Клуб «Валдай»

86 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Как вернуть Россию в Сербию?

Как вернуть Россию в Сербию?

Российская публичная дипломатия имеет огромный потенциал в Сербии, который она сможет реализовать, только выйдя на качественно новый уровень. В противном случае через несколько десятилетий Россия будет выдавлена США, ЕС и Китаем, пишет Эрнест А. Рид, политический аналитик, аспирант-исследователь при Астонском университете, приглашённый эксперт РСМД. Статья подготовлена специально к Российско-сербской конференции клуба «Валдай» и Русского дома в Белграде.

Последние несколько лет в западном академическом дискурсе стало часто обсуждаться влияние (а в околоакадемическом – «мягкая сила») Кремля в западнобалканских странах, в частности в Республике Сербии. Однако, по объективным оценкам, Российская Федерация остаётся вторым, а то и третьим игроком на этом поле, уступая возглавляемому США блоку НАТО в военной сфере, странам Евросоюза (и в последнее время Китаю) в экономической сфере и западному миру в целом – в культурной и, шире говоря, в общественной сфере. Последний пункт особенно удивителен, так как Сербия является в некотором роде идеальной страной для продвижения российской культуры и культивации пророссийского общества. В этой статье мы рассмотрим успехи и упущения публичной дипломатии РФ в Сербии и обозначим ряд идей по усилению её эффективности.

Для начала отметим, что в политологии, в частности в теоретических разработках Николаса Калла, Джозефа Ная и Яна Мелиссена, публичная дипломатия (ПД) является механизмом, в котором «агенты» государства А предпринимают ряд инициатив для генерации положительного отношения общественности страны Б к стране А. Вторая часть механизма ПД (совместно с другими механизмами влияния) подразумевает способствование совершению действий со стороны правящих элит страны Б, отвечающих интересам правящих элит страны А. Однако, поскольку изолировать эффект ПД от влияния других механизмов практически невозможно, эффективность ПД зачастую измеряется общественными настроениями – популярностью различных инициатив ПД в стране Б.


В таксономии Калла существует семь типов ПД. Если смотреть на российскую ПД в Сербии за предыдущее десятилетие, то мы увидим, что первый из этих типов – «слушание» (сбор данных о настроениях общественности для координации ПД) – все эти годы существовал весьма условно. Однако подобный механизм можно и нужно создать (например, на базе Центра русских исследований Белградского университета или недавно появившегося Российского балканского центра), если Россия собирается всерьёз заняться ПД в Сербии.

Второй тип ПД – общественная кампания, – подразумевающий публичное толкование и продвижение (российских) политических инициатив, долгое время в основном осуществлялся изредка приезжающими в Сербию высокопоставленными российскими гостями, в то время как посол РФ и его коллеги оставались практически неизвестными широкой общественности. Действующий посол Александр Боцан-Харченко ведёт в этом плане более активную деятельность. Однако, возможно, следует организовать данный вид ПД в формате еженедельного или ежемесячного открытого брифинга, на котором либо сам посол, либо один из его коллег мог бы комментировать текущую политику России и отвечать на вопросы, волнующие сербскую общественность.

Анализируя результаты деятельности в сфере культурной дипломатии, можно прийти к выводу, что они весьма смешанные. Самым сильным и авторитетным игроком в этой сфере остаётся Русская православная церковь, в то время как Русский дом, являющийся по сути главной организацией, наделённой ресурсами и полномочиями продвигать российскую культуру в Сербии, долгие годы не реализовывал своего полного потенциала. Большинство мероприятий сводились к темам Первой и Второй мировых войн и бомбардировок НАТО и привлекали в основном одних и тех же людей, имея весьма ограниченный эффект.

Для повышения эффективности культурной дипломатии России в Сербии необходимо, предварительно изучив интересы разных слоёв местного населения, начать организовывать мероприятия новых форматов – возможно, турниры по видеоиграм, конкурсы программистов, интерактивные выставки достижений России в секторе высоких технологий и так далее. Исходя из риторики недавно назначенных руководителя Россотрудничества Евгения Примакова и директора Русского дома в Белграде Евгения Баранова, работа в этом направлении может начаться весьма скоро.

Далее, в плане массовой культуры можно отметить ряд имевших успех в Сербии медиапроектов, таких как мультсериал «Маша и Медведь», телесериал «Кухня», а также, отчасти, фильмы «Балканский рубеж», «Т-34» и «Холоп». Однако вышеперечисленные проекты – всего лишь капля в море иностранной массовой культуры в Сербии, где всё же доминирует западная продукция. В итоге большинство сербской молодёжи предпочитает западную масс-культуру российской, так как распространённость последней весьма низка. Следовательно, необходимо начать переводить российские сериалы, фильмы и мультфильмы на сербский язык и продвигать их на сербские телеканалы по субсидированным расценкам.

Помимо этого, нужно способствовать сотрудничеству между российскими и сербскими музыкальными исполнителями, актёрами и прочими инфлюенсерами и продвижению их проектов в российском и сербском медиапространстве. Они, наряду с Милошем Биковичем и Эмиром Кустурицей, смогут функционировать в качестве послов доброй воли, сближающих различные аудитории России и Сербии.

Говоря о четвёртом типе ПД, дипломатии обменов, ряд государственных ведомств и организаций уже несколько лет проводят программы обменов между студентами, молодыми специалистами и различными кадрами из России и Сербии. Однако квоты остаются весьма скромными. Бюджеты аналогичных американских и европейских программ зачастую на порядок выше. Следовательно, если России нужны пророссийские прослойки в разных сферах жизни Сербии, от элит до рабочего класса, данные квоты необходимо увеличивать и при этом способствовать поддерживанию связей после обмена. В этом ключе также следует подумать и о популяризации российских социальных сетей в Сербии, где на данный момент их присутствие практически равно нулю по сравнению с западными платформами, ведущими в последнее время жёсткую антироссийскую политику.

В плане пятого типа ПД, международного вещания, всё обстоит ещё скромнее. Самое главное упущение – это отсутствие российского телеканала, вещающего на сербском языке, в то время как N1, аффилированный с американской телесетью CNN, постепенно становится мейнстримовым. Тем временем российские Спутњик и Russia Beyond существуют в менее популярных форматах и имеют весьма низкую узнаваемость. Учитывая, что телевидение по-прежнему является самым популярным источником информации в Сербии, эффективное решение, которое Россия могла бы предпринять в плане ПД – это открытие российского сербскоязычного канала. Конечно, рекламный рынок Сербии весьма скромен и не сулит прибыли, но в то же время речь не идёт о бюджетах RT. По сути, 90 процентов канала могли бы составлять российские телепередачи, сериалы, фильмы, мультфильмы и музыкальные клипы с сербскими субтитрами и 10 процентов – оригинальные программы на сербском языке (новости, интервью и ток-шоу), при разработке которых следует изучить опыт сербскоязычного YouTube-канала проекта Russia Clarified и телеканала «ТВ-Мост».

Далее стоит отметить некоторые успешные проекты формата «ПД делом» (PD-by-deed), который подразумевает реальные инициативы, проводимые вне целевых институтов ПД, но приносящие пользу и генерирующие тем самым положительные настроения. Среди них финансирование компанией «Газпром нефть» реставрации главного храма Сербии (Св. Савы) и принесение Благодатного огня в Сербию при поддержке медиацентра «Руски Експрес» и российских православных фондов. Наряду с логотипом «Газпрома» (от бензоколонок до футболок ФК «Црвена Звезда»), всё чаще можно видеть логотип компании «Российские железные дороги» (РЖД), занимающейся модернизацией железнодорожной сети Сербии. В тот же ряд в последнее время можно добавить вакцину «Спутник-V». Между тем заметность деятельности Русской гуманитарной миссии и Российско-сербского гуманитарного центра среди населения весьма низка. Эти организации имеют огромный потенциал в плане «ПД делом», и их деятельность должна лучше освещаться, что ещё раз подчёркивает необходимость в российском сербскоязычном телеканале.

И последний пункт – это «идейная ПД» (ideas-based PD), при которой идея отделяется от источника и как мем распространяется внутри общества от одного человека к другому. Здесь стоит отметить популярность Владимира Путина, изображения которого можно увидеть везде, от сувенирных лавок до вывесок заведений. Он стал символом православной непокорности перед американской гегемонией для определённых слоёв сербского общества, наравне со старыми концепциями, такими как «Москва – Третий Рим» и «Россия-защитница». В то же время в сербском обществе также существуют другие, более «рационально-мыслящие» и даже либеральные сегменты, которые считают подобные идеи примитивными. И для них, как и для каждой социальной группы сербского общества, также можно и нужно искать свои подходы, основанные на иных идеях, задействуя подходящих для них «агентов» ПД, так как не существует единой стратегии на всех.

Из всего вышеизложенного следует вывод, что российская публичная дипломатия имеет огромный потенциал в Сербии, который она сможет реализовать, только выйдя на качественно новый уровень. В противном случае через несколько десятилетий Россия будет выдавлена США, ЕС и Китаем.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх