Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

От корпораций до международного управления: появление «экономики платформ»

От корпораций до международного управления: появление «экономики платформ»

Лидерство – это искусство обеспечить людям платформу для распространения работающих идей.

Сет Годин

Возведение мировой экономической архитектуры из платформ, выступающих в качестве строительного материала, способно сделать глобальную конструкцию более стабильной и менее подверженной кризисам. Этот сценарий станет возможным, если мы задумаемся о том, как повысить совместимость платформ на разных уровнях глобального управления, пишет Ярослав Лисоволик, программный директор клуба «Валдай». Статья подготовлена в рамках проекта Think Tank в продолжение онлайн-сотрудничества между клубом «Валдай» и Центром китайско-российского стратегического взаимодействия при CITIC-фонде по изучению реформ и развития.

В последние несколько лет одной из самых ярких тенденций в мировой экономике был рост числа корпоративных платформ, включающих в себя маркетплейсы и цифровые экосистемы. Эпидемия COVID-19, по всей видимости, ускорит переход к использованию таких платформ. Платформенная бизнес-модель преобладает в крупнейших глобальных компаниях, таких как Apple, Amazon, Alibaba, Facebook и Tencent. Рыночная капитализация платформенных компаний достигает триллионов долларов, на их долю приходится значительная часть прироста стоимости рыночной капитализации среди крупнейших компаний мира.

Использование платформ в качестве модели становится всё более распространённым на уровне стран и регионов, где усилия по созданию новых сетей и союзов диктуют необходимость экспериментировать с новыми форматами.

В перспективе возникновение «платформенной экономики», включающей в себя микроуровень компаний и макроуровень стран и регионов, может иметь важные последствия для международного сотрудничества и глобального управления.

В экономическом отношении функционирование платформы, будь то на уровне компаний или на макроуровне стран и регионов, в значительной степени зависит от «сетевого эффекта», а также от позитивных сетевых внешних факторов. Сетевой эффект – это увеличение ценности услуг, вызванное ростом числа пользователей/клиентов/членов. В свою очередь, это побуждает присоединиться к сети новых заявителей/участников, которые рассчитывают извлечь выгоду из наличия большего выбора функциональных возможностей и расширения доступа к услугам и участникам сети. Возможность выбора из спектра услуг обеспечивается за счёт формирования диверсифицированной экосистемы, которая также стремится усилить различные сегменты сети.

На корпоративном уровне технология платформенного бизнеса явно прошла первые этапы инновации и теперь активно движется к этапу самовоспроизведения в отраслях промышленности и регионах. По данным McKinsey, к 2025 году на долю цифровых платформ будет приходиться более 30% глобальных корпоративных доходов. Значительная часть активности по созданию платформ сосредоточена не только в сегменте B2C (бизнес для потребителя), но также в сегменте B2B (бизнес для бизнеса). Использование платформ позволяет корпорациям сосредоточиться на своей профильной деятельности, а партнёрство с технологическими компаниями даёт возможность снизить себестоимость создания собственных центров сбора данных. По словам Лор Клер Рейе из компании Launchworks, для такой платформенной компании, как Apple, «притягательность платформной экосистемы заключается в том, что сочетание предприятий – по производству мобильных устройств и приложений – стоит больше, чем сумма составных частей компании. В сущности, это и есть причина того, что в Apple решили отдельно не представлять отчётность о продажах аппаратного оборудования. Они хотят, чтобы аналитики начали оценивать их по критерию здоровья их экосистемы и генерирования маржи, а не по количеству проданных продуктов».

Учитывая нарастающие в корпоративном мире тенденции, платформенные стратегии приобретают всё большую актуальность и на уровне стран и регионов. Как считает основатель Platformation Labs Сангит Пол Чоудари, «в мире, где преобладают платформенные компании и где клиентам и компаниям предлагаются способы взаимосвязи, страны, желающие быть глобальными центрами торговли, должны мыслить как платформенные нации». Иными словами, чтобы победить в «платформенной гонке» национальным экономикам нужно проявить такие платформенные черты, как открытость, благоприятный регулятивный климат, курс на инновации, и гибкость. А это предполагает наличие достаточного объёма возможностей для создания стартапов, привлечения талантов, доступа к данным, переобучения рабочей силы и извлечения выгоды из сотрудничества с региональными полюсами роста, в том числе в области НИОКР. Во многих отношениях это может потребовать преобразования национальных экономик и окружающих регионов в аналоги открытых платформ, идущих курсом инноваций.

С развитием глобализации функционирование национальных экономик во многом основывается на платформенно-сетевом эффекте, связанном с конкуренцией за привлечение инвестиций, товарных потоков, технологий и талантов. Наилучшие, по сравнению с другими странами, условия для построения платформенной экономики имеются в Сингапуре, где создана благоприятная для бизнеса среда: эта страна занимает первое место в платформенном индексе правительства. Из шестнадцати стран «Группы двадцати» (G20), значащихся в индексе готовности к платформенной трансформации компании Accenture, первые пять мест занимают США, Китай, Соединённое Королевство, Индия и Германия. Этот индекс основывается на факторах, создающих благоприятные условия для образования цифровых платформ, в том числе «зрелости цифрового населения и рынка, основанного на его размере, культуре и духе инновационного сотрудничества», а также на «качестве технологической инфраструктуры в каждой стране … и качестве рыночного регулирования».

За пределами национальных экономик платформенные стратегии принимаются на вооружение союзами стран, построенными на основе региональных интеграционных объединений и межрегиональными партнёрствами. Примерами такого рода альянсов на уровне региональных объединений являются Цифровой общий рынок ЕС (DSM) и Цифровая повестка Евразийского экономического союза. Использование платформ также прогрессирует до уровня «интеграции интеграций», который объединяет не только отдельные страны, но и региональные интеграционные блоки. Особенно активен в этом отношении ЕС, который развивает экономическое сотрудничество с АСЕАН в цифровой сфере. ЕАЭС, в свою очередь, изучает возможность создания цифровых союзов с ключевыми партнёрами с целью создания большей связности в области транспортных перевозок и развития инфраструктуры.

Построение платформ, рассчитанных на значимый сетевой эффект и увеличение совокупного веса экосистемы сети, начинает принимать масштаб, способный оказать серьёзное воздействие на систему глобального управления и её развитие. На данном этапе все главные центры мировой экономики создают свои собственные платформы, в основе которых лежит определённое видение того, как будет развиваться процесс глобализации. В случае ЕС – это Альянс за мультилатерализм (созданный в апреле 2019 года), в случае США, если не считать Транстихоокеанского и Трансатлантического проектов, – это Quad/Quad+, который набирает темп в построении основы для сотрудничества в Индо-Тихоокеанском регионе, в случае Китая – это инициатива «Пояс и путь», а также платформа BRICS+, запущенная в 2017 году .

Это лишь некоторые из платформ, способные конкурировать за потоки товаров и инвестиций.

Причём одновременно происходит переформатирование и перезагрузка мировой экономической архитектуры, что способствует запуску и развитию корпоративных, региональных, национальных и межрегиональных платформ.

Стоит отметить создание на глобальном уровне технологических/деполитизированных платформ, которые могут включать в себя глобальную платформу для региональных интеграционных образований и объединять региональные и национальные институты развития (например, банки развития и региональные финансовые организации). Возможны платформы, которые свяжут таких тяжеловесов мировой экономики, как суверенные фонды.

Возведение мировой экономической архитектуры из платформ, выступающих в качестве строительного материала, способно сделать глобальную конструкцию более стабильной и менее подверженной кризисам. Этот сценарий станет возможным, если мы задумаемся о том, как повысить совместимость платформ на разных уровнях глобального управления, и о том, как сделать нарождающуюся конкуренцию между этими платформами и экосистемами более инновационной и конструктивной.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх