Клуб «Валдай»

82 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков6 июля, 14:37
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij8 ноября, 14:12
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij4 ноября, 9:19
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Конфронтация между США и Китаем: есть ли будущее у АСЕАН?

Конфронтация между США и Китаем: есть ли будущее у АСЕАН?

Если США и Китай решат, что им нужно распространить своё влияние на АСЕАН или её государства-члены любой ценой, эту региональную организацию ждёт тяжёлое будущее, вплоть до риска необратимого развала. Будут ли государства – члены АСЕАН инвестировать в организацию, которая может поставить под угрозу их собственные национальные и региональные интересы? Перед АСЕАН замаячил неудобный вопрос: даже если она сидит за рулём, является ли она владельцем автомобиля или простым шофёром? Об этом пишет эксперт Томас Дэниел.

Государства Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) привыкли иметь дело с борьбой между великими державами. Одна из причин возникновения этой организации заключалась в том, чтобы предоставить государствам Юго-Восточной Азии – тогда в основном некоммунистическим – возможность иметь большее влияние в геополитических вопросах в их собственном регионе. По мере расширения членства, процветания и геостратегического влияния АСЕАН на протяжении 1990-х и 2000-х годов её перспективы в качестве нейтральной инклюзивной основы для более широких региональных многосторонних механизмов, норм и структур казались очень многообещающими.

В течение последнего десятилетия ситуация несколько ухудшилась из-за обострившихся отношений между США и Китаем, которые перешли к реальному стратегическому соперничеству, определяемому скорее взаимной враждебностью, чем конкуренцией.

Природа и влияние этого стратегического соперничества беспокоят АСЕАН, её внешних партнёров и других региональных и внешних заинтересованных игроков.

Несмотря на разрушительное воздействие пандемии COVID-19 на повестку АСЕАН за 2020 год, озабоченность по поводу напряжённости между США и Китаем по-прежнему на переднем плане. Хотя об этих опасениях, в отличие от предыдущих, напрямую не заявлялось, намёки на них прозвучали в части заявления председателя АСЕАН, относящейся к Саммиту Восточной Азии, Региональному форуму АСЕАН, механизму АСЕАН «Перспективы для Индо-Тихоокеанского региона» (AOIP) и спору о Южно-Китайском море.

Учитывая огромное влияние Китая в странах АСЕАН, его географическое положение и множество споров с различными государствами-членами, АСЕАН напрягается, когда дело доходит до таких вопросов, как спор о Южно-Китайском море или влияние деятельности Китая на регион нижнего Меконга. Принятие решений на основе консенсуса, одна из основ АСЕАН, которая была одновременно и благом, и проблемой для региональной организации, было умело использовано Пекином. Долгосрочные последствия для единства и жизнеспособности АСЕАН как нейтральной региональной организации могут оказаться самыми серьёзными.

Тем не менее растущие претензии Китая также не улучшили положение США в регионе. Восприятие роли США в странах Юго-Восточной Азии в ответ на растущее влияние Китая неоднозначно. Многие региональные наблюдатели осуждали отсутствие интереса, целенаправленности и беспристрастности, которое администрация Трампа демонстрировала при взаимодействии с АСЕАН в отношении Китая по сравнению с администрацией Обамы. В то же время многие эксперты выражают обеспокоенность тем, что более жёсткая позиция США, занятая в отношении Китая, будет смягчена новой администрацией Байдена в ущерб интересам Юго-Восточной Азии.

Можно выделить три фактора, которые окажут значительное влияние на АСЕАН на фоне продолжающейся напряжённости между США и Китаем.

Во-первых, то, как США и Китай как крупные державы предпочитают взаимодействовать и использовать своё влияние в АСЕАН и её государствах-членах.

Многое было сказано о том, что АСЕАН является движущей силой основных региональных стратегических механизмов, в частности Восточноазиатского саммита, АСЕАН+3 и встреч министров обороны в формате АСЕАН+ и так далее. Честно говоря, по замыслу или по факту, АСЕАН удалось закрепиться в качестве ключевой заинтересованной стороны в различных структурах безопасности и экономики Азиатско-Тихоокеанского региона, а также в более поздней географической конструкции – Индо-Тихоокеанском формате.

Однако реальность такова, что возможности АСЕАН всегда зависели от того, что ей позволяли крупные державы. Во время холодной войны, когда АСЕАН была гораздо более слабой, это в основном касалось Соединённых Штатов, которые в качестве инструмента влияния использовали общие опасения членов ассоциации по поводу коммунистических мятежей и экспансий, а также тесные отношения с ключевыми государствами-членами. Хотя США всё ещё имеют некоторую власть, им пришлось конкурировать с наступающим Китаем, который теперь имеет преимущество из-за своего географического положения и экономического веса в регионе.

После окончания холодной войны АСЕАН пользовалась доверием или молчаливым согласием обеих крупных держав, позволивших ей взять на себя инициативу в формировании региональных многосторонних институтов и механизмов. Это был не просто акт великодушия – от этого выиграли и США, и Китай. В результате ни Вашингтон, ни Пекин не тратили больше, чем были готовы потратить, и при этом не теряли реальные рычаги. Этот расклад изменился в связи с появлением враждебности в соперничестве между США и Китаем.

Ставки стали выше, поскольку Юго-Восточная Азия и АСЕАН являются ключевыми фигурами на стратегической шахматной доске, и дело здесь не только во влиянии, но и в более широких нормах и ценностях, которые в конечном итоге будут определять архитектуру региона.

Если США и Китай решат, что им нужно распространить своё влияние на АСЕАН или её государства-члены любой ценой, эту региональную организацию ждёт тяжёлое будущее, вплоть до риска необратимого развала. Захотят ли внешние партнёры АСЕАН сотрудничать с региональной организацией, которая станет инструментом в руках крупных держав? Будут ли государства – члены АСЕАН инвестировать в организацию, которая может поставить под угрозу их собственные национальные и региональные интересы? Перед АСЕАН замаячил неудобный вопрос: даже если она сидит за рулём, является ли она владельцем автомобиля или простым шофёром?

Во-вторых, важен подход, который будут использовать США, а точнее новая администрация Байдена, применительно к АСЕАН в связи с отношениями с Китаем.

Масштабы китайского влияния в Юго-Восточной Азии подталкивают США активнее участвовать в делах региона ради расширения своих стратегических возможностей. Следовательно, то, как США будут взаимодействовать с АСЕАН и управлять своими отношениями с Китаем, окажет значительное влияние на будущее АСЕАН, – возможно, даже большее, чем влияние Китая, по крайней мере – на данном этапе.

В то время как некоторые в Юго-Восточной Азии оценили более решительный подход администрации Трампа к Китаю, многие были обеспокоены, посчитав его слишком конфронтационным, грубым, лишённым какой-либо тактичности или желания вникнуть в проблематику региона. Это совсем не то, чего можно было бы ожидалось от ответственной державы, которой США стремятся себя выставить по сравнению с Китаем.

Фактически среди некоторых государств – членов АСЕАН существует мнение, что конфронтационный подход «ты с нами или против нас», который Трамп принял в отношении давних союзников США по договору в Азиатско-Тихоокеанском регионе, распространился и на Юго-Восточную Азию. Это только усиливает опасения АСЕАН, что ей предложат сделать выбор между крупными державами. В итоге это будет иметь неприятные последствия для США. Страны АСЕАН могут быть небольшими географически, разобщёнными и легко поддающимися влиянию, но они полезны с практической точки зрения – и Китай это учитывает, вырабатывая стратегию своего взаимодействия с АСЕАН.

США необходимо задействовать АСЕАН ради самой ценности АСЕАН, а не с целью сдерживания Китая.

Хотя специфика политики администрации Байдена в отношении Китая или АСЕАН ещё не определена, некоторые её параметры уже ясны. Двухпартийный консенсус в отношении Китая означает, что к нему по-прежнему будут относиться как к главному стратегическому сопернику, хотя подход к Китаю может претерпеть некоторые изменения с большим вниманием к многосторонним подходам и более инклюзивному построению альянсов. Больший упор на мультилатерализм и выбор ключевых кандидатур в сфере внешней политики и национальной безопасности в администрации может привести к большей активности США в Юго-Восточной Азии.

Администрация Байдена должна стремиться взглянуть АСЕАН глазами самой АСЕАН и соответствующим образом выработать свой подход. Если американцам удастся это сделать, это даст США значительную поддержку в Юго-Восточной Азии. Поражение президента Трампа на президентских выборах в США 2020 года – это реальная возможность для столь необходимой перекалибровки. Мяч в значительной степени находится на поле США.

В-третьих, имеет значение то, как АСЕАН решит продвигаться вперёд в рамках AOIP.

Несмотря на шумиху вокруг этой инициативы, её эффект пока сравнительно невелик. Почти сразу она подверглась критике за то, что оказалась просто очередным программным документом, который предоставил организации и её государствам-членам умеренные и безопасные тезисы для обсуждения вопросов, связанных с Индо-Тихоокеанским регионом. «Перспективы для Индо-Тихоокеанского региона» не подразумевают никаких конкретных позиций и обязательств по поводу значения и ценностей Индо-Тихоокеанского региона. Они не вводят новые концептуальные представления об Индо-Тихоокеанском регионе и даже косвенно не критикуют то, что некоторые рассматривают как ревизионистские и гегемонистские устремления Китая.

Впрочем, если оставить в стороне эти оправданные претензии, AOIP вполне отражает особенности практики АСЕАН. Тот факт, что АСЕАН была вынуждена выступить с официальной позицией по Индо-Тихоокеанскому региону после многолетних попыток игнорировать эту концепцию, означает, что она, наконец, признала, что Индо-Тихоокеанский регион как формат никуда не денется. И хотя AOIP действительно носит общий характер, этот механизм тщательно разработан и призывает к открытому и инклюзивному Индо-Тихоокеанскому региону, что даёт АСЕАН возможность найти свой путь между конфликтующими региональными нарративами и инициативами на фоне конкуренции между США и Китаем. Этого можно добиться путём сотрудничества с партнёрами по диалогу и с другими заинтересованными сторонами.

Список стран с собственными стратегиями и подходами к Индо-Тихоокеанскому региону только растёт. Теперь в него входят США, Япония, Австралия, Индия, Франция, Великобритания, а с недавних пор – Германия и Нидерланды, что делает появление официальной стратегии ЕС по Индо-Тихоокеанскому региону ещё более вероятным. Все эти страны разделяют общие ценности – инклюзивный многосторонний региональный порядок, международные нормы, основанные на соблюдении международного права, и отказ от «права сильного», – которые выражены в AOIP. Пока только США и Япония открыто представили свои стратегии в Индо-Тихоокеанском регионе как региональную альтернативу Китаю и стратегическим региональным инициативам.

АСЕАН должна быть в курсе событий и активно работать над привлечением других заинтересованных сторон как в Азиатско-Тихоокеанском регионе, так и в Европе к совместному движению вперёд к действительно инклюзивному Индо-Тихоокеанскому региону, где доминируют не крупные державы, а справедливые и правовые региональные нормы. Если АСЕАН опять промедлит со следующим шагом в рамках AOIP, она совершит ошибку. Поскольку на карту поставлен международный порядок, основанный на правилах, соображения в пользу сотрудничества должны перевешивать национальные опасения.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх