Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Энергетика – не политика: замена углеводородов на другие энергоносители не должна лишать людей права на доступ к электроэнергии

Энергетика – не политика: замена углеводородов на другие энергоносители не должна лишать людей права на доступ к электроэнергии

В 2019 году почти 85% мирового энергобаланса приходилось на углеводороды. И их замена на другие энергоносители не должна лишать людей права на развитие и доступ к электроэнергии, считает Константин Симонов, один из авторов нового Валдайского доклада, который был представлен 2 июля в ходе Международной конференции клуба «Валдай» и Азербайджанского центра анализа международных отношений. Экспертная сессия «Мировая энергетика в контексте трансформации мирового порядка» в рамках конференции прошла с участием министров энергетики двух стран Александра Новака и Парвиза Шахбазова.

Тема влияния политики на энергетику довольно многогранна и не нова. Однако в последнее время наметился новый поворот, что и было зафиксировано в процессе дискуссии 2 июля. В представленном докладе «Политические риски для мировой энергетики: от ресурсного национализма до “молекул свободы” и климатического оружия» говорится, что совсем недавно генерация политических рисков приписывалась экспортёрам углеводородов и обладателям основных запасов нефти и газа. Но теперь всё изменилось.

Всё трансформировала сланцевая, а потом и зелёная революции. Они дали надежду странам ОЭСР, импортировавшим нефть и газ, на то, что они смогут избавиться от необходимости покупать углеводороды у стран Ближнего Востока и постсоветского пространства.

США стали крупнейшими в мире производителями как газа, так и нефти, а вскоре и их экспортёрами.

Появился «правильный» экспортёр, готовый поделиться ценным энергетическим ресурсом со своими политическими партнёрами. Только они должны были заплатить за услугу по диверсификации поставок. Чтобы дискредитировать своих конкурентов и убедить мир покупать их энергоносители, на конкурентном рынке США стали прибегать к использованию политических инструментов.


Европа, в свою очередь, делает ставку на зелёную революцию, которая должна вообще избавить её от нефти и газа. Правда, возобновляемая энергия до сих пор остаётся дорогим и нестабильным источником энергии. Также не до конца решён и вопрос замены углеводородов в транспорте, коммунальном секторе, химии и целом ряде других отраслей. Доля углеводородов в энергобалансе ЕС до сих пор составляет чуть меньше 75%. Зелёной энергии очень сложно выиграть рыночным путём у традиционных энергоносителей – поэтому в ход идёт история про необходимость борьбы с глобальным потеплением.

Если раньше экспортёров углеводородов обвиняли в том, что они используют деньги от экспорта для закрепления авторитарных тенденций, то теперь упрёки строятся на том, что они производят товар, способствующий росту средней температуры на планете. Не исключено, что скоро появится даже международный климатический трибунал.

Участники дискуссии обсудили кейс «Северного потока – 2», строительство которого откровенно блокируется при помощи политических инструментов. Хотя этот газопровод соответствует и международному праву, и даже европейским целеполагающим документам в области энергетики, он вызывает недовольство у США, которые оказывают огромное давление на страны, считающие его коммерческим проектом. Это, прежде всего, Германия, столкнувшаяся с риском изоляции в западном мире. Под вопрос поставлены трансатлантические отношения – и только потому, что Германия воспринимала газопровод как часть газового бизнеса. Получается, что честная конкуренция уходит из энергетики. К её эрозии приводят политические санкции против ряда экспортёров и проектов, которые на самом деле пытаются расчистить место на рынке для альтернативных поставщиков. На конференции прозвучала идея попробовать «жить без США», но даже пример Германии показывает, насколько умозрительной является такая идея.

Участники дискуссии провели параллели между нынешними санкциями и санкциями, введёнными президентом США Рональдом Рейганом против строительства газопровода «Уренгой – Помары – Ужгород». Также поговорили о кризисе рыночных отношений в энергетике, звучали оценки о болезни рынка. Да, рынок формально существует, но рыночных отношений становится всё меньше.


Важный момент заключается в том, что санкции, продвижение темы «правильных и неправильных поставщиков», климатической повестки, а также ситуация на рынке заставляет производителей и экспортёров углеводородов формировать новые альянсы. Скажем, ещё несколько лет назад было сложно представить совместную стратегию Российской Федерации и Саудовской Аравии на нефтяном рынке, но мы уже стали свидетелями и первой, и второй сделок ОПЕК+. Министр энергетики РФ Александр Новак вспомнил про Форум стран – экспортёров газа, который вполне может из центра обмена мнениями вырасти в координатора экспортной политики ряда экспортёров газа. Эта же мысль содержится и представленном в ходе дискуссии Валдайском докладе.

Министр энергетики Азербайджанской Республики Парвиз Шахбазов также подчеркнул важность кооперации между производителями углеводородов, дав высокую оценку эффективности сделки ОПЕК+. Он назвал ОПЕК+ устойчивым и эффективным механизмом, который надо расширять путём включения в него новых производителей.

Конечно, в дискуссии нельзя было обойти текущую ситуацию на рынке. Тема коронавируса накладывает огромное влияние на текущую энергетическую повестку. Министр Новак заявил об огромном шоке для мировой экономики. Падение спроса на нефть составило 25–28% в худшие периоды для рынка. Инвестиции в нефтяную отрасль, по его оценке, упадут в 2020 на треть. Поэтому производители нефти пошли беспрецедентные меры по сокращению добычи. Страны ОПЕК+ сократили добычу на 8,4 млн баррелей в сутки, ещё 3,5 млн убрали с ранка остальные производители (даже США сократили производство нефти на 2,25 млн баррелей). И всё же превышение предложения над спросом составляет 15 млн баррелей. Но страны ОПЕК+ ждут стабилизации в июле-августе.


Участники дискуссии считают, что пандемия короноварисуса станет акселератором зелёной революции. Экологическая повестка, в том числе в энергетическом секторе, станет ещё актуальнее. Не случайно даже нефтегазовые компании заявляют о своей углеродной нейтральности.

И Россия, и Азербайджан также реализуют проекты в области зелёной энергетики. В ходе обсуждения возникла даже идея «зелёной Евразии». Кроме того, возможно, потребление углеводородов будет восстанавливаться не так быстро.

Однако не стоит забывать, что в 2019 году почти 85% мирового энергобаланса приходилось именно на углеводороды. И их замена на другие энергоносители не должна лишать людей права на развитие и доступ к электроэнергии.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх