Клуб «Валдай»

85 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Безопасность и взаимозависимость: как избежать негативного эффекта китайско-американской технологической конкуренции?

Безопасность и взаимозависимость: как избежать негативного эффекта китайско-американской технологической конкуренции?

Стратегия размежевания, основанная на так называемой идее «безопасности» Соединённых Штатов, всё ещё ограничена структурными факторами. По-прежнему существуют серьёзные сомнения относительно того, как долго она может осуществляться, ведь Китай и Соединённые Штаты поддерживали высокотехнологичные связи в различных областях с самого окончания холодной войны и промышленная цепочка, сформированная между ними в области высоких технологий, выгодна как Китаю, так и США, пишет профессор Шэнь И, директор Международного института управления киберпространством Фуданьского университета (Китай).

Наука и технологии – это высшая точка стратегического соперничества между крупными державами. С 2017 года администрация Трампа ужесточает экспортный контроль в области высоких технологий, ориентируясь на «размежевание». На фоне стабилизации или даже относительного ослабления торговой напряжённости между Китаем и США камнем преткновения стал вопрос о производстве чипов. Обострение китайско-американской конкуренции в сфере высоких технологий выглядит ключевой проблемой, которая, возможно, будет преобладать в будущей повестке китайско-американских отношений.

США обеспокоены тем, что Китай будет получать передовые технологии из развитых стран Европы и США различными способами, включая «неоправданные» с американской точки зрения, и использовать их для усиления национального потенциала, в первую очередь военного, чтобы бороться с Америкой на мировой арене.

Боязнь вызова доминирующему положению Соединённых Штатов является основным фактором, который двигал отношения между Китаем и Соединёнными Штатами в области высоких технологий от «сотрудничества» к «конкуренции». В этом процессе наиболее важны «когнитивные факторы», то есть субъективное суждение элиты Вашингтона об относительной силе Китая и США, которое способствует стратегическим изменениям политики Вашингтона.

Оглядываясь на историю взаимодействия между Китаем и США в области технологий с 1949 года, мы можем условно разделить её на три этапа.


Первый этап, который длился примерно с 1949 года до официального установления дипломатических отношений между Китаем и США в 1979 году, подразумевал отношение к Китаю как к крупному члену советского лагеря в холодной войне. Соединённые Штаты вводили строгие санкции, жёсткий контроль экспорта технологий в Китай.

Второй этап, примерно с момента установления дипломатических отношений между Китаем и США в 1979 году до первого срока правления Обамы, был отмечен распадом Советского Союза в 1991 году и окончанием холодной войны. Его можно разделить на два подэтапа: с 1979 года по 1989 год и с 1989 года по 2012 год. С 1979 года по 1989 год сотрудничество предусматривало борьбу с угрозой Советского Союза и понимание того, что усиление Китая выгодно для США. Соединённые Штаты Америки приняли относительно свободную политику экспорта технологий в Китай. Во время своего визита в США в январе 1979 года Дэн Сяопин подписал китайско-американское межправительственное соглашение о сотрудничестве в области науки и технологий с президентом США Картером. Более 30 соглашений плюс более 60 дополнительных соглашений, подписанных на основе этого документа, стали основными итогами этого этапа.

С 1989 по 2012 год китайско-американское межправительственное сотрудничество в области высоких технологий продемонстрировало очевидный регресс. США усилили контроль над экспортом технологий в Китай, сосредоточив внимание на смежных технологиях в военной области, а также на высокотехнологичной продукции двойного назначения. Этот контроль также оказал существенное влияние на торговый дисбаланс между Китаем и Соединёнными Штатами, увеличив дефицит США по отношению к Китаю. В то же время в этот период, с ускорением процесса реформ и открытости Китая, а также после вступления Китая во Всемирную торговую организацию в 2001 году значительно активизировалось неправительственные контакты между Китаем и Соединёнными Штатами. Пользуясь окончанием холодной войны, американский капитал активно продвигал глобальную схему производственных цепочек, а Китай и Соединённые Штаты постепенно сформировали систему промышленного сотрудничества. Активное взаимодействие в частном секторе также способствовало сотрудничеству на государственном уровне. В октябре 2010 года, в соответствии с консенсусом, достигнутым в рамках китайско-американского стратегического и экономического взаимодействия, две страны учредили китайско-американский диалог по инновациям в рамках Совместного китайско-американского комитета по сотрудничеству в области науки и технологий с целью укрепления своих научных и технических отношений.

Третий этап начался ориентировочно в 2013 году и продолжается по настоящее время. На фоне быстрого роста мощи Китая Соединённые Штаты оказались в ловушке финансового кризиса и негативных последствий войн в Афганистане и Ираке, и разрыв между общей силой двух стран рос быстрее, чем ожидалось. Это вызвало системную стратегическую тревогу руководителей США по поводу Китая. Исходя из предпосылки минимизации американских убытков, приоритетом Вашингтона стало подавление развития высоких технологий Китая для всестороннего и систематического закрепления стратегического преимущества Соединённых Штатов. В этот период, с развитием революции информационных технологий, конкуренция между Китаем и Соединёнными Штатами в области высоких технологий всё больше сосредотачивается на коммуникационных и информационных технологиях, таких как производство микросхем, искусственный интеллект, Big Data и квантовые вычисления. Широко используются методы экспортного контроля и «список юридических лиц» для подавления ведущих компаний Китая в смежных областях и блокирования растущего влияния китайских компаний в глобальной производственной цепочке. Пока всё это не будет наносить чрезмерного ущерба ведущим американским компаниям в смежных областях и при этом будет задерживать технологическую модернизацию Китая, подобные меры будут первостепенным выбором для США.


Согласно существующей практике, усиление контроля над экспортом технологий, трансграничных потоков данных, контроль инвестиций, регулирование производственной цепочки и контроль «утечки мозгов» стали основным выбором для Соединённых Штатов. В целом ключевым принципом контрольных мер США является «безопасность». На практике это обычно означает широкое применение положений ВТО о «национальной безопасности». Факт в том, что большинство технологий и продуктов в высокотехнологичных областях имеют в той или иной степени типичные характеристики «смешанного военного и гражданского использования». Исходя из этого, Соединённые Штаты пытаются построить новую парадигму управления безопасностью и контроля, которая охватывала бы все виды деятельности в высокотехнологичных областях, расширяя интерпретацию угроз национальной безопасности, исходящих от Китая. Во время администрации Трампа это означало не только усиление CIFUS, механизма проверки безопасности иностранных инвестиций при Министерстве финансов США, но и существенное усиление соответствующих положений Правил экспортного контроля Бюро промышленной безопасности министерства торговли. Среди них раздел 744.21, который касается ограничений на экспорт, используемый в Китае в военных целях, и усиливает идентификацию конечных пользователей. Любое физическое или юридическое лицо, которое намеревается участвовать в деятельности, связанной с «конечным военным использованием», или поддерживать её, будет рассматриваться как военный конечный пользователь. Это также выходит за рамки первоначальных правил, предполагающих непосредственное участие в военном производстве, сборке, исследованиях и разработках и подразумевающих производство определённых предметов.

Что касается трансграничного потока данных, США в основном следуют принципу «презумпции виновности» и стараются минимизировать поток связанных с США данных в китайские компании, даже если этот поток в основном связан с развлекательными приложениями, такими как TikTok. Обычный обмен талантами между Китаем и США также сталкивается с серьёзными препятствиями.

Однако стратегия размежевания, основанная на так называемой идее «безопасности» Соединённых Штатов, всё ещё ограничена структурными факторами. По-прежнему существуют серьёзные сомнения относительно того, как долго она может осуществляться, ведь Китай и Соединённые Штаты поддерживали высокотехнологичные связи в различных областях с самого окончания холодной войны. Это продукт естественного развития, основанного на рыночных и правовых принципах с учётом сравнительных ресурсных преимуществ. Другими словами, производственная цепочка, сформированная Китаем и Соединёнными Штатами в области высоких технологий, выгодна как Китаю, так и Соединённым Штатам, и выгода США до сих пор преобладает. Общее суждение американцев о теоретической китайской угрозе до сих пор не подтверждено какими-либо существенными доказательствами. Напротив, председатель Си Цзиньпин, министр иностранных дел Ван И и посол Китая в США Цуй Тянькай неоднократно заявляли, что Китай не намерен бросать вызов Соединённым Штатам в смысле стратегического соперничества крупных держав. Если же говорить о краткосрочных целях, то основная идея политики администрации Трампа, которая заключалась в оказании давления на Китай через высокотехнологичный сектор, чтобы заставить высокотехнологичное производство вернуть рабочие места в Соединённые Штаты, по сути, является нереализуемой, и это подтверждено реальной статистикой с 2018 года по 2020 год.

Объективно говоря, наличие конкурентных отношений между крупными державами – нормальное состояние. Но необходимо избегать таких конкурентных отношений, в которых преобладают ложные представления и которые вызывают отрицательные побочные эффекты. Принимая во внимание объективные масштабы Китая и Соединённых Штатов, если этот негативный побочный эффект произойдёт, очевидно, что глобальная бизнес-среда в целом столкнётся с огромными неопределённостями и проблемами. Поскольку мир, охваченный пандемией COVID-19, нуждается в восстановлении экономики и устойчивого стабильного развития, Соединённым Штатам следует как можно скорее обуздать своё чрезмерное беспокойство по поводу безопасности, чтобы Китай и Соединённые Штаты могли вернуться на рельсы благоприятного сотрудничества в различных областях, включая высокие технологии, и внести более позитивный вклад в стабильность и процветание.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх