предубеждениями в российских политических кругах относительно превращения в «сырьевой придаток» Китая.

В сфере привлечения в Россию китайских инвестиций крайне ограниченный масштаб китайских капиталовложений был в первую очередь связан не с отсутствием интереса китайских инвесторов к России, а с позицией российской стороны, ориентированной на привлечение западных инвесторов, способных предоставить не только инвестиции, но и передовые технологии, управленческий опыт и лучшие практики ведения бизнеса. Из соображений национальной безопасности продолжительное время Москва всячески противилась участию китайских инвесторов в проектах на российском Дальнем Востоке – особенно, в таких сферах, как добыча полезных ископаемых, строительство и развитие инфраструктуры.

Определённые прорывы в двусторонних торгово-экономических отношениях произошли в 2010–2011 и 2012–2014 годах, когда резко возрос объём взаимной торговли (с 39,5 млрд долларов в 2009 году до 83,6 млрд долларов в 2012 году) и в России были сняты негласные ограничения на допуск китайских инвесторов соответственно.

Изменение геополитической картины мира – кризис в отношениях России с США и ЕС (и соответствующее санкционное давление на российскую экономику), а также американо-китайская «торговая война» – также придало импульс развитию торгово-экономических связей между Россией и Китаем.

С 2010 года Китай неизменно остаётся крупнейшим торговым партнёром России, и в прошлом году объём товарооборота достиг своего исторического максимума в 108 млрд долларов. Прогресс очевиден и в инвестиционной сфере: китайские накопленные иностранные инвестиции в России возросли с 4,89 млрд долларов. в 2012 году до 8,69 млрд долларов в 2014 году и до 13,87 млрд долларов в 2017 году (согласно китайской официальной статистике).

Характеризуя современное состояние и выделяя перспективные направления торгово-экономического сотрудничества между двумя странами, можно выделить несколько сюжетов.

Во-первых, основным направлением двустороннего торгово-экономического сотрудничества остаётся энергетическая сфера. Это находит своё проявление как в высоких показателях доли энергоресурсов в российском экспорте в Китай (в 2018 году минеральное топливо, нефть и нефтепродукты занимали 71,6% российского экспорта в Китай), так и в преобладающем поступлении китайских инвестиций именно в сферу энергетики (в 2017 году 47,5% накопленных китайских инвестиций в России концентрировалось в горнодобывающей промышленности). Именно в сфере энергетики успешно реализуются (или запланированы к реализации) сверхкрупные проекты с участием китайского капитала: Ямал СПГ и Арктик СПГ-2. Принимая во внимание проекты Ямал СПГ и Арктик СПГ-2, а также запланированный на конец текущего года запуск первого российско-китайского газопровода «Сила Сибири», можно смело прогнозировать дальнейшее стремительное увеличение российского экспорта энергоресурсов в Китай.

Во-вторых, многообещающим потенциалом сотрудничества обладает совместное освоение Арктики, включая разведку и разработку арктических нефтегазовых ресурсов и развитие Северного морского пути. Здесь Россия приветствует китайские инвестиции в энергетические проекты (в проекте Арктик СПГ-2, например, Китай, предположительно, получит 20%, в то время как французские и японские инвесторы – по 10%), но демонстрирует осторожность в допуске китайских инвесторов к строительству ледокольных танкеров и привлечению к транспортировке углеводородов по Северному морскому пути. 

В-третьих, большие надежды российская сторона связывает с выходом российской сельскохозпродукции на ёмкий китайский рынок. Потребности в импорте сельхозпродукции в Китае велики (в 2018 году Китай импортировал сельхозпродукцию на сумму 127 млрд долларов), и в отдельных странах китайский спрос даже способствовал появлению новых отраслей народного хозяйства. Например, в Аргентине в своё время под влиянием китайского спроса была создана целая экспортоориентированная соевая индустрия. Российская сторона, кстати, также среди различных сельхозкультур особо выделяет сою как сельхозкультуру на экспорт в Китай. Сейчас Россия по-прежнему занимает очень незначительный сегмент китайского импорта сельхозпродукции – в 2018 году это были всего лишь 2,5%. Длительное время российский экспорт в Китай сельхозпродукции сдерживали тарифные и нетарифные барьеры. Китайская сторона долгое время крайне неохотно шла на снятие различных нетарифных барьеров, включая фитосанитарные ограничения и импортные квоты. Однако давление на Пекин стала оказывать «торговая война» с США, обусловившая необходимость диверсификации источников импорта сельскохозпродукции и рост интереса к импорту российской сельхозпродукции. Важнейшей задачей на пути расширения торговли сельхозпродукцией сейчас является устранение барьеров, препятствующих экспорту российской сельскохозяйственной продукции в Китай. Определённый оптимизм внушают предпринимаемые шаги в этом направлении – так, только в ходе государственного визита председателя КНР Си Цзиньпина в Россию в начале июня этого года было подписано 6 различных документов, касающихся фитосанитарных требований к отдельным экспортируемым из России сельхозкультурам.

В-четвёртых, динамично развивается и имеет хороший потенциал такое новое направление двустороннего торгово-экономического сотрудничества, как трансграничная электронная торговля.

В-пятых, значительно место в двусторонних отношениях играет и будет продолжать играть финансовое сотрудничество, включая расширение использования национальных валют в двусторонних расчётах, развитие системы межбанковских платежей и расчётов, создание каналов обмена финансовой информацией. Примечательным феноменом 2017–2019 годов стало увеличение доли китайской национальной валюты в международных резервах России: она возросла с 0,1% в июне 2017 года до 14,2% на начало 2019 года.

На 24-ой встрече глав правительств России и Китая премьер-министры обоих государств также особо выделили планы развития сотрудничества по таким направлениям, как космическое сотрудничество (в частности, исследование Луны и дальнего космоса), научно-техническое и инновационное сотрудничество, автопром, фармацевтика и авиастроение.

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх