Клуб «Валдай»

83 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Не одичать в «осыпающемся мире»

Не одичать в «осыпающемся мире»

Два года назад Валдайский клуб выпустил доклад «Жизнь в осыпающемся мире», в котором предположил, что многосторонняя кооперация сворачивается. Кризис международных институтов ведёт к нарастающей анархии – каждое государство будет полагаться на себя при решении задач выживания. События 2020 года настолько ярко подтвердили эту гипотезу, что удивили даже самих её авторов. COVID-19 – временное явление, как и все пандемии. Однако происходящее стало катализатором процессов, назревавших давно.

Суверенное государство остаётся единственным институтом, способным действовать организованно и достаточно эффективно. Иллюзия, будто государство может исчезнуть из мировой политики, уступив место трансграничным наднациональным субъектам, окончательно рассеялась.

Увеличивается роль государства и в экономике – в споре общественного и рыночного интереса чаша весов смещается в сторону первого. Устойчивость к неэкономическим шокам, которая обеспечивается государством, а не рынком, превращается в важнейший экономический показатель. Ведь в то время, когда экономика стала поистине глобальной, политика остаётся международной.

Теряют смысл привычные идеологические схемы, прежде всего дихотомия «демократия – авторитаризм».

Кризис показал, что дееспособность государств определяется в другой системе координат. Она больше связана с культурой и традицией, чем с политическим устройством. Одной из основных категорий наступившего периода будет этический плюрализм – отсутствие «правильного» ценностного набора, которому должны следовать все.

Эра «либерального мирового порядка» (конец 1980-х – середина 2010-х годов) завершена. В его основе лежал военный баланс сил, унаследованный от периода холодной войны, а также набор норм и свобод, обеспечивающий относительно справедливый доступ к благам глобализации для тех, кто эти нормы соглашался соблюдать. Эксперимент не удался, поскольку предусматривал доминирование определённой группы стран, а это воспринималось другими как несправедливость.

«Осыпание» международных институтов сводит будущее к двум базовым вариантам. Либо сохранение наиболее важного из предыдущего развития (ООН) и создание с опорой на него новой функциональной инфраструктуры. Либо ещё одна биполярность, схватка двух гигантов (США и Китая), но гораздо ожесточённее той, что наблюдалась в годы холодной войны. Американо-китайское противостояние не воспроизведёт стабильную модель «Соединённые Штаты – Советский Союз» второй половины ХХ века. Предстоит непримиримая конкуренция другого набора игроков в совершенно других международных условиях. Ядерное оружие остаётся главным фактором, защищающим от сползания к глобальной военной катастрофе. Но его сдерживающий потенциал не безграничен, а дальнейшая деградация институтов ударит и по нему.

Эрозия политических структур усугубляется социальными сдвигами. Осознание угроз способно перечеркнуть главные отличительные черты прежней эпохи: в первую очередь достигнутое в нынешнем столетии новое качество массовой мобильности. Глобализированный мир превращается из «общества безграничных возможностей» в «общество неограниченного риска». Постоянный риск требует глобальной солидарности. Но человеческие инстинкты против этого.

Принцип «каждый за себя» и запрос на закрытость от влияния извне могут стать императивными.

Тенденции к деглобализации, проявившиеся годы назад, обретают отчётливые формы. Рациональные выкладки говорят о необходимости укреплять глобальное сотрудничество для решения экономических проблем. Но этого ещё недостаточно для того, чтобы его достичь. Пока ведущие экономики в состоянии согласиться только с тем, что надо попробовать минимизировать ущерб другим при принятии мер по собственному спасению.

По какому из возможных сценариев ни развивалась бы мировая экономика после пандемии, избыток ресурсов сменится их дефицитом. И ужесточение борьбы за них неизбежно. При самом неблагоприятном ходе событий нормой станет «международно-политический дарвинизм», самая архаическая версия международных отношений.

Понадобятся новые формы глобальной моральной ответственности, чтобы снижать угрозы, возникающие из-за объективной разницы в соотношении сил претендентов на ресурсы, которых «на всех не хватит». Так что, повторим, выбор прост: сохранение ООН как института, который доказал свою способность поддерживать мир и, несмотря ни на что, представляет собой высшую возможную форму сотрудничества в международных отношениях, или откат в жестокую борьбу, которая руководствуется не разумом, а инстинктами. Постоянные члены Совета Безопасности, обладающие с момента создания ООН специальными привилегиями, несут особую ответственность перед всем миром за то, чтобы второй сценарий не стал реальностью.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх