Клуб «Валдай»

83 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Исламская политико-правовая мысль против экстремизма и терроризма

Исламская политико-правовая мысль против экстремизма и терроризма

На протяжении веков исламская политическая и правовая мысль накопила огромный набор внешне противоречивых идей и представлений по всем ключевым вопросам, имеющим прямое отношение к современному терроризму. Некоторые из них, пишет спикер третьей сессии XVI ежегодного заседания клуба «Валдай» Леонид Сюкияйнен, чаще всего вырванные из исторического контекста своего формирования, в наши дни нередко используются для обоснования политического экстремизма и терроризма, нетерпимости и жестокости.

Анализ традиционной и современной исламской правовой мысли позволяет сделать вывод, что наряду с постулатами, которые служат экстремистам, заметное место в ней занимают противоположные начала, отвергающие радикализм. Этим ценностям в исламской юриспруденции можно найти не менее, а, скорее, даже более убедительное обоснование, нежели экстремистским взглядам.

Неслучайно современные мусульманские мыслители умеренного толка приходят к выводу, что постулаты, играющие роль идейной базы терроризма под именем ислама, идут вразрез с общим смыслом шариата. Главное в нём –  акцент не на слепом следовании  букве его предписаний, а на постижении его главных целей, сопоставлении урона и пользы, которые может принести практическое претворение в жизнь положений Корана и Сунны Пророка Мухаммеда.

С учётом такой направленности шариата авторитетные представители современной исламской мысли опровергают экстремистские взгляды именно исламскими правовыми доводами. Это, прежде всего, касается джихада, который современная исламская правовая мысль понимает как допущение вооружённого насилия лишь при одном условии – в случае агрессии. Действия террористов противоречат ясным предписаниям шариата и ни в коем случае не могут считаться джихадом.


Взгляды идеологов исламского экстремизма противоречат позиции современной исламской правовой мысли и по другим моментам. Это, в частности, касается подхода к государству, легитимным институтам власти. Примеры экстремистского узкого толкования шариата мусульманскими радикалами, которые не учитывают смысл и цель конкретных норм Корана и Сунны Пророка Мухаммеда, достаточно красноречиво свидетельствуют о том, что они отказываются смотреть на шариат как на целостную систему непротиворечивых божественных велений. А значит – не следуют единобожию, предпочитая ему собственное произвольное толкование заповедей Аллаха. За отдельными, взятыми по своему выбору предписаниями шариата они не видят главного – смысла этих правил и упускают ту цель, ради которой они были сформулированы.

Претворение шариата в жизнь в мирских делах предполагает не только и не столько жёсткое и слепое следование когда-то установленным нормам, сколько рациональное осмысление и решение любых проблем мусульман в духе постепенности, умеренности, необременения человека, исключения крайностей, поиска компромиссов. Игнорировать такие черты шариата, как гибкость, способность развиваться и соответствовать каждой эпохе и любым условиям, учёт и уважение обычаев и традиций мусульман – значит не понимать смысл предписаний Корана и Сунны Пророка Мухаммеда.

Современное исламское правоведение не только противопоставляет свой концептуальный подход взглядам идейных лидеров мусульманских радикалов, но и предельно точно квалифицирует террористическую деятельность с позиций шариата. В соответствии с господствующей позицией ответственность за терроризм предусмотрена следующими положениями Корана: «Воистину, те, кто воюет против Аллаха и Его Посланника и творит на земле нечестие, будут в воздаяние убиты, или распяты, или у них будут отрублены накрест руки и ноги, или они будут изгнаны из страны. И все [эти наказания] для них – великий позор в этом мире, а в будущей жизни [ждёт] их великое наказание, кроме тех, которые раскаялись [в своём неверии], прежде чем они (т.е. власти – Л. Р.) одержали верх над ними. Да будет вам известно, что Аллах – прощающий, милосердный» (5:33–34).

Преступление, упомянутое в данном пассаже, исламская правая наука именует «хираба», что принято переводить на русский язык как «разбой» или «грабёж». Характерно, что в арабском языке данный термин является однокоренным со словом «харб» – война. Современные мусульманские учёные полагают, что между этими двумя понятиями, на самом деле, есть нечто объединяющее. Прежде всего оно заключается в неподчинении государственной власти, посягательстве на безопасность и стабильность, подрыве социальных и экономических устоев жизни общества, ущемлении права на свободу передвижения и выбор места жительства, возбуждении в людях чувства страха за свою жизнь и имущество. Всё это является результатом агрессивного поведения «воюющих против Аллаха и Его Посланника», которое нередко доходит до массовых убийств и захвата имущества или его уничтожения.


 Некоторые авторитетные мусульманские мыслители убеждены, что недостаточно называть современных мусульманских террористов «заблуждающимися» или некой группой, сбившейся с правильного пути. Они – преступники, воюющие с Аллахом и Его Посланником, и за свои злодеяния должны нести ответственность, установленную Кораном. Причём наряду с исполнителями этого преступления ответственность за его совершение должны нести в равной степени его организаторы, вдохновители и спонсоры.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх