Клуб «Валдай»

86 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Восточная Азия в эпоху американо-китайского противостояния: взгляд из Москвы и Токио

Восточная Азия в эпоху американо-китайского противостояния: взгляд из Москвы и Токио

8 июля клуб «Валдай» провёл совместную конференцию с Фондом Сасакава за мир, посвящённую безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Со вступительным словом к участникам конференции обратились Почётный председатель Фонда Сасакава за мир Ёхей Сасакава и Председатель Совета Фонда развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай» Андрей Быстрицкий.

Американо-китайское соперничество, ставшее константой международной политики, имеет особое значение для Азиатско-Тихоокеанского региона, государства которого, будучи непосредственными соседями Китая, могут столкнуться с самыми разнообразными последствиями этого противостояния в политической, экономической и военной сфере. Шансов на улучшение отношений США и Китая нет, констатировали участники российско-японской онлайн-конфeренции: в Америке сформировался двухпартийный консенсус в отношении Китая, а попытки администрации Байдена юридически оформить обвинения в геноциде в Синьцзяне и распространении пандемии коронавируса исключают возможность нормализации.

США активно привлекают к своей антикитайской повестке союзников и партнёров – а Япония является важнейшим из них в Азии. Укрепляя сотрудничество в сфере безопасности и экономики, они стремятся противодействовать вызовам существующему американоцентричному порядку со стороны Китая.

Тесные союзнические отношения Японии с США были подтверждены на онлайн-саммите Quad (Австралия, Индия, США, Япония), онлайн-саммите японо-американского консультативного комитета в формате «2+2», саммите Япония-США и саммите G7. США дают понять Китаю, что против него формируется своего рода коалиция. Так, американский президент провёл ряд саммитов с лидерами иностранных государств – но не с председателем КНР. В Японии ужесточение американского курса в отношении Китая в общем и целом приветствуется, так как усиление Пекина воспринимается с тревогой. Однако в силу непосредственного соседства двух стран прямая конфронтация (тем более, военная) видится крайне нежелательной.


Между тем в самом Китае происходит изменение внутриполитической риторики. Всё чаще используются обороты, отсылающие к эпохе даже не холодной, а гражданской войны. По словам российских участников конференции, цель Китая состоит в том, чтобы перестроить экономику с учётом затяжного кризиса в отношениях с США, и его перспективы в этой борьбе выглядят довольно оптимистично. На фоне пандемии Китай закрепил свои экономические позиции и, несмотря на разворот вовнутрь, стал в 2020 году крупнейшим экономическим партнёром ЕС. Он продолжал наращивать свои военные расходы, которые, хотя они в три раза меньше американских, имеют более выгодную структуру. Если у США основная часть выделяемых средств уходит на зарубежные базы и военные кампании, то у Китая – на новое оружие и разработки. Растут китайские ядерные силы – в ближайшие годы ожидается рост вдвое-вчетверо. Китай имеет лучшую структуру экономики для втягивания в длительную гонку вооружений, и соотношение сил начинает постепенно меняться в пользу Пекина. Задача военного превосходства над Китаем даже в составе коалиции становится неразрешимой, полагают российские эксперты. Китай может противодействовать США, опираясь на свою экономическую мощь, и на сегодняшний день ни одна страна не способна пожертвовать экономическими отношениям с ним.

При этом неотъемлемой частью американо-китайского противостояния является «расцепка» экономик двух стран, которая неминуемо затронет и другие государства. Япония, подчёркивая необходимость обеспечения безопасность цепей поставок (что, по сути, означает ослабление зависимости от поставок из Китая), озабочена возможными негативными последствиями для своей экономики. Японские эксперты высказали предположение, что «расцепка» будет постепенной и избирательной, затрагивая отдельные сферы, такие как производство полупроводников. Вообще же решение вопросов национальной безопасности без ущерба для экономики признаётся центральным вызовом для Токио на настоящем этапе.

Москву тревожит ужесточение американо-китайского противостояния, а особенно признаки формирования блоковой системы в Восточной Азии. Она небезосновательно полагает, что любые антикитайские инициативы Запада в конечном итоге будут направлены и против России, тем более что в американских стратегических документах Китай и Россия всё чаще перечисляются как угрозы одного порядка. Именно поэтому порой звучат заявления о возможности формального военного союза между Москвой и Пекином, целесообразность которого ранее ставилась под сомнение.

При этом Россия не заинтересована в гегемонии в Азии какого-либо одного игрока, в том числе и Китая.

Её интересам отвечает регион, в котором есть масса самостоятельных игроков, находящихся в состоянии постоянного торга и взаимного балансирования, отметили российские эксперты. По словам их японских коллег, Япония чётко понимает долгосрочные стратегические интересы России в этом регионe. Именно поэтому она стремится формировать сети сотрудничества между государствами региона, считая своими потенциальными партнёрами такие страны, как Индия, Вьетнам и Россия.

Эти усилия не остаются незамеченными в России. Хотя на официальном уровне концепция Индо-Тихоокеанского региона (ИТР) подвергается критике как направленная на окружение Китая, эксперты отмечают, что Япония (наравне с Индией) искала точки соприкосновения с Россией в контексте ИТР в таких сферах, как экономика, энергетика и безопасность. Важным прецедентом являются первые в истории российско-японские антипиратские учения, проведённые в январе 2020 года в Аравийском море и северо-западной части Индийского океана.

Однако успех российско-японского партнёрства в огромной мере зависит от состояния отношений между США и Россией. Если они стабилизируются – даже на уровне «стабилизации соперничества», – то это даст Москве и Токио больше стратегического пространства, полагают российские эксперты. Вместе с тем важнейшим вызовом является возможность размещения в Японии американских ракет средней дальности, которое будет иметь крайне негативные последствия для двусторонних отношений.

Рассуждая о региональных конфигурациях, участники дискуссии уделили особое внимание Южной Корее. В последнее время на Западе звучат опасения по поводу сближения Южной Кореи с Китаем и возможности того, что в случае возникновения жёсткой межблоковой конфронтации Сеул выберет сторону Пекина. Однако как японские, так и российские эксперты считают такой сценарий маловероятным. Несмотря на то, что Южная Корея не намерена присоединяться к четырёхстороннему альянсу Quad, направленному против Китая, она уже участвует в военных мероприятиях под его эгидой. Так, южнокорейские военнослужащие принимали участие в учениях Red Flag на Аляске в июне и Talisman Sabre в Австралии в июле – причём наряду с японскими, несмотря на трудности в отношениях двух стран.

Более того, в последние годы в Южной Корее нарастают антикитайские настроения, особенно после того, как Пекин ввёл санкции против Сеула за размещение американской системы ПРО THAAD. Сегодня антикитайская риторика нарастает как у правых, так и у левых. В коммюнике, подписанном по итогам визита президента Мун Чжэ Ина (который считается самым антиамериканским политиком Южной Кореи) в Вашингтон в мае этого года, Китай не упоминается ни разу, но косвенно критикуется многократно. Эксперты полагают, что в ближайшие 10–15 лет Южная Корея будет дрейфовать в сторону США – причём левые и правые проявляют мало разногласий по этому поводу. При этом японские эксперты сомневаются в перспективах улучшения японо-южнокорейских отношений в ближайшей перспективе, учитывая внутриполитическую ситуацию в обеих странах. Однако, по мнению их российских коллег, улучшения южнокорейско-японских отношений можно ожидать в долгосрочной перспективе. Корея – глубоко националистическая страна, а национализму нужен враг. Если сейчас в его роли выступает Япония, то вскоре её место вполне может занять Китай, как, собственно, и было на заре корейского национализма 100–150 лет назад.

Наконец, ещё одним новым фактором региональной конфигурации является усиление европейского присутствия. Начиная примерно с 2013 года в Южно-Китайском море активизировались Франция и Великобритания. Их цели отчасти совпадают с американскими, но у них есть и своя повестка, основная задача которой – сохранить их релевантность в мировых делах. Если в Японии такие шаги воспринимают положительно, то в России, напротив, с обеспокоенностью – как нарастание биполярной динамики.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх