Клуб «Валдай»

83 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Нефть и коронавирус: как изменится мир после пандемии

Нефть и коронавирус: как изменится мир после пандемии

Мы находимся в эпицентре беспрецедентных событий, которые вполне можно сравнить с финансовым кризисом 2008 года и событиями 11 сентября 2001-го. Распространение коронавируса практически остановило рынки и закрыло границы. Кризис, связанный с пандемией, вероятно, более опасен для рынков, чем падение цен на нефть. Если исходить из того, что он будет продолжаться длительное время, процесс перехода к новой рыночной модели может ускориться, пишет Славомир Рашевски, научный сотрудник в Европейском центре по вопросам безопасности энергетики и ресурсов.


Нефть и коронавирус

Фиаско трёхлетнего альянса между Россией и Организацией стран – экспортёров нефти (ОПЕК), так называемый формат ОПЕК+, знаменует новый период неопределённости и нестабильности на рынках сырой нефти и за их пределами. На момент написания этой статьи события развивались таким образом, что в дополнение к COVID-19, добавился нефтяной кризис. Вкупе это может привести к глобальному экономическому спаду и финансовому кризису.

Так называемая война за цены на нефть, приписываемая Саудовской Аравии и Российской Федерации, уже привела к серьёзным, даже историческим, последствиям для мировых товарных рынков. Усиление пандемического кризиса коронавируса может иметь дальнейшие негативные последствия для всех рынков.

В этой ситуации разногласия между двумя крупнейшими в мире экспортёрами нефти, скорее всего, окажут непосредственное влияние на американских производителей сланцевой нефти и – в более широком смысле – на нетрадиционную добычу углеводородов, что развалит многие неустойчивые предприятия.

Геополитика нефти, сутью которой ныне является война цен на нефть, вероятно, ещё больше усугубит потрясения на рынках, поскольку основные производители предпринимают шаги по заполнению рынков нефтью за счёт добычи сланца.

В нынешней войне пострадают прежде всего слабые компании и заёмщики. По крайней мере, в краткосрочной перспективе. До тех пор, пока ОПЕК+ не вернётся за стол переговоров или не будут созданы альтернативные альянсы по добыче нефти, нефть будет продаваться по низким ценам, хотя в мировой экономике, в настоящее время наблюдается всё больший спрос на нефть.

В долгосрочной перспективе ущерб, нанесённый геополитике и слабым рынкам, по касательной заденет инвестиции в проекты в области чистой энергии и долгосрочной борьбе с изменением климата. Тем не менее последствия обоюдоострого меча пандемии и нефтяной геополитики вполне могут привести к появлению альтернативных идей о будущем мировой экономики, в основе которой до сих пор до сих пор лежала нефть.


Сланцевая нефть США, ОПЕК и Россия

Американские производители сланцевой нефти заслуживают похвалы за беспрецедентный вклад в мировой нефтяной пул. Только в 2019 году добыча из ограниченных запасов нефти в США достигла 7,7 миллиона баррелей в сутки, что составило около 63% от общего объёма добычи нефти в стране в том году. Огромные масштабы добычи сланца в Америке позволили американским производителям, наряду с Саудовской Аравией и Россией, стать частью крупнейшего мирового трио по добыче нефти, что привело к снижению мировых цен на нефть в начале 2010-х годов. Решение ОПЕК, принятое в ноябре 2014 года, не сокращать добычу на фоне резкого падения цен, продемонстрировало способность организации регулировать цены при возникшем новом формате. Инициированный в 2016 году формат ОПЕК+ привлёк ключевых производителей вне организации, в первую очередь Россию, для поддержки цели группы по координации политики в деле обеспечения справедливых и стабильных цен для производителей нефти. Последующая встреча ОПЕК+ была тактически удобной и обеспечила новую роль России как незаменимого игрока, принимающего решения в мировой нефтяной политике. Участие России обеспечило рост цен на нефть, сохранив балансы основных экспортёров, позволив тем самым значительно увеличить и без того существенный Фонд национального благосостояния России.

Теперь ситуация совсем иная. На момент написания статьи на фоне пандемии коронавируса цена на нефть упала до 30 долларов. Сокращение мирового спроса на нефть как на прямой результат пандемии совпало с крахом формата ОПЕК+, что привело к ценовой войне между Саудовской Аравией и Россией, а это, в свою очередь, – к увеличению мировых поставок нефти.

Цены, вероятно, восстановятся, если Россия и Саудовская Аравия согласуют свои позиции в противостоянии по ценам на нефть. Если же один из двух производителей нефти попытается перейти на «второй этап» войны, тогда в неё могут включиться и другие игроки рынка – возможно, кто-то из ближневосточных производителей ОПЕК или даже за пределами региона. Нефтяные лидеры Саудовской Аравии и России контролируют фракции мирового производства, которые сами по себе составляли менее 81 млн баррелей нефти в день в 2019 году. Теоретически существует немало вариантов торговых сделок между другими производителями, которые захотят присоединиться к Саудовской Аравии или к России. Однако неясно, в какой степени это относится к Ирану или Венесуэле и какие издержки они понесут из того или иного альянса. Производители с более высокими производственными затратами на производство без адекватной подушки безопасности подвергаются серьёзному риску. Некоторые производители с Ближнего Востока будут лучше подготовлены к участию в битве за цены на нефть, если у них появятся дополнительные козыри.

В ближайшие месяцы саудовцам и россиянам лучше вернуться за стол переговоров. Сама ОПЕК оказалась неэффективной из-за неспособности мониторинга динамики рынка.


Последствия ценовых войн на нефть

Войны с ценами на нефть имеют геополитический характер с последствиями, влияющими на все остальные рынки. Здесь следует рассмотреть три момента, касающиеся геополитики, рынков и окружающей среды.

Во-первых, геополитические проблемы продолжают расти из-за той бизнес-модели, на которой основана торговля нефтью. Национальные нефтяные компании (ННК), обладающие мощью, ориентированной на ресурсы, в конечном итоге способны манипулировать ценами с помощью предложения – стратегии, превосходящей возможности так называемых супермейджеров, крупнейших нефтяных компаний. В последнее десятилетие международные нефтяные компании (МНК), расположенные в Европе, фактически начали диверсифицировать свою деятельность в нефтегазовой сфере, переходя на альтернативные источники энергии в поисках новой бизнес-модели. ННК в значительной степени стремились укрепить свои позиции в мировой экономике, которая по-прежнему преимущественно работает на ископаемом топливе.

Рынки, вероятно, останутся на низкой точке в начале 2021 года в ожидании соглашения между производителями / экспортёрами. Если война цен на нефть между Саудовской Аравией и Россией будет продолжаться, это может повлиять на производителей сланцевой нефти в США. Низкие цены на нефть на рынках будут влиять на тех производителей, которые не смогли перераспределить средства. Банкротства весьма вероятны среди компаний со средней капитализацией, у которых наблюдается истощение финансирования (в равной степени это касается банков, слишком связанных c энергетическим сектором), и будут зависеть от степени поддержки правительства.

Эпидемия коронавируса в результате закрытия предприятий косвенно сократила выбросы углекислого газа в Китае, Европе и в остальном мире, но и замедлила экономический рост. То есть низкие цены и резкое падение спроса на нефть может иметь негативные последствия, угрожающие долгосрочным мерам по борьбе с изменением климата – путём подрыва инвестиций в экологически чистую энергетику. Всё будет зависеть от изменений на рынках после пандемии.

Мы находимся в эпицентре беспрецедентных событий, которые вполне можно сравнить с финансовым кризисом 2008 года и событиями 11 сентября 2001-го. Распространение коронавируса практически остановило рынки и закрыло границы.

Кризис, связанный с пандемией, вероятно, более опасен для рынков, чем падение цен на нефть. Если исходить из того, что он будет продолжаться длительное время, процесс перехода к новой рыночной модели может ускориться. Конечно, это не означает немедленного внедрения неуглеводородной энергетики (хотя именно она станет источником энергетической безопасности в обозримом будущем). Однако мы можем стать свидетелями того, как экономика будет становиться всё более устойчивой – даже в эпоху пандемий.  

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх