Клуб «Валдай»

83 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

2019 – год важных годовщин: о чём они нам говорят?

2019 – год важных годовщин: о чём они нам говорят?

На 2019 год пришлось много помпезных торжеств и празднеств: 230-я годовщина взятия Бастилии, 80 лет с начала Второй мировой войны и 30 лет с окончания холодной войны, если принять за точку отсчёта падение Берлинской стены, положившее конец биполярному миру и соперничеству двух сверхдержав, а заодно и их военных блоков – НАТО и Варшавского договора. Наиболее знаменательной датой в 2020 году будет 75-я годовщина окончания Второй мировой войны и освобождения Европы от нацизма. Европейским лидерам не представится лучшего случая сделать символический, но политически значимый жест и отметить это событие 9 мая в Москве. Для некоторых из них это также станет испытанием на наличие ума, воли и памяти, пишет Рейн Мюллерсон, президент Института международного права в Женеве, профессор Таллиннского университета.

В годы, заканчивающиеся на цифру 9, происходит куда больше примечательных событий, чем в годы, которые заканчиваются на другие цифры. Неудивительно поэтому, что на 2019 год пришлось много помпезных торжеств и празднеств. Будучи некруглой датой, 230-я годовщина взятия Бастилии отмечалась относительно скромно, чего нельзя сказать о некоторых недавних исторических событиях. В 2019 году исполнилось 80 лет с начала Второй мировой войны и 30 лет с окончания холодной войны, если принять за точку отсчёта падение Берлинской стены, положившее конец биполярному миру и соперничеству двух сверхдержав, а заодно и их военных блоков – НАТО и Варшавского договора.

Однако если последний прекратил существование, как и должно было произойти в связи с провозглашённым окончанием холодной войны, то первый его не только продолжил, но и претерпел несколько волн расширения, подойдя к границам России. В декабре 2019 года НАТО отпраздновала своё 70-летие.

Кто-то может заметить, что вышеупомянутые круглые даты изобличают известный евроцентризм мировой политики. Но не менее значимая годовщина была отпразднована и в Азии. Принимая во внимание факт геополитического переустройства мира, на 1 октября 2019 года пришлось 70-летие образования Китайской Народной Республики – событие, возможно, даже более знаменательное, чем все прочие.

Начало Второй мировой войны и фальсификация истории

Восемьдесят лет тому назад, 23 августа 1939 года, Вячеслав Молотов и Иоахим фон Риббентроп подписали германо-советский пакт о ненападении, который, кроме всего прочего, содержал секретные протоколы о разделе востока Европы на германскую и советскую зоны интересов. Съезд народных депутатов СССР, заслушав 24 декабря 1989 года соответствующий доклад Александра Яковлева, подписание этих протоколов осудил.

В то время мне довелось возглавлять рабочую группу историков и юристов, созданную при Академии наук в Москве, которая занималась составлением документа о пакте Молотова – Риббентропа и секретных протоколах к нему для руководства СССР. Окончательный вариант проекта документа был написан мной, поскольку большинство членов группы, за исключением академика Александра Чубарьяна, попросту отрицали сам факт существования протоколов. Однако вице-президент Академии наук Владимир Кудрявцев, почуяв, откуда ветер дует (а дул он с самого верха политической пирамиды страны), распустил рабочую группу, и мы вдвоём, взяв за основу мой текст, подготовили документ, который и был отправлен руководству СССР. В том же году я опубликовал посвящённую этому предмету статью, в которой признавалось, что протоколы в силу своего содержания, затрагивавшего жизненные интересы третьих государств, были ab initio (с момента подписания) юридически ничтожными. Я по-прежнему считаю, что наш довольно сухой юридический текст (как, впрочем, и моя статья), будучи менее эмоциональным и политически ориентированным, чем речь Яковлева, содержал более сбалансированный анализ как самого пакта с протоколами, так и их роли в цепочке событий, приведших к войне.

Вот почему я испытал настоящий шок, прочитав в резолюции Европейского парламента от 19 сентября 2019 года «О важности европейской памяти для будущего Европы» строки о том, что «Вторая мировая война, самая разрушительная война в истории Европы, началась вследствие подписания печально известного германо-советского договора о ненападении от 23 августа 1939 года, также известного как пакт Молотова – Риббентропа, и секретных протоколов к нему, в силу чего два тоталитарных режима, преследовавших совместную цель завоевания власти над миром, разделили Европу на две зоны влияния». Как будто нацистская Германия не захватывала территорий и не аннексировала стран до августа 1939 года, и для продолжения агрессивной внешней политики ей не хватало одного лишь согласия Сталина и Молотова.

Зелёный свет для экспансии в Европе перед Гитлером засиял гораздо раньше, и зажёг его не Советский Союз. Разве годом ранее не состоялась сделка между Адольфом Гитлером, Бенито Муссолини, Эдуаром Даладье и Невиллом Чемберленом? Мюнхенский сговор – событие более постыдное, нежели пакт 23 августа 1939 года (пакт о ненападении с нацистской Германией Польша подписала в 1934 году, Эстония и Латвия – в июне 1939 года), пусть даже и с секретными протоколами.

Западные демократии не только согласились отдать нацистам ненужную им территорию – часть Судетской области Чехословакии. Они сделали это открыто, с помпой, надеясь выторговать себе мир за счёт мирной демократической страны, расположенной в самом сердце Европы, и направить агрессию Гитлера на Восток. Они и слова не проронили даже тогда, когда в марте 1939 года Гитлер захватил всю Чехословакию. Не будет большой натяжкой предположить, что без Мюнхенского сговора не было бы и пакта Молотова – Риббентропа с его секретными протоколами. Он бы даже не понадобился.

Позволю себе процитировать слова тогдашнего президента Чехословакии Эдуарда Бенеша:

«Итак, в сентябре 1938 года мы оказались как в военной, так и в политической изоляции от Советского Союза и должны были готовиться к обороне от нацистского нападения. Мы были хорошо осведомлены о степени своей моральной, политической и военной готовности, а вдобавок располагали общей картиной состояния Западной Европы, нацистской Германии и фашистской Италии. В тот момент Европа во всех отношениях созрела для того, чтобы без боя подчиниться повелениям берхтесгаденского ефрейтора. Когда в сентябре начались переговоры с нашими немецкими гражданами и Чехословакия энергично воспротивилась его диктату, нам сначала была предъявлена совместная нота правительств Великобритании и Франции (19 сентября 1938 года), содержавшая настоятельное требование принять без каких-либо поправок проект акта о капитуляции, основанный в главных своих чертах на соглашении, достигнутом Гитлером и Чемберленом в Берхтесгадене 15 сентября. Мы отказались, и тогда 21 сентября от Франции и Великобритании поступил ультиматум, подкреплённый в Праге резкими устными представлениями со стороны послов обеих стран, каковые впоследствии были предъявлены в письменной форме. Нас проинформировали, что если мы откажемся принять их план об отделении так называемых Судетских районов, нас предоставят нашей участи, которую, дескать, мы навлекли на себя сами. Они разъяснили нам, что, безусловно, не вступят в войну с Германией единственно ради того, чтобы “удержать судетских немцев в составе Чехословакии” (курсив оригинала. – Р.М.). Я ощутил острую боль от осознания того, что в тот момент лишь очень немногие во Франции и Великобритании понимали, что на кон для Европы поставлено нечто гораздо большее, нежели удержание так называемых судетских немцев в составе Чехословакии. Исполнилась мера европейской трусости, Европа всё быстрее катилась к своей гибели. Я наблюдал вызревание трагедии на протяжении трёх кошмарных лет, полностью сознавая, что было поставлено на карту. Мы отчаянно, изо всех сил сопротивлялись. А потом настала ночь 30 сентября, и из Мюнхена по нашему государству и по нашему народу нанесли сокрушительный удар. Без нашего участия, несмотря на полную мобилизацию нашей армии, четыре великие державы заключили и подписали Мюнхенское соглашение, имевшее роковые последствия для Европы и всего мира, каковое соглашение вскоре навязали и нам». 

Понятно (во всяком случае мне), что путь к германо-советскому пакту о ненападении и ко Второй мировой войне был открыт осенью 1938 года в Мюнхене. Несмотря на подписание в январе 1934 года германо-польского пакта о ненападении, Польша, первой пострадавшая в самом начале войны (а может, первой жертвой Второй мировой войны стала всё-таки Чехословакия?), была отнюдь не невинной жертвой, хотя её вина ни в коей мере не оправдывает германскую агрессию. Вторую мировую войну в Европе развязала нацистская Германия – и никто другой. В октябре 1938 года по указанию Гитлера и как следствие Мюнхенского сговора польская армия вошла на территорию Чехословакии и аннексировала область площадью в 801 с небольшим квадратных километров и с населением численностью 227399 человек. То, что Советский Союз сделал 17 сентября 1939 года, когда советские войска вошли на территории Польши, принадлежавшие по секретным протоколам к «сфере интересов» СССР, не слишком отличалось от того, что осенью 1938 года сделали сами поляки, которые оккупировали и аннексировали часть Чехословакии. Как поляки присвоили себе части атакованной Германией страны, где в основном проживали чешские граждане польского происхождения, так и Советский Союз захватил части разгромленной Германией Польши, имевшие, главным образом, непольское население.

После аншлюса Австрии в марте 1938 года и оккупации Судетской области, а затем и всей Чехословакии, что происходило параллельно с осуществлением широкомасштабных программ перевооружения вооружённых сил, стало ясно, что Гитлер этими захватами не удовлетворится. Чемберлен, Даладье и другие западные лидеры проводили политику умиротворения и заплатили за это страшную цену. Сталин знал, что умиротворение ни к чему хорошему не приведёт. Заключая пакт о ненападении с Германией, он надеялся оттянуть неизбежное военное столкновение с Германией и продвинуть советские оборонительные рубежи как можно дальше на Запад.

Позволю себе несколько вольно и не строго юридически воспользоваться одной спорной концепцией международного права (её ещё называют доктриной Буша). Согласно этой концепции, советское руководство выстраивало систему превентивной самообороны. Но оборонительные рубежи не успели подготовить к 22 июня 1945 года, когда Германия напала на Советский Союз. И Сталина следует винить именно за то, что он не обеспечил надёжности обороны. Он страдал паранойей, ему всюду мерещились враги и иностранные агенты, поэтому накануне войны были уничтожены лучшие командные кадры Красной Армии. Вдобавок он не верил даже собственной разведке (Рихард Зорге), которая предупреждала его о неминуемости германского нападения. Однако натиск нацистов имел бы для СССР и его союзников, боровшихся против нацистов, гораздо более болезненные последствия, если бы вражеское наступление началось ещё ближе к политическим, экономическим и военно-промышленным центрам Советского Союза.

Обвинив в развязывании Второй мировой войны не только нацистскую Германию, но также и Советский Союз и даже не упомянув о Мюнхенском сговоре 1938 года, который и проторил к ней дорожку, резолюция Европарламента является образчиком искажения истории, нацеленного на умиротворение русофобских кругов Европы, что ведёт лишь к ещё более глубокому расколу континента.

В качестве даты для Европейского дня поминовения куда лучше подошло бы 30 сентября 1938 года, когда было подписано Мюнхенское соглашение. Более того, преступления во имя торжества коммунизма, совершённые Сталиным и другими диктаторами, вполне можно было бы осудить, не прибегая к фальсификации истории начала Второй мировой войны. Европейское единство не может зиждиться на подобной лжи.

Семидесятилетие НАТО: от падения Стены до возведения новых стен

В декабре 2019 года НАТО отметила свой семидесятый день рождения в Соединённом (всё ещё?) Королевстве, раздираемом страстями по Brexit. В выборе места проведения юбилейного саммита заключался определённый символизм. Несколько лет назад президент Трамп назвал НАТО «устарелой» организацией, тогда как президент Макрон незадолго до лондонского саммита диагностировал у НАТО «смерть мозга». Тем не менее, невзирая на подобные заявления, а также на ряд серьёзных разногласий по ближневосточной политике и другим вопросам между членами НАТО, лидеры 27 стран назвали НАТО «самым успешным альянсом в истории».

Впрочем, «успехи» альянса в случаях, когда тот применял военную силу, они упомянуть постеснялись. Что ж, сделаем это вместо них. В 1999 году НАТО бомбила Сербию и способствовала созданию мафиозного государства в Косове.  В 2011 году последовала бомбардировка Ливии, но, вместо того чтобы принести народу Ливии мир, демократию и процветание, НАТО добилась только того, что в стране вспыхнула гражданская война и возник плацдарм для переброски нелегальных мигрантов из Африки в Европу. Наконец, отсутствие упоминаний в Декларации саммита НАТО 2019 года об успехах альянса в Афганистане объясняется не только скромностью. Ещё в ноябре 2008 года мой соотечественник, тогдашний посол Эстонии в Афганистане Харри Тиидо, которого британцы провезли по провинции Гильменд, где был развёрнут эстонский контингент НАТО, задался сакраментальным вопросом: «Какого чёрта мы здесь делаем?». Я прочёл это в книге бывшего британского посла в Афганистане Шерарда Каупер-Коулза, которого терзал такой же вопрос. Однако НАТО стоит там и по сей день, так что вопрос о том, что «самый успешный альянс в истории» там делает, остаётся без ответа.

Единственное достижение НАТО со времени окончания холодной войны в том, что, расширившись до границ России и пытаясь включить в свой состав также Грузию с Украиной, альянс вынудил Россию принять активные меры противодействия, которые, наконец, позволили НАТО оправдать своё существование, хотя даже в этом вопросе понадобилась широкомасштабная пропагандистская кампания, основанная на полуправде и откровенной лжи. Поэтому гулянья 9 ноября в честь 30-й годовщины падения Берлинской стены были также подпорчены ложкой дёгтя. Хотя в Берлине стена действительно пала, её возвели заново восточнее, на границе с Россией. Если в 1962 году Стену возвели Советы, то теперь это сделал Запад, и не только символически. Это и впрямь достижение, однако НАТО не собирается почивать на лаврах, ибо ещё не перевелись драконы, которых нужно убить.

В поисках новых драконов

В лондонской декларации НАТО впервые в качестве угрозы упоминается Китай, хотя справедливо было бы отметить, что использовать альянс не только против России, но и для того, чтобы затормозить подъём Китая, союзников убедил Вашингтон. Ни Россия, ни Китай не угрожают США и их союзникам, но своим неподчинением они подрывают господствующее влияние США и уже дали понять, что XXI столетие не будет веком Америки.

Президент Франции Макрон был прав, поведав французским послам летом 2019 года, что «мы все живём в мире – и вы знаете это лучше, чем я, – где существующий порядок подвергается беспрецедентным изменениям; если можно так выразиться, перемены исторического масштаба впервые в современной истории происходят едва ли не во всех областях жизни. Прежде всего, это геополитическое и стратегическое преобразование и переустройство мира. Мы, без всякого сомнения, являемся свидетелями заката господства Запада в мире». При таком положении дел простая логика требует того, чтобы европейские нации «начали создавать новую архитектуру доверия и безопасности в Европе, поскольку европейский континент никогда не обретёт стабильность, никогда не почувствует себя в безопасности, если мы не будем иметь мирных отношений с Россией». Впрочем, у нас по-прежнему отсутствует ответ на главный вопрос – совладает ли Макрон с этой задачей? Стремиться походить на де Голля – мало. Даже самые правильные идеи не будут претворены в жизнь, если нет политических лидеров, наделённых острым умом и, главное, отвагой и оказавшихся в нужном месте в нужное время.

Справедливость оценок Макрона была недавно подтверждена моим личным практическим опытом. В этом году я провёл три месяца в Китае, в том числе в течение недели был свидетелем празднеств в честь 70-й годовщины образования Китайской Народной Республики. Наибольшее впечатление на меня произвёл не военный парад, состоявшийся 1 октября. Я смотрел его вполглаза, занимаясь другими вещами. Самое большое впечатление на меня произвели позитивные изменения в экономике, обществе, благосостоянии китайского народа, произошедшие со времени моего первого продолжительного визита в Китай двенадцать лет тому назад. Кроме того, меня поразил энтузиазм большинства людей, которых я встретил в городах и в сельских местностях страны.

Естественно, вместе с экономическим подъёмом приходит и напористость (но не агрессивность) внешней политики Китая. Пекин реагирует на присутствие 7-го флота США возле своего побережья, размещая военные объекты на существующих островах в Южно-Китайском море и создавая новые островки путём намывания морских отложений на подводные отмели. Это называется политикой «отказа в предоставлении доступа». Сдерживание Пекина, попытки использовать НАТО против Китая чреваты огромным риском. Правильнее было бы всё-таки извлечь пользу из подъёма Китая и постараться к нему приспособиться. Прав Фарид Закария, написавший в одной из своих статей, что «США рискуют пустить по ветру тяжело давшиеся достижения четырёх десятилетий взаимодействия с Китаем. Подталкивая Пекин к выработке собственной конфронтационной политики, они ввергают две крупнейшие экономики мира в опасный конфликт. Неизвестно, какой масштаб и размах приобретёт это столкновение, но можно не сомневаться, что оно неизбежно приведёт к состоянию нестабильности и незащищённости, которое растянется на десятилетия. Холодная война с Китаем будет более протяжённой во времени и дорогостоящей, чем война с Советским Союзом, и исход её неизвестен». 

Независимо от того, какую позицию займёт Вашингтон в отношении КНР и решится ли на безумную затею с двойным сдерживанием России и Китая, у европейцев найдутся более содержательные занятия, чем участие в новом крестовом походе Вашингтона. Может ли разворот НАТО к Азии считаться реакцией на возвышение Китая? Как американские союзники в Европе могут даже помыслить о таком развороте? Готовы ли они пожертвовать собственными интересами ради тщетных попыток Вашингтона увековечить свою мировую гегемонию? Как будто европейские страны ещё недостаточно настрадались от конфронтации с Россией! Подобный провокационный образ мыслей только подтверждают слова Макрона о том, что руководство НАТО повредилось в уме.

Год назад бывший французский дипломат и руководитель шпионской сети Бернар Бажоле опубликовал книгу под названием «Солнце больше не всходит на востоке».  Бажоле, возглавлявший посольства Франции в нескольких странах Ближнего Востока и хорошо знающий этот регион, питает сомнения относительно его ближайшего будущего. И в этом он прав. В регионе царит хаос, и в значительной степени его проблемы являются следствием неумелого и контрпродуктивного вмешательства Запада. Однако есть и другой Восток. И хотя астрономическое солнце будет до скончания века всё так же вставать на востоке, аллегорическое политическое солнце, которое на протяжении столетий поднималось на Западе, теперь тоже соединяется с солнцем астрономическим. Слова Макрона о том, что «мы являемся свидетелями заката господства Запада в мире», только подтверждают очевидную истину. Худшее из того, что может натворить Запад, реагируя на такую тенденцию, – это в попытке увековечить своё господство прибегнуть к угрозам, санкциям и военной силе. Здесь нужна не военная мускулатура НАТО, а мудрость, творческая изобретательность и способность мыслить в иных категориях, нежели «кто не с нами, тот против нас».

Наиболее знаменательной датой в следующем году будет 75-я годовщина окончания Второй мировой войны и освобождения Европы от нацизма. Европейским лидерам не представится лучшего случая сделать символический, но политически очень значимый жест ради мира, стабильности и примирения на Старом континенте, чем отметить это событие 9 мая в Москве. Для некоторых из них это также станет испытанием на наличие ума, воли и памяти.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх