Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Климат-диссидентство: что будет с планетой, если ничего не менять?

Климат-диссидентство: что будет с планетой, если ничего не менять?

Те решения, которые мы примем в течение ближайших десяти-двадцати лет, определят облик планеты на сотни лет вперёд. Если мы пойдём по «синей траектории» (снижение выбросов, ограничение потепления) – мы сохраним планету примерно такой, как сейчас. Если же мы продолжим двигаться по «красной траектории» (business as usual, живём, как жили) – потери будут огромны. Ступив на красную траекторию, мы уже не сможем свернуть на правильный путь. Почему так? Объясняет ведущий научный сотрудник Арктического и антарктического научно-исследовательского института Алексей Екайкин.

Ситуация с восприятием глобального потепления в России и мире чем-то напоминает трансформацию отношения общества к пандемии коронавируса. Если помните, весной, во время первой волны, было огромное количество ковид-диссидентов, но к осени их число заметно поубавилось. Сложно не поменять отношение, когда твои знакомые болеют и умирают, а соцсети пестрят фотографиями переполненных больниц и пугающими цифрами аномальной смертности.

С климатическими изменениями, конечно, посложнее: перемены идут на порядок медленнее, физика процесса – на порядок разнообразнее, да и трудно (для неспециалиста в области климатологии) увязать природные неурядицы с концентрацией СО2 в атмосфере, которую мы к тому же не можем ощущать непосредственно, с помощью органов чувств. И тем не менее: во время аномальной жары в Москве в 2010 году в массовом сознании ещё не было связки между этой природной катастрофой и глобальным потеплением.

Но прошло десять лет, и лесные пожары 2019 и 2020 годов, а также происходящую прямо сейчас экологическую катастрофу у берегов Камчатки люди уже напрямую связывают с антропогенным воздействием на нашу планету.

Валдайский форум 2020 года войдёт в историю как один из переломных моментов в принятии этих процессов социумом. Руководство России, бизнес и научное сообщество впервые разделили общую риторику, впервые все вместе говорили о необходимости срочных и комплексных мер по снижению выбросов.


В сочетании «глобальное потепление» слово «глобальное» – многозначно. Это не только постулирование того факта, что потепление наблюдается практически на всей территории Земли. Это слово также подчёркивает и взаимосвязанность всех процессов в земной системе. Добыча углеводородов в основном сконцентрирована в небольшой группе стран (в условных России и Саудовской Аравии), их потребление и основная доля выбросов – в другой (развитые страны, Китай, Индия). При этом большая часть негативных тенденций происходит в полярных районах (разрушение ледников Гренландии и Антарктиды, таяние мерзлоты в Сибири), а основной удар негативных последствий принимают (и будут принимать в будущем) беднейшие страны Африки и Азии. В качестве яркого примера можно привести государство Тувалу в Океании, которое в буквальном смысле уходит под воду из-за повышения уровня моря, но вклад которого в потепление ничтожен.

И в этом важный урок происходящих процессов. Никто не может сказать: «Моя хата с краю, я пережду эти процессы в сторонке», никто не может сказать: «Я посчитал прибыли и убытки – и, пожалуй, для меня потепление будет выгодным, поэтому я не буду снижать выбросы» – это глупо и неэтично.

Другой важный урок глобальных процессов: человечество сейчас находится в точке бифуркации, на распутье.

Те решения и действия, которые будут предприняты в течение ближайших десяти-двадцати лет, определят облик планеты на сотни лет вперёд.

 Если мы пойдём по «синей траектории» (снижение выбросов, ограничение потепления величиной 1,5–2 °С к концу века) – мы сохраним планету примерно такой, как сейчас, хотя и не обойдёмся без потерь. Если же мы продолжим двигаться по «красной траектории» (business as usual, живём, как жили, ничего не меняем) – последствия будут широки и масштабны, а потери огромны и плохо предсказуемы. И что самое важное – ступив на красную траекторию, мы уже не сможем свернуть на правильный путь.

Почему так? Потому что земная система характеризуется большим количеством необратимых процессов, которые, раз начавшись, уже не смогут остановиться, даже если мы вдруг возьмёмся за ум и начнём снижать глобальную температуру. Ярчайший пример – баланс массы Западной Антарктиды. Этот ледник по ряду причин динамически неустойчив, и если начнётся его деградация, она будет необратима в масштабах сотен лет (этот механизм называется Marine Ice Sheet Instability), что неизбежно приведёт к поднятию уровня моря на несколько метров через сто-двести лет.

А из этого следует ещё один важный урок: необходимы масштабные инвестиции в науку, в том числе и в изучение таких, казалось бы, отдалённых и не имеющих к нам отношения объектов, как Антарктида. Без этого невозможно ни полностью осознать происходящие сейчас процессы, ни спрогнозировать их будущее развитие, ни оценить их последствия для природы и общества.

Да, эпидемия коронавируса и связанный с ней мировой локдаун немного снизили нагрузку на природу и, вероятно, приведут к некоторому снижению выбросов парниковых газов в 2020 году по сравнению с предыдущим годом. Но потепления это не только не остановит, но даже не замедлит. Чтобы одолеть глобальный вызов, нужны неизмеримо более масштабные меры. Конечно, они будут стоить дорого. Но адаптация к последствиям этих изменений через два-три десятилетия обойдётся гораздо дороже, чем меры по их ограничению, которые мы можем предпринять сейчас.

И последнее. 4 ноября 2020 года был опубликован указ Президента РФ №666 «О сокращении выбросов парниковых газов», резко раскритикованный научным сообществом за отсутствие амбициозных планов по снижению выбросов парниковых газов нашей страной. Указ предусматривает сокращение выбросов до 70 процентов от уровня 1990 года – притом, что сейчас выбросы России составляют около 50 процентов от уровня 1990 года. Таким образом, указ фактически предполагает увеличение выбросов в 1,5 раза в ближайшие десять лет.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх