Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Индия vs Пакистан: создать историю победы

Индия vs Пакистан: создать историю победы

Ни Нарендра Моди, ни Имран Хан не могут пойти на уступки. Хан, поддерживаемый пакистанской армией, не может позволить себе предпринимать действия против «Джаиш-е-Мухаммад» под давлением Индии. Точно также Моди в преддверии критических для него выборов не может заявить о своей удовлетворенности ситуацией без каких-либо реальных действий, предпринятых Пакистаном против террористических центров на его территории. Задача очевидна – необходимо найти формулу, которая позволила бы обеим странам объявить о победе перед своими народами. Оба государства пока без особого успеха отчаянно пытаются создать эту «историю победы», считает Нандан Унникришнан, старший научный сотрудник и вице-президент исследовательского фонда «Observer Research Foundation».

Прежде чем анализировать возможное направление конфликта между Индией и Пакистаном, необходимо вернуться немного назад.

Террористическая атака базирующейся в Пакистане группировки «Джаиш-е-Мухаммад» в индийском штате Джамму и Кашмир 14 февраля 2019 года привела к гибели более 40 военнослужащих. До этого в 2016 году было два нападения этой группировки на военные базы в Джамму и Кашмире. После второго инцидента в сентябре 2016 года Индия нанесла так называемые «хирургические удары» по некоторым тренировочным лагерям террористов.

26 февраля 2019 года Индия значительно активизировала свои ответные действия, используя ВВС для уничтожения баз «Джаиш-е-Мухаммад» на территории Пакистана. Впервые с 1971 года индийские военные самолёты пересекли линию контроля (LOC) между двумя странами. Этот удар имел особое значение, потому что цели находились за пределами спорной территории – оккупированной Пакистаном части Кашмира. Пакистан в свою очередь на следующий день нанёс по Индии удар 24 самолётами. Индийский МиГ-21, вылетевший на перехват, был сбит, когда он пересёк линию контроля, и его пилот был захвачен в плен. Индия потребовала немедленного возвращения пилота. Премьер-министр Пакистана заявил своему парламенту 28 февраля, что пилот будет возвращён в качестве «жеста мира».

После действий ВВС Пакистана премьер-министр Пакистана Имран Хан, хотя и косвенно упомянул о ядерном оружии, но всё же призвал к переговорам ради ослабления напряжённости. Примечательно, что он, похоже, готов обсуждать терроризм, но совсем не упомянул об обычном требовании говорить обо всей сложной кашмирской проблематике. Индия пока не ответила. Международное сообщество призвало к деэскалации конфликта между двумя вооружёнными соседями. Некоторые страны предложили посредничество.  Примечательно также, что ни одна страна не осудила военную операцию, предпринятую Индией 26 февраля, и большинство из них поддержали призыв Индии к ликвидации баз террористов в Пакистане. Это относится в том числе к совместному заявлению министров иностранных дел Китая, Индии и России от 27 февраля после их встречи в Учжэне (Китай).

Но помимо международного давления, столь же важной для любого анализа возможной реальной деэскалации в короткие сроки является внутриполитическая ситуация в обеих странах. Индией и Пакистаном правят популистские лидеры, пришедшие к власти на платформе содействия экономическому процветанию, восстановления национального самосознания и достоинства. Если в Пакистане избирательный процесс недавно завершился, то Индия в ближайшие три месяца столкнётся с очередными выборами. И Нарендра Моди, и Имран Хан вынуждены добиваться легитимности своей власти, полагаясь в первую очередь на свои личные рейтинги.

Никто из них не может уступить ни под давлением друг друга, ни под давлением международного сообщества. Хан, поддерживаемый пакистанской армией, не может позволить себе предпринимать действия против «Джаиш-е-Мухаммад» под давлением Индии. Точно также Моди в преддверии критических для него выборов не может заявить о своей удовлетворённости ситуацией без каких-либо видимых и ощутимых действий, предпринятых Пакистаном против некоторых из террористических центров на его территории.

Задача очевидна – необходимо найти формулу, которая позволила бы обеим странам объявить о победе перед своими народами. Оба государства пока без особого успеха отчаянно пытаются создать эту «историю победы». 

Задача, стоящая перед международным сообществом, не менее сложна – идти по канату ради поддержания хороших отношений с Пакистаном, с одной стороны, и поддержки антитеррористических акций – с другой.

Пакистанское «глубинное государство» должно быть поставлено перед фактом, что политика использования прокси-террористов для реализации своих интересов является саморазрушительной политикой.

В ближайшем будущем, похоже, не будет никакого обострения напряжённости, вызванной терактом 14 февраля. Давление со стороны международного сообщества, – в частности, великих держав, включая США, – представляется необходимой сдерживающей силой. Однако любое долгосрочное решение зависит от значительных изменений в политике Пакистана, которая заключается в использовании террористов как оружия против Афганистана, Ирана и Индии.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх