Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Наука побеждать: международные академические рейтинги и научная политика России

Наука побеждать: международные академические рейтинги и научная политика России

Неприступной крепостью для российской науки остаются международные академические рейтинги и публикации в научных журналах, индексированных в Web of Science и Scopus. И хотя эта цель стала приоритетом научной политики, дискуссия об эффективности наукометрических показателей для оценки результативности российской науки не прекращается, пишет Андрей Сушенцов, программный директор клуба «Валдай».

Мнения о необходимости отказа от участия в международных рейтингах и публикаций в журналах, индексированных в Web of Science или Scopus, большинство которых издаются на Западе, имеют под собой некоторые основания. Так, в социогуманитарных науках встречаются эпизоды политизации, когда научные публикации российских авторов отклоняются по причине «неправильных оценок». Сами социогуманитарные науки не вполне сложились, они во многих случаях не могут убедительно ответить на фундаментальные вопросы о человеке и обществе, но при этом уже задают нормативные стандарты, по которым оценивается правильность суждений. Последняя волна политизации исследований под лозунгом Black lives matter дезориентирует и отталкивает российских исследователей, которые не понимают, почему они должны подстраиваться под новомодные западные течения.

Нужно сказать правду – принятие за общенаучный стандарт Scopus и Web of Science, а не РИНЦ означает делегирование права определения научного успеха третейскому судье. Точно так же и крупные российские бизнесмены разбирают споры между собой в лондонском суде, поскольку считают его суждения более беспристрастными.


В западной академической системе есть ряд особенностей. Она основана на доминировании богатых частных вузов, которые конкурируют между собой за лучших преподавателей и студентов. Преподаватели и учёные в ходе своей карьеры проходят чрезвычайно трудный «естественный отбор» за позиции в лучших университетах. Основным критерием этого отбора являются публикации в ведущих научных журналах; общеизвестно выражение Publish or perish– «Публикуйся или погибни». Только наиболее блестящие, убедительные, научно и методически подготовленные специалисты получают приглашение в университеты Лиги плюща. Для поддержки этого процесса возникла плеяда частных и университетских научных журналов, которые дают платформу для этих публикации. В ситуации конкуренции журналов возникли рейтинговые агентства, которые присуждают журналам импакт-факторы и квартили. Другими словами, западная система – эта система свободной конкуренции лучших кадров за ресурсы, находящиеся в частных руках.

Сложившийся на этой основе международный стандарт главным образом опирается на опыт американских и британских вузов. Именно поэтому до 90% статей в ведущих научных мировых журналах до сих пор публикуются авторами из США и Британии. С точки зрения гуманитарных и социальных наук на Западе свои особенные дискурс и эпистемология знания, которые не во всём соответствуют российской системе координат. Локальными темами, связанными с Евразией, на Западе интересуются мало и нередко обвиняют российских исследователей в политизации в случае несовпадения точек зрения на вопросы общего интереса, особенно конфликтные.

В чём особенность российской системы? Это преимущественно государственная централизованная система университетов и исследовательских институтов с низкой мобильностью кадров, с низким входным порогом и относительно низкими зарплатами. Нередко в прошлые годы на руководящие посты в академической сфере назначались администраторы из других ветвей власти, не имеющие опыта научной работы. Задача такой системы – не быть академически конкурентноспособной, а обеспечивать образовательный процесс на удовлетворительном уровне и быть готовой к мобилизации на решение практических задач, если они вместе с необходимыми для этого ресурсами поступят от государственных органов. Возможность централизовать и мобилизовать ресурс позволяет российской системе быть результативной. Так, в короткое время в Советском Союзе было создано ядерное оружие, совершён рывок в космос, разработана вакцина от полиомиелита. Разработка технологий сверхзвуковых ракет и создание вакцины от коронавируса показывают, что и в России наука продолжает давать результаты мирового уровня. Благодаря централизации и мобилизации ресурсов достижение этих результатов у российских учёных занимает меньше времени, чем у их западных коллег. И главное – в достижении этих передовых результатов научные публикации играют второстепенную роль.

Даже практика научной конкуренции вводится в России централизованно, через государственные программы грантов РНФ, РФФИ, программы мегагрантов Правительства, Минобрнауки и другие. Хотя и тут встречаются лоббистские компании в интересах конкретных институтов, но в целом сложилась конкурентная система на основе меритократии, вполне в духе западных институтов. Однако в отличие от них в России деньги платятся за сам факт публикации в журналах, индексированных в Web of Science или Scopus, но публикации не являются должностной обязанностью научных сотрудников. Тем самым в России формируются центры компетенции по типу «школы олимпийского резерва» – для результативных «выступлений» российских учёных на международной арене.

Российская система никогда не станет западной. В России мало частных университетов, нет высокой мобильности кадров и почти отсутствуют интересные для иностранных специалистов рабочие места. Ослаблена меритократическая линия карьеры. Вузы бедны, они обеспечивают образовательный процесс и готовятся к мобилизации для решения срочных государственных задач. Зачастую единственный финансово привлекательный карьерный трек для молодого учёного – административный. Приток иностранных абитуриентов в Россию происходит преимущественно из Евразии – стран близкой социально-культурной среды или низкого платёжеспособного спроса. Всё это в совокупности не побуждает к росту числа публикаций в журналах Web of Science или Scopus. В итоге место российских университетов в международных рейтингах никогда не будет выдающимся.

Но международные рейтинги не самоцель. Российская наука должна отталкиваться от национального развития в первую очередь. Означает ли это, что надо снять цель публикации в журналах, индексированных в Web of Science или Scopus, и перестать ориентироваться на международные рейтинги? Конечно, нет. Здесь решается несколько важных задач. Во-первых, путём передачи научным коллективам внешних, не зависящих от администрации вуза или института грантовых денег укрепляется кадровый потенциал российской науки, удерживается в ней молодёжь, что важно для предотвращения «износа» образовательной системы в условиях массового высшего образования. Во-вторых, происходит поддержка конкуренции – у малых лабораторий появляется возможность независимости от административной вертикали своего вуза или института. В результате появляется целое поколение конкурентоспособных администраторов науки, которые в будущем могут занять руководящие позиции. В-третьих, публикации за рубежом – это тренировка с сильными «спарринг-партнёрами», которая готовит к решению будущих мобилизационных задач в России. Наконец, в-четвёртых, это освоение зарубежных ноу-хау, которые в будущем можно применить в нашей стране.

В результате российская академическая система становится сложнее, богаче, обильнее талантами и администраторами. Как побочный продукт появляются знаковые исследования и публикации за рубежом. Но главный результат грантовой программы, направленной на публикации в журналах Scopus и Web of Science, в том, что российская научная система таким образом готовится выдавать первоклассный продукт в мобилизационном режиме.

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх