Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Внешнеполитический трек Ёсихидэ Суги: между США и Китаем

Внешнеполитический трек Ёсихидэ Суги: между США и Китаем

Соперничество за гегемонию между США и Китаем продолжится независимо от того, кто займёт Овальный кабинет. Сумеет ли Япония, находясь в столь сложной стратегической обстановке, минимизировать экономический ущерб от конфликта между США и КНР и одновременно урегулировать споры с Китаем, в частности из-за островов Сенкаку, через содействие осуществлению инициативы СОИТР? Это будет самой сложной дипломатической задачей, которую предстоит решить администрации Ёсихидэ Суги, считает Тайсукэ Абиру, старший научный сотрудник Фонда мира Сасакава.

16 сентября 2020 года администрация Синдзо Абэ, непрерывно правившая страной в течение семи лет и восьми месяцев, что является самым продолжительным сроком пребывания у власти в конституционной истории Японии, сложила свои полномочия. Новым премьер-министром стал Ёсихидэ Суга. Что известно о внешнеполитической программе его администрации?

В свою бытность генеральным секретарём кабинета министров Японии в администрации Абэ Ёсихидэ Суга выполнял ряд поручений дипломатического характера. Иными словами, внешнеполитическая программа новой администрации станет продолжением аналогичной программы администрации Абэ, пусть и несколько упрощённым. Из членов прежней администрации на своих постах остались министр иностранных дел Тосимицу Мотэги и генеральный секретарь Совета национальной безопасности Сигэру Китамура.

Их переназначение свидетельствует о том, что внешняя политика и политика в области национальной безопасности Японии останутся без изменения. Их суть изложена в следующем заявлении премьер-министра Суги, сделанном на первой же пресс-конференции после его вступления в должность:

В области дипломатии и безопасности, учитывая значительное осложнение международного положения Японии, необходимо вырабатывать политику, основанную на функционировании союза между Японией и США. В целях защиты национальных интересов и построения устойчивых отношений с соседними странами, включая Китай и Россию, мы будем способствовать претворению в жизнь стратегии Свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона.

Стремясь к полному урегулированию послевоенных дипломатических споров, мы сделаем всё от нас зависящее, чтобы разрешить проблему похищений (японских граждан спецслужбами КНДР).

Учитывая стремление КНДР обзавестись ядерным арсеналом, растущую военную мощь Китая и сокращение американского присутствия в регионе, администрация Абэ постаралась укрепить японо-американский союз: были приняты законы в области безопасности, позволяющие Японии в ограниченных масштабах прибегать к использованию права на коллективную самооборону. Кроме того, она поддержала инициативу об образовании Свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона (СОИТР) в расчёте на то, что там будут:

(1) соблюдаться принципы верховенства права, свободы мореплавания, свободы торговли и так далее;

(2) проводиться политика, направленная на достижение экономического процветания;

(3) преобладать приверженность делу мира и стабильности.

Администрация Абэ также способствовала развитию Четырёхстороннего диалога по вопросам безопасности (Quad) с основными участниками инициативы СОИТР – США, Австралией и Индией.

Японская инициатива СОИТР и Четырёхсторонний диалог по вопросам безопасности стали реакцией на экспансию Китая в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, а также на усиление его влияния в Индо-Тихоокеанском регионе, в том числе в Юго-Восточной Азии, за счёт воплощения в жизнь масштабного геоэкономического проекта «Пояс и путь».

Что касается диалога Quad в Индо-Тихоокеанском регионе, то уже раздаются громкие голоса (особенно в США) в пользу его преобразования в будущем в официальную организацию, которая стала бы азиатским аналогом НАТО. Не так давно о такой возможности говорил заместитель государственного секретаря США Стивен Биган. Кроме того, как будет упомянуто ниже, государственный секретарь США Майк Помпео, прибывший в Японию 6 сентября для участия во встрече министров иностранных дел Японии, США, Австралии и Индии, заявил в интервью газете Nikkei, что «если мы организационно закрепим сотрудничество между нашими четырьмя странами, мы сможем начать создание полноценной структуры безопасности. В её рамках можно обсуждать вопросы экономики, правопорядка, интеллектуальной собственности, дипломатии… То есть она займётся не только военными делами».

Американская администрация Дональда Трампа развязала торговую войну с Китаем в рамках борьбы за достижение гегемонии в высокотехнологичных областях, в том числе в области цифровых технологий. Более того, на фоне разразившейся пандемии COVID-19 соперничество между США и Китаем обострилось, и заявления высокопоставленных американских правительственных чиновников об азиатском аналоге НАТО следует понимать в контексте именно этой тенденции.

Впрочем, стоит отметить, что премьер-министр Суга уже высказался по поводу своего отрицательного отношения к идее создания азиатского варианта НАТО. 12 сентября, во время дебатов в Национальном клубе прессы Японии с бывшим министром иностранных дел Фумио Кисидой и бывшим министром обороны Сигэру Исибой, соперничавшими за пост председателя Либерально-демократической партии, Суга прокомментировал призывы к созданию азиатского аналога НАТО следующим образом:

Ситуация в Европе, где продолжают действовать альянсы по обеспечению безопасности типа НАТО, и нынешняя ситуация в Азии отличаются коренным образом. В разгар конфликта между США и Китаем у азиатского варианта НАТО нет иного выбора, кроме как стать антикитайской организацией. По сравнению с Европой страны Азиатско-Тихоокеанского региона всё ещё находятся на этапе развития, в силу чего их политика, экономика и меры безопасности также сильно рознятся. Создание азиатского аналога НАТО чревато тем, что страны региона разделятся на врагов и союзников.

Стратегическая цель Японии должна состоять в содействии развитию Свободного и открытого Индо-Тихоокеанского партнёрства, основанного на союзе между Японией и США, что является краеугольным камнем японской дипломатии. Страны АСЕАН участвовать в азиатской НАТО не могут.

Союз с США является основой японской внешней политики и политики в области безопасности. В то же время Китай, обогнав США, стал крупнейшим торговым партнёром Японии.

Если отношения между США и Китаем продолжат ухудшаться, а темпы их экономической расстыковки ускорятся, то японская экономика обязательно понесёт от этого ущерб.

Японская инициатива СОИТР, которую пропагандировала администрация Абэ, не исключает возможности сотрудничества с китайской инициативой «Пояс и путь», скажем, в форме совместных инвестиций в инфраструктурные проекты в третьих странах, если такие проекты соответствуют международным стандартам открытости, транспарентности, экономической эффективности и финансовой состоятельности целевой страны. В этом смысле японская инициатива ни в коем случае не направлена на сдерживание Китая. Собственно говоря, председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин посетил бы Японию в качестве государственного гостя в апреле этого года, если бы не разразилась пандемия COVID-19.

Большинство специалистов считает, что соперничество за гегемонию в области высоких технологий между США и Китаем продолжится независимо от того, кто станет следующим президентом Америки – республиканец Дональд Трамп или демократ Джо Байден. Сумеет ли Япония, находясь в столь сложной стратегической обстановке, минимизировать, насколько это возможно, экономический ущерб от конфликта между США и Китаем и одновременно урегулировать споры с Китаем, в частности из-за островов Сенкаку, через содействие осуществлению инициативы СОИТР? Это будет самой сложной дипломатической задачей, которую предстоит решить администрации Суги.

Вскоре после вступления в должность 16 сентября этого года премьер-министр Суга провёл по телефону ряд переговоров с лидерами крупнейших держав – 20 сентября с премьер-министром Австралии Скоттом Моррисоном и президентом США Дональдом Трампом и 25 сентября – с премьер-министром Индии Нарендрой Моди. В ходе всех бесед на высшем уровне было подтверждено намерение осуществить инициативу СОИТР.

Премьер-министр Суга также переговорил по телефону с канцлером ФРГ Ангелой Меркель (22 сентября), премьер-министром Соединённого Королевства Борисом Джонсоном (23 сентября), и президентом Франции Эммануэлем Макроном (5 октября).

Соединённое Королевство и Франция ещё в прошлом году объявили о желании укрепить своё военное присутствие в Индо-Тихоокеанском регионе. В начале этого года в Германии также приняты директивы по Индо-Тихоокеанскому региону. Администрация Суги изучит возможность сотрудничества с европейскими странами по воплощению в жизнь инициативы СОИТР.

25 сентября, после завершения переговоров на высшем уровне с руководителями стран Quad, премьер-министр Суга провёл по телефону беседу с председателем КНР Си Цзиньпином. В соответствии с заявлением японского правительства председатель Си выразил готовность к дальнейшему развитию отношений между Китаем и Японией. Премьер-министр Суга заявил, что стабильные отношения между Японией и Китаем чрезвычайно важны не только для обеих стран, но также для региона и международного сообщества в целом. Он также выразил надежду на то, что обе страны выполнят свои обязательства. Кроме нерешённых двусторонних проблем, руководители обсудили вызовы, стоящие перед регионом и международным сообществом в целом, в том числе проблему Северной Кореи.

Персональный дипломатический дебют премьер-министра Суга имел отношение и к инициативе СОИТР. 6 сентября в Токио состоялась вторая встреча министров иностранных дел Японии, США, Австралии и Индии. До начала встречи премьер-министру Суге нанесли визиты вежливости государственный секретарь США Майк Помпео, министр иностранных дел Австралии Мэрис Пэйн и министр иностранных дел Индии Субраманьям Джайшанкар.

В соответствии с заявлением японского правительства участники встречи подтвердили важность расширения сотрудничества с большим числом стран в целях осуществления инициативы СОИТР, поскольку последняя способствует миру и процветанию в регионе. Министры также вновь заявили о своей поддержке центральной роли и единства АСЕАН и созданной АСЕАН региональной архитектуры. Они также отметили, что полностью поддерживают «точку зрения АСЕАН на Индо-Тихоокеанский регион», и приветствовали активные усилия других стран, включая европейские, по осуществлению инициативы СОИТР.

В середине октября премьер-министр Суга посетил Вьетнам и Индонезию; это его первый официальный заграничный визит после вступления в должность. Укрепление связей со странами Юго-Восточной Азии, расположенными на стыке между Тихим и Индийским океанами, имеет ключевое значение для воплощения в жизнь инициативы СОИТР.

Судя по всплеску дипломатической активности Токио, можно сказать, что двумя главными пунктами внешнеполитической программы администрации Суги будут, с одной стороны, стратегическое продвижение инициативы СОИТР, а с другой – установление стабильных отношений с Китаем.

Наконец, я хотел бы упомянуть и о японо-российских отношениях. Двадцать девятого сентября состоялся телефонный разговор между премьер-министром Сугой и президентом России Владимиром Путиным. В соответствии с заявлением правительства Японии стороны подтвердили свою приверженность Сингапурскому соглашению от ноября 2018 года об ускорении переговоров о заключении мирного договора на основе совместной Советско-японской декларации 1956 года. Руководители обоих государств согласились продолжить переговоры, в том числе по вопросу заключения мирного договора, а также развивать отношения между Японией и Российской Федерацией по многим направлениям, включая политику, экономику и культуру.

В ходе беседы на высшем уровне была подтверждена готовность администрации Суги к построению стабильных отношений между Японией и Россией с разрешением территориальной проблемы и подписанием мирного договора в средне- и долгосрочной перспективе.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх