Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Президентство Байдена может оказаться непростым для Индии

Президентство Байдена может оказаться непростым для Индии

Несмотря на первоначальную эйфорию среди части индийского общества по поводу избрания Джозефа Байдена и его напарницы Камалы Харрис в качестве 46-го президента и 49-го вице-президента США, необходимо трезво оценить, в каком положении находятся отношения между Индией и США и что реально изменится после смены караула в Белом доме 20 января 2021 года, пишет Винай Шукла, журналист и аналитик из Нью-Дели.

Правительство премьер-министра Нарендры Моди в последние годы наладило тесное взаимодействие с действующим президентом Дональдом Трампом. Торжественный приём, оказанный лидеру США в ходе его визита в Индию 24–25 февраля 2020 года, показал, что Нью-Дели слишком явно сделал на это ставку. Теперь Индии пора активировать план Б. 

Откровенно говоря, ещё взаимодействие Моди с президентом Бараком Обамой по развитию личных отношений  принесло определённые плоды. Американский лидер был приглашён в качестве главного гостя для участия в праздновании Дня Республики в январе 2015 года, что сделало его единственным президентом США, дважды посетившим Индию за свой президентский срок. Обама тогда подтвердил приверженность Вашингтона «глобальному стратегическому партнёрству» с Индией, пользующемуся поддержкой обеих партий.

 

Однако подрывная политика Трампа по срыву многосторонних договорённостей, таких как ядерная сделка с Ираном, Парижское соглашение по климату, Соглашение по открытому небу, Договор о РСМД с Россией, а также его нападки на ВОЗ во время пандемии COVID-19 и поведение «слона в посудной лавке» в отношениях с ближайшими союзниками США по НАТО и другими странами, включая экономического соперника в лице Китая, оставили горький привкус и поставили под сомнение предсказуемость политики США в долгосрочной перспективе. 

Победу дуэта Байдена и Харрис в гонке за Белый дом можно было бы рассматривать как «смягчающий бальзам», который в состоянии вылечить травмы, нанесённые за четыре года президентства Трампа. Но надежды на президентство Байдена – Харрис, возвращающее всё к «старой нормальности», могут оказаться иллюзорными. В двусторонних отношениях между Индией и США существует ряд проблем, которые время от времени выходят на первый план или обостряются. В частности, речь идёт о торговых спорах. Здесь мы видим прямое столкновение идеологии «Индия прежде всего» с идеологией «Америка прежде всего». 


Трамп высмеивал Индию как «королеву тарифов» и отказал Нью-Дели в привилегиях в рамках Всеобщей системы преференций (ВСП) как развивающейся стране, что привело к экспортным убыткам для Индии в миллиарды долларов. Сделал он это только ради того, чтобы наказать Индию за общее положительное сальдо торгового баланса всего в 17,42 миллиарда долларов США, не идущее ни в какое сравнение с дефицитом торгового баланса США с Китаем в 345,2 миллиарда долларов. 

«Неспособность правительства Моди разрешить торговые споры с администрацией США вызывает разочарование и может дорого обойтись Индии…» – предупредил в начале 2020 года видный американский эксперт по Южной Азии, уроженец Мумбаи Эшли Дж. Теллис из фонда Карнеги. Он обвинил правительство Моди в том, что «протекционистские инстинкты и стремление к самообеспечению» мешают Индии предложить удовлетворительные решения. 

Приходящая администрация Джо Байдена вряд ли изменит торговую политику США в отношении Индии, тем более что накапливаются всё новые и новые проблемы, включая требования Нью-Дели к локализации данных, не говоря уже об электронной коммерции и т. д. При Байдене Нью-Дели останется под давлением требований уступок в торговле и открытия индийского рынка для американского бизнеса. 

Ещё одним сложным моментом является проблема прав человека на фоне якобы происходящего отказа от светского характера государства, изменения автономного статуса Джамму и Кашмира, большинство населения которого составляют мусульмане, и разделения этого бывшего княжества, которое присоединилось к Индии в 1948 году после нападения племенного ополчения из соседнего Пакистана. Правительство Моди находится под постоянным давлением со стороны либерального лагеря внутри страны и за рубежом за предполагаемое ограничение свободы вероисповедания путём принятия Закона о гражданстве, якобы дискриминирующего мусульман (мигрантов из Афганистана, Пакистана и Бангладеш) и продвигающего индуистское доминирование. С новой властью в Белом доме это давление усилится, ведь демократы печально известны склонностью использовать вопросы прав человека в качестве мощного инструмента во внешней политике.

Рост активности Китая в Индийском океане и связи Пекина и Исламабада представляют собой серьёзную проблему безопасности и обороны для Индии, что подготовило почву для более тесного военного сотрудничества между Индией и США и для продажи американского оружия Нью-Дели. В отличие от Трампа, который прекратил военную помощь Пакистану и подтолкнул Китай к наращиванию военной мощи, Байден не воспринимается как реальный противник Китая. Хотя он может усилить давление на Пекин по вопросам прав человека в Синьцзяне, Тибете и Гонконге, но, вероятно, не будет столь интенсивно поддерживать Индию в её противостоянии с северным соседом в Трансгималаях. 

Концепция Индо-Тихоокеанского региона, хотя и по-разному воспринимаемая обеими сторонами, была движущей силой стратегического партнёрства между Индией и США с целью сдерживания Китая. При Трампе она приобрела форму «четвёрки», состоящей из США, Австралии, Японии и Индии. Однако Индия, которая неохотно присоединилась к ней, надеется, что Байден вернётся к «повороту в сторону Азии» в стиле Обамы, который, по мнению Индии, должен переместить американские войска с Ближнего Востока в западную часть Тихого океана, чтобы обеспечить свободу судоходства в Южно-Китайском море на фоне растущей военно-морской мощи Китая.


Индия также надеется, что предвыборное обещание Байдена вернуться к ядерной сделке с Ираном (Совместному всеобъемлющему плану действий – СВПД) позволит воплотить в жизнь её проект транспортного маршрута через иранский порт Чехбехар, связывающего Индию с Афганистаном, Центральной Азией и Россией через транспортный коридор «Север – Юг» в обход Пакистана. 

Возможно, при Байдене самым раздражающим вопросом в двусторонних отношениях для Вашингтона остаётся продолжающееся военное сотрудничество Индии с Россией. При Обаме были введены жёсткие санкции против Москвы. Позже в связи с предполагаемым вмешательством Кремля в президентские выборы в США в 2016 году был принят Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций (CAATSA). Тем не менее у президента были полномочия отказаться в некоторых случаях от применения вторичных санкций против любой страны, заключающей значительные оружейные сделки с Россией. Санкции CAATSA не были сразу применены к Индии за подписание контракта на закупку четырёх перспективных ракетных комплексов С-400. Однако неясно, как будет действовать администрация Байдена. Россия остаётся крупнейшим поставщиком не только оружия, но и передовых оборонных технологий, а также лизинга стратегических активов, таких как атомные подводные лодки. Пока Индия балансирует, одновременно покупая военную технику у США. Обама и другие высокопоставленные официальные лица в Вашингтоне считали Индию «гарантом безопасности» в регионе Индийского океана, часто игнорируя тот факт, что это происходит благодаря долгосрочному сотрудничеству с Москвой в области обороны, ибо Россия совместно с Нью-Дели использует такие оборонные технологии, которые США не дают даже своим самым близким союзникам по НАТО. 

У планов Байдена – Харрис есть свои ограничения из-за пандемии COVID-19 и её экономических последствий. С другой стороны, планы администрации Моди направлены ​​на восстановление былой славы Индии и обеспечение стране статуса мировой державы. В мире после COVID она будет ожидать американо-индийского партнёрства, основанного на равенстве, но достигнуть этой цели будет нелегко.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх