Клуб «Валдай»

86 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Конец прекрасной (?) эпохи: стабильность и риски на выборах в Германии

Конец прекрасной (?) эпохи: стабильность и риски на выборах в Германии

26 сентября 2021 года завершится шестнадцатилетний период пребывания Ангелы Меркель на посту федерального канцлера Германии. Затяжные периоды даже позитивной стабильности, как правило, приводят к снижению внутриполитической активности: игроки привыкают к адаптивной стратегии, теряют цепкость в манёвре и в переломный момент не могут решиться на перемены. ФРГ не исключение, пишет Юлия Мельникова, программный ассистент РСМД, аспирант МГИМО МИД России.

Предстоящие выборы – развилка между продолжением традиционной политики (стабильностью) или попыткой обновления (риском), в первую очередь – для правящего Христианско-демократического союза (ХДС).

Хотя о намерении покинуть пост главы ХДС, исключив своё переизбрание на пост канцлера, Меркель объявила ещё в 2018 году, процесс выбора преемника, а значит – определения будущего курса, проходил не без трудностей. Сначала ставка была сделана на Аннегрет Крамп-Карренбауэр – тогда генерального секретаря партии, технократа, даже внешне похожую на канцлера, – но популярности она не приобрела и после скандала в феврале 2020 года на земельных выборах в Тюрингии подала в отставку. Спустя год раздумий место занял Армин Лашет – премьер-министр Северного Рейна – Вестфалии, одной из крупнейших и наиболее развитых земель, опытный политик и традиционалист.

В борьбе он обошёл не только упорного ревизиониста, экс-главу фракции ХДС/ХСС в Бундестаге Фридриха Мерца и амбициозного министра здравоохранения Йенса Шпана, но и заработавшего большую популярность на борьбе с COVID-19 лидера Баварии Маркуса Зёдера. На земельном уровне его Христианско-социальный союз (ХСС) действует самостоятельно, но на федеральном – в союзе с ХДС. В случае победы блока на выборах он мог претендовать на пост канцлера, но против этого после кулуарных консультаций проголосовало правление ХДС/ХСС. Это подтверждает отчасти объяснимый выбор партии в пользу стабильности: чрезмерно рискуя при транзите власти, можно растерять политический капитал, а преемственность поможет сохранить основного избирателя.

Однако текущие рейтинги и политическая традиция не позволят ХДС единолично сформировать правительство в случае победы, и на коалиционных переговорах ставка на стабильность может сыграть уже против партии. С 2013 года у власти находилась «большая коалиция» ХДС/ХСС и Социал-демократической партии Германии (СДПГ). В отсутствие традиционной конкуренции партии не смогли включить в программы большинство актуальных проблем и сместились в «серую зону» центра политического спектра ФРГ. «Кризис центра» оказался фатальным для социал-демократов, переставших ассоциироваться с рабочим классом и левоцентристской повесткой и потерявших избирателя.

На третью «большую коалицию» в таких условиях рассчитывать сложно даже из соображений преемственности: поддержка ХДС/ХСС колеблется на уровне 28–30 процентов, а СДПГ – 15–16 процентов голосов. Социал-демократы сделали ставку на Олафа Шольца – опытнейшего министра финансов и вице-канцлера ФРГ. По популярности он превосходит Лашета, но давно известен избирателю, и его ресурс для дальнейшего наращивания рейтинга ограничен. Росту позиций ХДС не способствует скандал #laschetlacht, связанный с некорректным поведением кандидата во время наводнения в Германии в июле 2021 года.


На что могут рассчитывать ХДС/ХСС при таком раскладе на коалиционных переговорах? Как набрать большинство? Кризис крупных партий мобилизовал малые партии не совсем так, как хотелось бы ХДС. Прибавили в популярности протестная «Альтернатива для Германии» (АдГ) и несговорчивые «Зелёные»: если коалиция с первыми исключена по идеологическим соображениям, то союз со вторыми противоречит сохранению стабильности. Кандидат в канцлеры Анналена Бербок и предвыборная программа партии чётко дают понять, что «Зелёные» выступают за изменение курса немецкой политики (например, за остановку «Северного потока – 2»). Сегодня партию поддерживают 20–22 процента избирателей (а весной этот показатель доходил до 28 процентов) – это в два раза больше, чем четыре года назад, что отражает общественный запрос на новации. Соответственно, чёрно-зелёная коалиция изначально имеет конфликтный потенциал.

Получается, ХДС необходима коалиция из трёх партий. Центристы – Свободная демократическая партия (СвДП) – претендуют на 10–11 процентов голосов и могли бы как уравновесить Зелёных, так и дополнить до необходимого большинства коалицию с ХДС/ХСС и СДПГ. Первый вариант уже рассматривался четыре года назад и переговоры не привели к успеху, несмотря на политический вес Меркель, которого Лашет не имеет. Лидер СвДП Кристиан Линднер – не самый простой переговорщик и доверия к «Зелёным» не испытывает. Пойдёт ли он на другую сделку?

Коалиция ХДС/ХСС, СДПГ и СвДП могла бы иметь символичное значение в контексте транзита – основные цвета партий складываются в немецкий флаг. Она отвечает ставке ХДС на преемственность (за счёт СДПГ), но умеренно допускает новаторство (СвДП). У немцев сегодня нет явных коалиционных предпочтений, что говорит об отсутствии у населения представления о возможностях. В этой ситуации избиратель вполне может поддержать и курс на стабильность.

Иными словами, можно говорить о твёрдом намерении правящей партии сохранить лидерство и курс уходящего канцлера. Тем не менее трудно сказать, сыграет ли эта ставка в долгосрочной перспективе: коалиционные переговоры будут трудными, а резервных вариантов немного. Лашету придётся лавировать между упорством и уступками, а аналитиков ждёт весьма интересная осень.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх