Последние комментарии

  • Сергей Т.
    "сотрудничали" уже, пока в 90-х не стали кричать: "иды свой Рассия, или турма садись!" они же недоразвитые. они велос...Россия и Узбекистан: перспективы сотрудничества
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия: опасность или возможность?
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия: сложные переговоры и неопределённое будущее

Brexit как симптом политического цинизма

Brexit – это симптом, а не причина политического цинизма и паралича, которыми страдают многие западные демократии. Катастрофические последствия жёсткого Brexit могут дискредитировать Джонсона и консерваторов, но, вероятно, это произойдёт только после следующих выборов. До тех пор, пока левым не удастся набраться мужества и предложить народу реальную альтернативу неолиберальному курсу, можно ожидать, что, проведя некоторое время в оппозиции, правые снова придут к власти в Великобритании и США, но уже как гораздо более злобная и разрушительная сила.

Тот факт, что на смену Бушу пришёл Трамп, а место Кэмерона занял Джонсон, не внушает оптимизма, пишет Ричард Лахманн, профессор социологии Университета Олбани.

Борис Джонсон стал премьер-министром Великобритании 24 июля. Шесть недель спустя британский парламент принял законопроект, запрещающий Джонсону завершить процедуру выхода страны из ЕС 31 октября без одобренного законодателями соглашения. Вместе с оппозицией против выхода из ЕС без сделки голосовал 21 член его собственной Консервативной партии. Это говорит о том, что старая гвардия профессиональных политиков и капиталистов не желает допустить катастрофы, которую неминуемо вызвал бы решительный разрыв с ЕС. А ведь именно к такому исходу стремился Джонсон в угоду народным массам, которые сам же мобилизовал для того, чтобы прийти к власти.

За последнее десятилетие и консерваторы, и лейбористы изменили процедуру избрания лидера партии. Ранее все партии соблюдали многовековую традицию, в соответствии с которой лидера выбирали члены парламента от соответствующей партии. Если партия имела в парламенте большинство, то избранный лидер становился премьер-министром страны. Но, чтобы воодушевить наиболее преданных сторонников, обе партии процедуру изменили. Теперь у консерваторов окончательный выбор оказался в руках плативших взносы членов партии, которым предлагается выбор между двумя финалистами, отобранными партийными парламентариями. У лейбористов обладатели партбилетов определяют победителя из кандидатов, получивших поддержку 15% депутатов-лейбористов. В обеих партиях это привело к выходу на первые роли лидеров с более яркими идейными воззрениями: убеждённого социалиста Джереми Корбина у лейбористов и Бориса Джонсона у консерваторов, который за свою карьеру был приверженцем целого ряда воззрений, но в последние годы решил, что наиболее выигрышной для него политической линией будет жёсткий курс против ЕС и членства в нём Соединённого Королевства.

Возглавляемые Джонсоном и Найджелом Фаражем сторонники Brexit с небольшим перевесом голосов в 52% против 48% победили на референдуме в июне 2016 года, проведя напористую агитационную кампанию, основанную на целом ряде соблазнительно-лживых тезисов.

Самое лживое утверждение заключалось в том, что Великобритания сможет сэкономить 300 миллионов фунтов стерлингов в неделю, которые прежде уходили в ЕС, и использовать их на финансирование национальной системы здравоохранения. Эту сумму Джонсон и Фараж взяли с потолка, ни словом не обмолвившись о том, что их страна получала почти столько же от ЕС на реализацию целого ряда услуг и проектов.

Вторая ложь: страна будет оставаться в ЕС до тех пор, пока не сможет договориться о сохранении режима свободной торговли и безвизового режима и об отказе от введения пограничного контроля на границе между Ирландией и Северной Ирландией. Сразу после референдума сторонники Brexit не без злорадства сознались в обмане. Дескать, посулы насчёт 300 миллионов фунтов стерлингов – обычный обман и пропаганда агитационной кампании. Вторая ложь вышла наружу, когда премьер-министр Тереза Мэй применила статью 50 Договора о Европейском союзе, по которой устанавливался чётко оговоренный срок выхода из Евросоюза, не зависящий от того, какое достигнуто соглашение на этот счёт и достигнуто ли оно вообще. Разработанное Терезой Мэй соглашение не соответствовало тому, что обещали сторонники Brexit избирателям перед референдумом. В результате парламент раз за разом отклонял проект соглашения.

Что же будет дальше? Похоже на то, что парламенту удалось-таки перекрыть Джонсону пути выхода из ЕС. Джонсон попытается объявить о проведении внеочередных выборов. Он возлагает надежды на систему относительного большинства голосов, при которой победу в каждом избирательном округе одерживает кандидат, получивший простое большинство голосов. По его расчётам, большинство мест в парламенте всё равно окажется у консерваторов, так как голоса, поданные за оппозицию, разделятся между лейбористами, либеральными демократами и «зелёными».

Вполне вероятно, что так и будет: Джонсон получит большинство мест в парламенте, что позволит ему вывести страну из состава ЕС, а затем прослужить полный срок в качестве премьер-министра. Но оппозиционные партии вполне могут заключить между собой стратегический союз, чтобы более слабые кандидаты в каждом избирательном округе снимали свои кандидатуры в пользу сильнейшего кандидата, который и будет противостоять выдвиженцу от консерваторов. Британцы также могли бы использовать опыт недавних выборов в Канаде, где избиратели подняли результаты опросов общественного мнения за период, предшествующий выборам, и проголосовали за сильнейшую оппозиционную партию. В случае с Великобританией этой партией, скорее всего, станут лейбористы.

Деловому сообществу теперь предстоит сопоставить возможные издержки от прихода к власти консерваторов и лейбористов. Поддержать ли Джонсона и консервативное большинство, тянущее Британию вон из Евросоюза, или Корбина и лейбористов, которые попытаются повысить налоги на богатых, расширить социальные выплаты и, возможно, заново национализировать некоторые отрасли промышленности? Аналогичный выбор стоит перед состоятельными слоями населения в США: следует ли им поддержать нетвёрдо стоящего на ногах социального реакционера Дональда Трампа и наблюдать на протяжении его второго срока, как он рушит систему мировой торговли или же терпеть умеренно левого президента от Демократической партии?

Оказавшись перед лицом такого безрадостного (с точки зрения богачей) выбора, капиталисты должны задуматься (хотя, вероятно, и не станут этого делать), а правильно ли они поступали, десятилетиями поддерживая неолиберализм, приверженцы которого пробудили в простом народе негодование политикой, приведшей к стагнации уровня доходов, сокращению продолжительности жизни и развалу государственного сектора экономики. Обнищание населения, в свою очередь, только усугубляет расовые, религиозные и этнические противоречия.

Перед лицом безрадостного будущего, сознавая, что им не стоит рассчитывать на помощь от правительства, англичане и американцы ищут спасения в причудливых инициативах вроде Brexit или строительства стены на границе с Мексикой, которые представляются более реальными и стоящими, нежели туманные обещания вдохнуть новую жизнь в экономику или осуществить скромные социальные программы, поступающие от менее оголтелых консерваторов вроде Кэмерона и Мэй в Великобритании или Ромни и Буша в США. Впрочем, откровенно слабыми выглядели и результаты номинально левых правительств недавнего прошлого (Обама и Клинтон, Блэр и Браун): как тут убедить избирателей, что их отказ от поддержки умеренного, а то и оголтелого консерватизма поможет улучшить жизнь простых людей?

Brexit – это симптом, а не причина политического цинизма и паралича, которыми страдают многие западные демократии. Катастрофические последствия жёсткого Brexit могут дискредитировать Джонсона и консерваторов, но, вероятно, это произойдёт только после следующих выборов. До тех пор, пока левым не удастся набраться мужества, завоевать политическую власть и предложить народу реальную альтернативу неолиберальному курсу, можно ожидать, что, проведя некоторое время в оппозиции, правые снова придут к власти в Великобритании и США, но уже как гораздо более злобная и разрушительная сила. Тот факт, что на смену Бушу пришёл Трамп, а место Кэмерона занял Джонсон, не внушает оптимизма.

 

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх