Клуб «Валдай»

85 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Российская политика администрации Байдена: основные отличия от стратегии Трампа

Российская политика администрации Байдена: основные отличия от стратегии Трампа

Целью новой администрации США будет одновременно сдерживание России путём проведения «отвлекающих» её внимание операций и попытка вовлечения Москвы в сотрудничество. В долгосрочной перспективе главная цель США – включить Россию в систему отношений, которая позволит удерживать Китай от перехвата лидерства в ХХI веке, полагает Андрей Сушенцов, программный директор клуба «Валдай».

Можно предполагать, что со сменой администрации США американская политика на российском направлении претерпит значительные изменения. Этому есть несколько причин.

Во-первых, последние четыре года политика США в отношении России была продуктом межпартийной борьбы. Демократы инструментально использовали «российский вопрос» против президента Дональда Трампа. После прихода в Белый дом новой администрации в этом больше нет необходимости. Трамп пытался осуществить институциональный переворот в американской политике, однако делал это негодными средствами. Демократы отвечали: сначала расследованием Конгресса, затем стимулированием кампании «Russiagate» и дважды – попыткой импичмента. Значимость российского вопроса в американской политике была спекулятивной, но теперь происходит снижение его значимости. Россия перестаёт быть главным вопросом внутренней политики США.


Во-вторых, на смену импульсивному Трампу приходят системно мыслящие профессионалы. Импульсивность и эгоцентричность Трампа часто находила своё выражение в конкретных внешнеполитических шагах. Например, демонстрационное силовое давление на Северную Корею, Сирию, Иран, Китай и Венесуэлу. Экономическое давление против тех, кого нельзя принудить силой – России, Турции, союзников по НАТО. И односторонний выход из договоров и организаций, например, из Парижского соглашения по климату, НАФТА, ДРСМД, «ядерной сделки» с Ираном и других.

Трамп не умел создавать системы, в отличие от предыдущего республиканского президента Джорджа Буша – младшего. Кадровая чехарда, которая наблюдалась при Трампе, была беспрецедентной – количество сменивших свои посты высших должностных лиц за время правления президента поставило рекорд. Трамп боролся не только с демократами в оппозиции, но и с собственной партией, и та отвечала саботажем. Утечки, кража документов, дезинформирование первого лица стали нормой в предыдущей республиканской администрации. Слабый организационный навык президента Трампа позволил ему достичь только одного значимого достижения во внешней политике – нормализации отношений Израиля с несколькими ближневосточными странами, и это было совершено путём «подкупа». В общем-то, даже хорошо, что Трамп оказался менее способен к системной деятельности, чем Джордж Буш-младший, поскольку мир помнит, чего стоила реализация стратегии «Трансформация Большого Ближнего Востока» в его правление.

В конечном счёте на смену импульсивной команде Трампа придут карьерные бюрократы. В США появится единый субъект, который может отвечать за свои слова и выполнять договорённости; никто внутри аппарата не будет их саботировать. Россию новая администрация будет сдерживать более системно, но при этом уйдёт бессмысленная напряжённость и односторонние шаги. Политику России на американском направлении можно планировать на более длинный горизонт.

В-третьих, команда, которая сейчас заступает на внешнеполитические позиции в администрации Байдена, имеет большой опыт работы с Россией и прошла через кризис отношений с ней. Целый ряд фигур нового кабинета уже работал в администрации Обамы на российском направлении – сам президент Байден, госсекретарь Тони Блинкен, советник по национальной безопасности Джейк Салливан, глава ЦРУ Билл Бёрнс, спецпредставитель по климату Джон Керри, заместитель госсекретаря Виктория Нуланд и другие. Эти люди принимали участие как в разработке «перезагрузки» в отношениях с Россией, так и в кризисах в Ливии и на Украине, которые привели к крушению этой перезагрузки. У них не будет иллюзий о возможностях улучшения отношений с Москвой, оценка взаимных интересов будет более трезвой.

Именно команда вокруг Обамы и Байдена инициировала кампанию “Russiagate”, которая строится вокруг обвинений во вмешательстве России во внутренние дела США, но одновременно они понимают и пределы российского влияния на американскую внутреннюю политику.

Они полагают, что Россия выступала как спойлер, и сами видят для себя такую же роль в российской внутренней политике.

При этом новая команда будет поглощена внутриполитическими проблемами США и теоретически должна проявлять осмотрительность в кризисах. Допускаю также, что они будут удерживать своих союзников от излишних провокаций, как, например, это сделал Барак Обама, остановив Израиль от ракетного удара по Ирану в конце своего президентского срока, или Джозеф Байден, который в 2016 году устроил выволочку президенту Украины Петру Порошенко за организованную им провокацию на российской границе в Крыму. Правда, президент США Джозеф Байден уже не отказал себе в удовольствии сделать провокационное заявление в адрес Владимира Путина. Словами дело не ограничится – во Временном стратегическом руководстве по национальной безопасности говорится о намерении проводить провокации и операции в «серой зоне».

В-четвёртых, между республиканской и демократической администрациями пролегает «грубый шов» – происходит прерывание текущих инициатив и программ администрации Трампа. Команда Байдена проводит инвентаризацию того, что происходило при Трампе во внешней политики в области санкций, специальных операций и провокаций. По некоторым из этих направлений изменения видны и сейчас. Например, молниеносное продление соглашения СНВ-3 или возвратная динамика с Ираном по поводу условий возвращения США к исполнению ядерной сделки.

Так или иначе, новая администрация потратит несколько месяцев на выработку новой стратегии, целью которой будет одновременно сдерживание России путём проведения «отвлекающих» её внимание операций и попытка вовлечения Москвы в сотрудничество. В долгосрочной перспективе главная цель США – включить Россию в систему отношений, которая позволит удерживать Китай от перехвата лидерства в ХХI веке.

Другими словами, основные перемены в американской политике в отношении России будут состоять в возобновлении системности и большей рассудочности. Если раньше Россию обвиняли во всех бедах, под которыми в первую очередь понималось президентство Трампа, то теперь оснований для этого не будет. Симптоматично появление летом 2020 года письма 103 ведущих американских русистов о том, что США необходимо пересмотреть перечень своих приоритетов в отношении России. Письмо было адресовано не российским коллегам, а собственно американскому истеблишменту, который слишком увлёкся «охотой на ведьм» и отложил в сторону вопрос о том, зачем, собственно, Соединённым Штатам нужны устойчивые отношения с Россией. Действительно, зачем?


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх