Клуб «Валдай»

77 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Россия – Индия: военно-техническое сотрудничество в мире после COVID-19

Россия – Индия: военно-техническое сотрудничество в мире после COVID-19

Одно из распространённых заблуждений последних лет заключается в том, что Россия теряет или уже потеряла индийский рынок вооружений. Разумеется, это не так. Военно-техническое сотрудничество между Россией и Индией вовсе не исчерпало себя, хотя санкции США и пандемия могут оказать на него влияние. О развитии и изменениях в этой сфере пишет Тимофей Борисов, научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий. Статья подготовлена по итогам российско-индийского вебинара, который Валдайский клуб провёл 15 мая в партнёрстве с Фондом Observer Research Foundation (ORF).

Давно ставшую клише характеристику отношений между Россией и Индией как прошедших испытание временем сложно поставить под сомнение. Их стратегическая ценность для каждой из сторон оставалась неизменной как в биполярный период холодной войны, так и в сложившемся после её окончания мировом порядке. Нет оснований полагать, что они подвергнутся серьёзному пересмотру в результате очередных структурных сдвигов, будь то прогнозируемый возврат к формированию блоков с новой парой сверхдержав-антагонистов или любая другая конфигурация. Географическая удалённость – константа, исключающая как минимум один из серьёзнейших факторов риска, а возникновение иных фундаментальных противоречий представляется маловероятным.

Тем не менее ошибкой было бы воспринимать достигнутый уровень двусторонних связей как должное, не корректируя курс с учётом меняющихся условий внешней среды. Отправной точкой в этом может служить хорошо налаженное, но далеко не исчерпавшее себя направление военно-технического сотрудничества (ВТС).


15 мая Международный дискуссионный клуб «Валдай» в партнёрстве с фондом Observer Research Foundation (ORF) провёл вебинар по российско-индийским отношениям. Участники встречи уделили особое внимание обсуждению глобального контекста, в частности таким актуальным вопросам, как усиление конфронтации между Китаем и США, а также пандемия коронавируса COVID-19 и её возможные последствия.

Общий взгляд на задачи, которые Россия и Индия должны поставить перед собой на фоне нарастающего американо-китайского конфликта, можно резюмировать следующим образом: поддерживать баланс и не быть вовлечёнными одной из сторон. При этом был озвучен справедливый вопрос о том, возможна ли в принципе такая ситуация, в которой государства – обладатели ядерного оружия будут втянуты в конфликт против своей воли? Ответ на него, впрочем, требует отдельного теоретического рассмотрения, выходящего за рамки обозначенной дискуссии.

Полярные точки зрения были сформулированы по вопросу о влиянии пандемии на российско-индийские отношения. Первая из них заключается в том, что коронавирус не приведёт к серьёзным изменениям на двустороннем уровне и ограничится реформами систем здравоохранения внутри стран. Согласно второй точке зрения, пандемия отразится на отношениях России и Индии прямым образом и заставит страны сконцентрироваться на наименее развитых направлениях сотрудничества. Какой из двух прогнозов окажется более точным, покажет время.

Если же остановиться подробнее на двустороннем треке, то индийские и российские эксперты едины во мнении: одно из его основополагающих направлений – это военно-техническое сотрудничество, однако нашим странам необходимо развивать и другие сферы. В числе наиболее перспективных из них были названы информационные технологии, образование, производство медицинской техники и препаратов, инфраструктурные проекты.

С вышеуказанными тезисами нельзя не согласиться, а тематика ВТС давно стала общим местом в дискуссиях о российско-индийских отношениях. Тем не менее вокруг неё по-прежнему сохраняется множество стереотипов.


Ещё несколько месяцев назад в средствах массовой информации и экспертных публикациях была широко представлена точка зрения о том, что Россия теряет или уже потеряла индийский рынок вооружений. При этом с места ведущего поставщика, как утверждалось некоторыми, её «вытеснили» США и Франция. Действительно, период с 2013 года по осень 2018 года характеризовался стагнацией в российско-индийском военно-техническом сотрудничестве – крупных контрактов заключено не было, более того Москва проиграла ряд важных c финансовой и стратегической точек зрения тендеров. Но эти факты не дают веских оснований для столь категоричных выводов. Подобные утверждения формируются на базе ложных допущений и заблуждений относительно мирового рынка вооружений в целом и индийской специфики в частности.

Одно из распространённых заблуждений заключается в том, что рынок вооружений развивается линейно. Это, безусловно, не так. Каждое государство имеет собственные циклы перевооружения, которые зависят от текущих потребностей в военной технике, а также от наличия финансовых возможностей эти потребности удовлетворить. В то же время практика показывает, что даже один крупный контракт может изменить казавшийся устойчивым и долгосрочным тренд. Именно это произошло в росийско-индийском сотрудничестве в октябре 2018 года с подписанием крупнейшего в истории двух стран контракта на поставку Индии пяти полков зенитных ракетных систем С-400 «Триумф» стоимостью более 5 миллиардов долларов. Позднее был подписан ещё целый ряд важных соглашений, успешная реализация которых позволит России восстановить нарушенный предыдущим шестилетним периодом статус-кво.


Следующее допущение касается политического аспекта ВТС и сводится к тому, что Индия рассматривается исключительно как арена столкновения интересов великих держав, которые используют экспорт вооружений как инструмент расширения своего влияния в регионе. Однако рассуждения в таком ключе лишают Индию субъектности и независимости решений в области закупки вооружений, что не соответствует реальному положению дел. Нью-Дели проводит целенаправленную политику диверсификации источников вооружений по меньшей мере с конца 1970-х годов. Основная цель – минимизировать политические и технические риски зависимости от одного поставщика. Кроме того, страна получает доступ к лучшим образцам вооружений, представленным сегодня на рынке. В результате этого и благодаря открытости индийского рынка естественным образом растёт конкуренция и, соответственно, размывается доля каждого из поставщиков.

Согласно другому заблуждению, снижение объёмов поставок приравнивается к упадку в двустороннем военно-техническом сотрудничестве. Но, помимо количественных показателей, важную роль в этой сфере играют такие нематериальные факторы, как доверие и взаимодополняемость интересов. Одновременно с диверсификацией источников закупок Индия стремится развивать национальную оборонную промышленность и переходить к иным форматам сотрудничества: лицензионному производству, совместной разработке, изготовлению и сбыту продукции военного назначения. Россия – это страна, в сотрудничестве с которой столь желаемый Индией переход от модели «продавец – покупатель» к так называемой кооперативной модели наблюдается наиболее отчётливо.

Возвращаясь к глобальному контексту, следует обозначить факторы, способные негативно повлиять на динамику российско-индийского ВТС. Одним из таковых стал принятый Соединёнными Штатами в 2017 году закон «О противодействии противникам США посредством санкций» (CAATSA). Несмотря на то, что Индии в отличие от Китая и Турции удалось временно избежать предусмотренных нормативным актом ограничений, США продолжают использовать угрозу их наложения для давления на Нью-Дели и убеждения руководства страны в необходимости постепенного снижения объёмов импорта вооружений из России.

Безусловно, влияние окажет также пандемия коронавируса, а точнее вызванный ей экономический кризис. В условиях бюджетных ограничений Индии, очевидно, придётся отказываться от ряда военных программ и перенаправлять средства, предназначенные для выплат по контрактам с иностранными поставщиками вооружений и военной техники, на поддержку местных предприятий. Так, по меньшей мере на три месяца была отложена поставка ВВС Индии первой партии французских истребителей Dassault Rafale, которая должна была состояться в мае этого года. Сроки реализации ранее заключённых с Россией соглашений, вероятно, также будут пересмотрены. Помимо этого, можно ожидать принятия правительством Индии новых правил оборонных закупок с повышением приоритета вооружений и военной техники национального производства.

В то же время перед странами открывается окно возможностей с точки зрения развития совместных проектов, в том числе на базе недавно запущенных в индийских штатах Уттар-Прадеш и Тамилнад так называемых оборонно-промышленных коридоров (Defence Industrial Corridors). Одному из таких проектов был дан старт 3 марта 2019 года с открытием в округе Амети (штат Уттар-Прадеш) завода совместного российско-индийского предприятия Indo-Russia Rifles по производству автоматов Калашникова АК-203 под патрон 7,62 х 39 мм. Россия как страна, наиболее открытая к передаче Индии военных технологий, получает в этом отношении определённое конкурентное преимущество.

Таким образом, можно с высокой степенью уверенности утверждать, что в обозримой перспективе российско-индийские отношения не ожидают колоссальные потрясения. Однако для создания подушки безопасности перед новыми угрозами – очередной пандемией или другим непрогнозируемым событием – им необходима диверсификация как за пределами традиционных сфер, так и внутри них.

 

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх