Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Человек есть тайна: антропологическое измерение международного кризиса

Человек есть тайна: антропологическое измерение международного кризиса

Как себя чувствует человек в текущем международном кризисе? Как этот кризис влияет на человека и как человек влияет на него? Есть все основания утверждать, что это взаимное влияние становится ключевым международным феноменом, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба.

В разных частях мира аналитики много внимания уделяют переменам в международной системе, которая находится в движении и «осыпается». Но ключевым по-прежнему является уровень участников этой системы – государств, обществ и отдельных личностей. Ведь именно они своим поведением устанавливают паттерны, которые становятся основой новой международной системы.

По замечанию российского философа и политолога Эдуарда Яковлевича Баталова, именно человек, а не система или структура становится главным действующим лицом международных отношений: «Международное сообщество испытывает не только потребность в порядке, но и в инициативной, самостоятельной, творческой личности, владеющей информацией и политико-управленческими навыками, наделённой социологическим воображением, способной проявить волю, не поддаваясь волюнтаристскому соблазну, обладающей ценностными ориентациями, окрашенными в гуманистические тона».

Непросто сохранить оптимизм и волю в условиях постоянно чередующихся кризисов. Неудивительно, что всё чаще мы видим среди политических лидеров разочарованных нигилистов или экзальтированных баловней, на следующем шаге превращающихся в тиранов.

Человек есть тайна. Эта максима Фёдора Михайловича Достоевского как никогда актуальна сегодня. Наши знания о человеке и обществе не достигают и 5 процентов того, что мы знаем о физическом мире. Мы научились добывать минералы из метеоритов, лечить сложнейшие заболевания, точно поражать ракетами удалённые точки, но не можем заставить себя отказаться от дурных привычек или просто-напросто сфокусировать внимание на одном предмете продолжительное время.

Как себя чувствует человек в текущем международном кризисе? Как этот кризис влияет на человека и как человек влияет на него? Есть все основания утверждать, что это взаимное влияние становится ключевым международным феноменом.

Следствие современной технологической революции – всепроникающая коммуникация. Онлайн-культура ставит международные новости на одну ступень с личными сообщениями в мессенджерах. Новости одновременно и моментально поступают своим конечным пользователям – миллиардам человек по всей планете. В результате человек испытывает постоянный стресс. Удивительно, но, наверное, даже в ходе самого острого за последние сто лет кризиса – Карибского – обыватель не чувствовал такого давления событий, как сейчас. Хотя тогда решался ключевой вопрос о войне и мире, причём о войне ядерной.

С другой стороны, современные средства коммуникации предоставили людям мощный инструмент давления на власти. Социальные сети выступают усилителем любого сигнала. Группа активистов или способный одиночка может организовать кампанию в поддержку любой инициативы и привлечь внимание широкой аудитории.


Глобальный коммуникационный медиум социальных сетей приводит к одномоментному смешению на единой платформе не сводимых к единому знаменателю культур, традиций, национальных психологий и исторических нарративов. Эта гремучая смесь порождает обвинения в пропаганде, лжи и манипулировании факторами, хотя зачастую является следствием различного видения одного и того же явления в разных концах планеты. Информационная глобализация в одних случаях повышает эффективность политических систем и лидеров, предоставляя им хорошо работающий образец, а в других – создаёт условиях к их патологическому поведению. Так, безнадёжно отставшие общества и индивиды начинают вынашивать планы мести или склоняются к террористическому поведению.

Какие человеческие качества востребованы в ситуации неопределённости, всепроникающей коммуникации, стратегической нестабильности?

Легче всего для отдельного человека в такой ситуации – потеряться, стать апатичным, представить себя в качестве одной из частиц беспорядочного броуновского движения, в котором другие задают тебе вектор. И поскольку от тебя ничего не зависит, это санкционирует безответственное поведение. Вполне удобная позиция, которой пользуются многие люди.

Другой полюс – это эмоциональная экзальтация под личиной защиты чужих прав. Нередко эта экзальтация приводит к установлению тоталитарного порядка, поскольку между нормативной защитой и нападением очень тонкая грань. Мы наблюдаем это сегодня на примерах феноменов культурных войн и «культуры бойкота».

Реже заметны лидеры, которые готовы «держать руль ровно». С другими они находятся в одинаковых условиях – жизнь для них так же тяжела, и понятно, что легче не будет. Но пока одни смотрят на современную ситуацию как на трагедию, ответственные лидеры готовы принять ответственность за сограждан и постараться сделать их жизнь немного лучше. Как и в прошлые века, экзистенциальный оптимизм, нацеленность на лучшее будущее обладает способностью преображать пространство вокруг себя.

Мы всё ещё далеки от понимания человека и природы его мотивации. От большой войны нас по-прежнему удерживает страх. Возможно, в будущем наука сможет установить закономерности, которые позволят привести человека к миру с собой, а международные отношения – к гармонии. Как писал Фёдор Достоевский в письме к своему брату Михаилу в 1839 году: «Человек есть тайна. Её надо разгадать, и ежели будешь разгадывать её всю жизнь, то не говори, что потерял время. Я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком».

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх