Клуб «Валдай»

83 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Что станут делать демократы, когда «пузырь» Трампа лопнет?

Что станут делать демократы, когда «пузырь» Трампа лопнет?

С июня 2009 года экономика США показала самый длительный период непрерывного, хотя и медленного, роста в истории страны. Но когда пузырь Трампа лопнет – а это неизбежно – окажутся ли демократы тем самым «фраером», которого сгубила жадность? И чем это обернётся для американской политики? По мнению Ричарда Лахманна, профессора социологии Университета Олбани, экономическая экспансия в капиталистических странах не может длиться вечно. И резво начатые республиканским конгрессом в 2017 году программы сокращения налогов, на которые она осуществлялась, закончат действовать сразу после выборов 2020 года.

Рост по большей части наблюдается в финансовом секторе. С 2008 года зависимость от кредитов Федеральной резервной системы и нормативных актов, введённых при Бараке Обаме, ограничили возможности для банков и других финансовых организаций участвовать в опасных спекуляциях. Теперь, благодаря множеству федеральных субсидий, которые они получили с начала Великой рецессии, банки переполнены ликвидностью. По мере того как администрация Дональда Трампа смягчает правила и обеспечивает соблюдение требований, к которым недостаточно серьёзно относятся, финансисты спешат возродить старые спекулятивные схемы, а заодно изобрести новые пути использования наших денег для своей выгоды.

Неизвестно, когда именно наступит очередной экономический или финансовый кризис и насколько серьёзным он окажется. Однако можно с определённостью сказать, что случится это в течение президентского срока 2021–2025.

Если Трамп будет переизбран, то его и республиканцев сделают виноватыми, причём справедливо, поскольку у них не останется ни идей, ни желания предпринять какие-то важные шаги для смягчения надвигающихся трудностей. Длительный спад создаст условия для радикальной критики и массовой мобилизации. Не исключено повторение политической ситуации 1929–1932 годов, когда миллионы людей вступили в профсоюзы, начались забастовки и массовые демонстрации фермеров, ветеранов и безработных, пытавшихся надавить на Конгресс и законодательные органы штатов для запуска социальных программ.

Если в 2020 году победит представитель Демократической партии, республиканцы наверняка попытаются обвинить нового президента в кризисе, созданном Республиканской партией. Новый кризис спровоцирует гонку по запуску реформ в попытке оживить экономику до того, как народный гнев направят против нового президента-демократа. Результат будет зависеть от того, сможет ли президент-демократ направить массовое недовольство против капиталистов, а не против правительства США. Американцы мобилизуются, только если им предложат ясную альтернативу обычным делам.

Вот почему избирателям-демократам сейчас стоит задуматься о том, какой кандидат (Джо Байден или Берни Сандерс) и какая платформа лучше всего подходят для решения двойной задачи: разрешение неизбежной чрезвычайной ситуации в экономике и разработка прогрессивных решений для проблем страны. Байден почти наверняка будет действовать так же, как Обама во время прошлого кризиса. Он начнёт спасать банки, чтобы предотвратить то, что ему видится финансовым крахом. Он будет беспокоиться о «доверии к бизнесу», которое, как он уверен, будет подорвано, если на кого-то из явных мошенников будет заведено дело. Его политика стимулирования повторит политику Обамы. В тщетной попытке завоевать поддержку республиканцев и показать, как сильно новый президент заботится о сокращении дефицита, на это будет выделено слишком мало денег, чтобы быстро справиться с падением. Львиная доля финансирования пойдёт на компенсацию снижения налогов, то есть вряд ли поможет восстановлению инфраструктуры или продвижению программы «Нового зелёного курса». Усиление госрегулирования в лучшем случае наполовину вернёт нас к ситуации чрезмерного контроля, которая складывалась перед тем, как Трамп стал президентом. Планы Байдена, как в своё время – Клинтона и Обамы, скорее всего, будут иметь печальные долгосрочные последствия. Его действия наверняка вызовут у избирателей чувство, что их кинули, и ещё большее недоверие к правительству и Демократической партии.

Решения Обамы в условиях кризиса 2008 года были политической катастрофой. Штаты, в которых многие клиенты банков потеряли залог в результате неплатежей, а политика Обамы оказалась не в силах это предотвратить, непропорционально проголосовали за Трампа. Даже спустя десятилетие после краха там сохраняется сильное недовольство тем, что банкирам их мошеннические схемы опять сошли с рук, да ещё и помощь от государства подоспела. По опыту 2016 года, когда избирателям предоставляется выбор между торгашом-расистом, который транслирует их недовольство, и политиком, который предлагает всё то же, что и раньше, только в бо́льшем объёме, однозначно победит первый.

К счастью, Берни Сандерс обещает совершенно другой подход к экономике, отличный от того, что предлагали и делали Клинтон и Обама. Он недвусмысленно осуждает нечестных банкиров и, несомненно, готов продолжать эту линию в качестве президента. При Сандерсе на банкиров будет возложена как моральная, так и уголовная ответственность. Однако есть шанс, что финансисты в ответ на осуждение и преследование президента Сандерса могут попытаться вывести капиталы за рубеж и сократить выдачу кредитов. Попытки добавить к кризису утечку капитала потребуют жёстких мер, и, надо думать, за Сандерсом дело не станет. Он вполне готов к гораздо более существенному участию государства в инвестициях, необходимых для создания рабочих мест, производства товаров и услуг, создания достойной жизни для всех американцев. Если Сандерс станет президентом, новая рецессия как раз может предоставить возможности для перевода значительной части экономики в государственный сектор, при этом ресурсы и усилия будут направлены на создание инфраструктуры, реабилитацию окружающей среды, переход на неуглеродную экономику и развитие здравоохранения и образования вне корпоративного сектора. Но президенту Сандерсу придётся действовать очень быстро, чтобы добиться результата до промежуточных выборов в 2022 году, иначе он потеряет контроль над Конгрессом и сможет только издавать указы. Сандерс хорошо понимает, с каким сопротивлением ему придётся столкнуться на посту президента, и готов предпринимать радикальные шаги для преодоления новых политических и экономических кризисов.

Трамп же представляет такую угрозу для демократии и достойного общества, не говоря уже о будущем планеты, что рассуждать хочется лишь о том, кто с наибольшей вероятностью сменит его в ноябре этого года. Однако, если смотреть на ситуацию шире, стоит подумать и о том, что же, собственно, станет делать президент-демократ после победы на выборах. Понятно, что между политикой Сандерса и Байдена будут существенные различия. Кроме того, следует признать, что победа центриста будет иметь и политические последствия – потенциальное избрание нового отъявленного республиканца в 2024 году, – так же, как вялая политика Обамы и неспособность покарать виновных в кризисе 2008 года, привели к победе Трампа.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх