Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Трамп, «глубинное государство» и сирийская политика США: бесконечные «вечные войны»

Трамп, «глубинное государство» и сирийская политика США: бесконечные «вечные войны»

Трампа несёт волна крепнущих правых антивоенных и анти-интервенционистских настроений, которые являются главным фактором его политической поддержки и выживания, пишет эксперт клуба «Валдай» Алан Кафруни. Решение Трампа подняло его давнее противостояние с американским «глубинным государством» на ещё более высокий уровень. Это привело к ещё большей неразберихе в уже хаотичном процессе принятия решений в Вашингтоне и увеличило вероятность вооружённого конфликта между внешними силами на территории Сирии.

Неожиданное решение Дональда Трампа одобрить военные действия Турции против курдских союзников США и фактически передать обширные территории на северо-востоке Сирии турецкой, российской и сирийской армиям, решение, принятое сразу после телефонного разговора (6 октября) с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, усугубило гуманитарный кризис в Сирии и посеяло ещё большее смятение на всём Ближнем Востоке (и, возможно, даже в Европе). Решение это было продиктовано не столько геополитическими соображениями и национальными интересами (как их себе представляет Трамп), сколько его намерением выполнить своё предвыборное обещание и положить-таки конец «вечным войнам» на Ближнем Востоке.

Трампа несёт волна беспрецедентных (с 1930-х годов), стремительно крепнущих правых антивоенных и анти-интервенционистских настроений, которые являются главным фактором его политической поддержки и выживания. Почти две трети ветеранов вооружённых сил США считают, что войны в Ираке и Афганистане «не надо было затевать». Таким образом, решение Трампа подняло его давнее противостояние с американским «глубинным государством» (термин, вошедший в официальный политический лексикон) на ещё более высокий уровень. Это привело к ещё большей неразберихе в уже хаотичном процессе принятия решений в Вашингтоне и увеличило вероятность вооружённого конфликта между внешними силами на территории Сирии. Дважды до этого за время своего президентства Трамп безуспешно пытался вывести войска США из Сирии. Заявив в июле 2018 года, что американские войны на Ближнем Востоке за последние 17 лет обошлись в 7 триллионов долларов, а привели только к «смерти и разрушениям», он объявил о своём намерении вывести войска из богатых нефтью и плодородных районов северо-востока Сирии, которые США оккупировали в союзе с курдским движением «Демократические силы Сирии» (ДСС) после разгрома Исламского государства (ДАИШ), и все это только ради того, чтобы потом отказаться от этих планов перед лицом сильного давлением внутри страны. Шесть месяцев спустя, в декабре 2018 года, Эрдоган подтвердил своё намерение начать полномасштабное наступление на курдов. Первоначально Трамп согласился на это, сказав, как сообщается, Эрдогану: «Мы там закончили; теперь вы». Тем не менее, столкнувшись с сильным сопротивлением со стороны глубинного государства, включая отставку министра обороны Джеймса Мэттиса и давление со стороны ближневосточных и европейских союзников, Трамп снова изменил курс.

Хотя события «на земле» в Сирии после недавнего (частичного) отвода сил США и последующего наступления Турции исключают возможность возвращения к status quo ante, они создали, пожалуй, ещё более опасную ситуацию не только из-за появления нового и гораздо более неустойчивого соотношения сил в Сирии, но и из-за все более непоследовательных и непредсказуемых действий президента, фактически находящегося в осаде у себя в стране. Вывод 1000 американских солдат с северо-востока Сирии, символом которого стало уничтожение американцами собственной военной базы в Lafarge Cement Complex (16 октября), документально подтверждённое видеоматериалами о том, как российские солдаты заходят на заброшенную базу ВВС США в Такбе, позволил турецким вооружённым силам создать «зону безопасности» вдоль сирийско-турецкой границы и выдавить оттуда сотни тысяч курдов, что потенциально даст Эрдогану возможность заселить регион миллионами сирийских арабов, в настоящее время проживающих в лагерях беженцев на территории Турции. После отступления ДСС из мест заключения бежали многие пленные игиловцы. Их местонахождение неизвестно и маловероятно, чтобы Турция, которая сама использует в боях на территории Сирии экстремистские джихадистские группировки, оказалась способной или захотела заново изловить их. В то же время вывод войск США позволил Дамаску вновь занять обширные северо-восточные районы, создав тем самым (в сотрудничестве с Россией) условия для восстановления суверенитета над большей частью страны.

Захваченное врасплох этими событиями и неспособное повторить свои блокирующие действия апреля и декабря 2018 года, глубинное государство отреагировало со всей яростью. Сенатор-республиканец и близкий союзник Трампа Линдси Грэм объявил вывод войск «самой большой ошибкой его президентства». Бывший директор ЦРУ Леон Панетта расценил это как «самую катастрофическую внешнеполитическую ошибку, которую когда-либо совершал президент США». Марко Рубио назвал это «серьёзной ошибкой, которая будет иметь тяжёлые последствия за пределами Сирии. Это может подтолкнуть иранский режим к дальнейшим действиям...». Спикер Палаты представителей от Демократической партии Нэнси Пелоси возглавила тайную поездку двухпартийной делегации в Иорданию и Афганистан, которую назвали «информационно-разъяснительной кампанией для союзников после решения Трампа по Сирии». Примечательно то – и это выглядит как дурное предзнаменование – что нынешние и бывшие военачальники начали открыто критиковать президента.

Трамп ответил своим противникам внутри страны маловразумительными заявлениями и уступками. Отражая своё собственное противоречивое отношение к милитаризму, и отвечая на опасения «глубинного государства» насчёт того, что он превращает Соединённые Штаты во «второразрядную державу», он неубедительно возражал, что, дескать, «сейчас я пытаюсь выбраться из войн. Возможно, нам придётся и повоевать в дальнейшем, понятно? Если Иран сделает что-то не то, мы по нему ударим, как никогда раньше». 17 октября вице-президент Майк Пенс был отправлен в Анкару, где Эрдоган и (в неявной форме) ДСС согласились на прекращение огня, что позволило ДСС отступить из приграничной зоны, и на сокращение турецкой «зоны безопасности». В то же время Трамп объявил об отмене довольно скромных санкций, введённых в отношении Турции. Эрдоган и Владимир Путин 22 октября договорились о том, что Турция и Россия совместно очистят приграничную полосу шириной до 30 км. По сообщениям прессы, в попытках заставить Трампа принять стратегию передовых рубежей, Линдси Грэм и отставной 4-звездный генерал Джек Кин, подвизающийся в качестве комментатора на канале Fox News, показали ему карту сирийских нефтяных месторождений, особо указав на их близкое расположение к Ирану. В результате Трамп, похоже, теперь рассматривает возможность вторжения с территории Ирака в юго-восточную провинцию Дейр-эз-Зор, которая является центром сирийской нефтяной промышленности и располагает большими запасами нефти. Министр обороны Марк Эспер объявил, что «цель этих сил, работающих с ДСС, состоит в том, чтобы перекрыть доступ к нефтяным месторождениям ДАИШ и прочим структурам, которые могут воспользоваться их потенциальным доходом».

Попытка лишить Сирию нефти будет означать не только вопиющее нарушение международного права, но и явную провокацию в отношении Сирии, которая будет полагаться на свои собственные (ограниченные) запасы нефти и газа при послевоенном восстановлении. Осуществление этого плана потребовало бы введения в Сирию тяжёлой бронетехники, усиления авиационной группировки, и почти наверняка большего количества военнослужащих, чем те несколько сотен американских солдат, которые, как утверждается, по-прежнему находятся в Сирии. Соединённые Штаты также будут призывать сирийских курдов переместиться в этот регион, тем самым косвенно способствуя проводимой Турцией этнической чистке. Оккупация сирийских нефтяных месторождений также увеличит вероятность конфликта между США, сирийским правительством и российскими войсками. В феврале 2018 года американские войска уже нанесли тяжёлые потери силам сирийского правительства и российским военизированным частям в битве за газовый объект компании «Коноко» под Дейр-эз-Зором.

Трамп вновь призвал к сотрудничеству с ДСС, и курдское руководство, как сообщается, должно провести встречу с официальными лицами США в Вашингтоне. Тем не менее, сейчас Соединённые Штаты могут предложить меньше, чем раньше, и они вряд ли заслуживают доверия. В сообщениях также указывается, что, оказывая поддержку ДСС, силы США пытаются сдерживать развёртывание сирийских и российских войск. Но руководство ДСС уже договорилось с Дамаском и Москвой о том, что курды получат защиту от наступательных действий Турции.

Признавая, что их образцовый проект в Рожаве больше не является жизнеспособным, по крайней мере в настоящее время, ДСС согласились на интеграцию в рамках сирийских вооружённых сил. Возобновление сотрудничества с США поставило бы под угрозу существующие соглашения с Москвой и Дамаском и спровоцировало бы усиление наступательных действий со стороны Турции. Администрация Трампа находится под сильным давлением на предмет восстановления влияния США в Сирии, но её позиции ослабли, а количество других вариантов, кроме военной эскалации, ограничено.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх