Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Опыт ЮАР: как объединить науку и политику для построения нового постпандемического глобального порядка

Опыт ЮАР: как объединить науку и политику для построения нового постпандемического глобального порядка

За этой пандемией, вероятно, возникнет гораздо более сложная экономическая и геополитическая среда, в которой страны, способные объединять научные и политические процессы, будут адаптироваться и работать эффективнее по сравнению со странами, не способными это сделать, пишет Филани Мтембу, исполнительный директор Института глобального диалога ЮАР.

Глобальная пандемия COVID-19 высветила важность роли государства, способного эффективно и скоординированно реагировать на различные традиционные и нетрадиционные угрозы в рамках взаимосвязанной геополитической и геоэкономической среды. Национальные государства по всему миру реагируют на пандемию по-разному, и порой страны с большим объёмом ресурсов даже отстают от стран с более ограниченными ресурсами. Это особенно относится к некоторым государствам глобального Юга, которые используют свой предыдущий опыт борьбы с пандемиями и эпидемиями в своих странах и регионах для борьбы с COVID-19. Как бы то ни было, их реакция на пандемию содержит некоторые важные намёки на то, как может выглядеть глобальный ландшафт после пандемии и выхода из локдауна.

Хотя пандемия может ускорить социально-экономические противоречия и раскол в одних странах, она также послужит для других катализатором проведения широкомасштабной реструктуризации и реформ, чтобы подготовиться к новому постпандемическому геополитическому и геоэкономическому ландшафту.

Стремясь преодолеть кризис в области здравоохранения, созданный COVID-19, страны одновременно сталкиваются с экономическим и экологическим кризисом. В такой ситуации необходимо сократить разрыв между наукой и принятием политических решений на основе фактических данных.

В недавнем обращении к стране президент ЮАР Сирил Рамафоса признал, что Южная Африка и мир никогда не будут прежними. Он призвал к новому общественному договору между бизнесом, трудящимися, сообществами и правительством. Он также подчеркнул необходимость построения новой экономики в новой глобальной реальности. С этой идеей мало кто готов спорить, хотя детали при создании этой новой экономики, несомненно, будут оспариваться. Основываясь на реакции различных социальных субъектов на начальных этапах пандемии, государство, вероятно, будет стремиться ускорить столь необходимые структурные реформы путём содействия локализации и индустриализации экономики, реформирования государственных предприятий и укрепления неформального сектора.


При столкновении с новым вирусом, методики борьбы с которым отсутствовали, введение правительством ЮАР жёсткого локдауна в значительной степени выглядело решающей, скоординированной, понятной мерой, подкреплённой тесными рабочими отношениями с научным сообществом. Конечно, в реализации и применении того, что называют одним из самых строгих локдаунов в мире, были допущены и будут допущены некоторые ошибки. Это, прежде всего, касалось беднейших слоёв населения с высоким уровнем риска заражения. Но там, где ошибки были выявлены, государство обычно реагировало вовремя, даже меняя курс в тех случаях, когда это считалось нужным. Хотя государство руководило ответными мерами, оно также обратилось к обществу с призывом поддержать его усилия, мобилизуя таким образом частный сектор, гражданское общество и другие заинтересованные социально-политические институты.

Президент и его кабинет решили пожертвовать треть своих зарплат в Фонд солидарности, созданный для борьбы с воздействием COVID-19, что побудило представителей оппозиции и других слоёв общества в разных формах последовать их примеру. Однако поскольку оппозиционные партии всё же хотят оставаться заметными в условиях локдауна, элементы первоначального межпартийного консенсуса начинают разрушаться, так как различные заинтересованные группы пытаются продвигать свои позиции в области восстановления экономики, предлагая разные варианты выхода из локдауна. Динамика взаимодействия между должностными лицами и научным сообществом подвергается испытаниям в ещё большей степени, поскольку в настоящее время в стране вновь открывается большинство секторов жизнедеятельности, включая религиозные учреждения, школы и рабочие места. Это особенно актуально, поскольку научное сообщество не обязательно делает одни и те же умозаключения или приходит к одним и тем же выводам, показывая, что даже там, где существуют тесные рабочие отношения с экспертным сообществом, выборные должностные лица в конечном итоге должны принимать спорные решения.

Если ЮАР хочет успешно действовать в сложном экономическом и геополитическом ландшафте после COVID-19, она должна будет продемонстрировать, что такой тип лидерства не является явлением, вызванным самой глобальной пандемией за последние 100 лет, но может устойчиво применяться для решения других социально-экономических проблем, стоящих перед страной. Действительно, бедность, безработица и неравенство представляют такую же существенную угрозу для развития страны, как COVID-19, и их необходимо решать в тех же масштабах срочности, координации и выработки политики на основе фактических данных.

Решительный ответ Южной Африки на COVID-19 позволил выиграть ценное время для усилий по сдерживанию вируса и гарантировать, что система здравоохранения не будет перегружена. Стране также повезло, что министр здравоохранения Звели Мхизе является квалифицированным врачом, разбирающимся в проблемах пандемий и эпидемий. Это дало возможность ЮАР успешно координировать подход правительства и всего общества к борьбе с COVID-19, где взаимодействие анализа фактических данных и научного подхода помогло выработать плодотворные решения с участием других министерств. В то время как экспертам – таким, как известный эпидемиолог Салим Карим, – было поручено руководить различными процессами, решения в конечном итоге принимались на политическом уровне (и ответственность за них, соответственно, возлагалась на политиков).

За этой пандемией, вероятно, возникнет гораздо более сложная экономическая и геополитическая среда, в которой страны, способные объединять научные и политические процессы, будут адаптироваться и работать эффективнее по сравнению со странами, не способными воплощать в жизнь свои приоритеты развития. Эффективная работа вовсе не означает, что все внутренние противоречия будут стёрты. Трудные решения должны будут приниматься и выполняться государством, но с учётом тех же широких консультаций, коммуникаций и с той же решительностью, которые сформировались в борьбе с COVID-19. Подход правительства и общества, применяемый к COVID-19, необходимо перенести в постпандемический миропорядок для решения проблем бедности, безработицы и неравенства. Мозговые центры, университеты и исследовательские организации в различных секторах должны быть готовы анализировать возможности и проблемы Южной Африки в постпандемическом порядке. Это особенно важно, поскольку страна использует цифровую дипломатию для координации на Африканском континенте в качестве председателя Африканского союза и завершая год в качестве непостоянного члена Совета Безопасности Организации Объединённых Наций.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх