Клуб «Валдай»

83 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Политика идентичности в США как вызов для государственного управления

Политика идентичности в США как вызов для государственного управления

Cохранение идентичности всегда было одной из главных ценностей в США. Нация, которая, подобно полотну, ткалась на протяжении нескольких веков из иммигрантов различных этносов, гарантировала, что представители каждого из них, даже относительно немногочисленных, сохранят свою идентичность, оставаясь при этом американцами. Каким образом в общем «плавильном котле» различные группы сохраняли религиозные, этнические, прочие формы самоидентичности? В этом заключается один из парадоксов Соединённых Штатов, пишет Павел Шариков, руководитель Центра прикладных исследований Института США и Канады РАН.

Сохранению идентичности способствовали англосаксонские правовые и политические традиции, предоставляющие гражданам высокую степень свободы при минимальных запретах. Не менее важную роль играл и религиозный фактор. Протестантская культура практически не имела отношения к институтам государственного принуждения и никогда не выстраивала многоуровневой иерархии в масштабах страны. С этим связана и идея community (сообщества), одного из непереводимых на русский язык понятий американской культуры. В литературе описываемые явления получили общее название – «мультикультурализм».

Очень точное определение мультикультурализму дал выдающийся отечественный американист Владимир Согрин.

В своём определении он отходит от «этнокультурного детерминизма» и включает в это понятие «взаимоотношения других социальных групп», главными из которых являются: «1. Расово-этнические; 2. Классово-экономические; 3. Религиозные; 4. Гендерные; 5. Поколенческие». В истории США «конфликтовали этносы белых, чернокожие и индейцы; буржуазия и рабовладельцы; капитал, пролетариат и фермеры; протестанты и католики; мужчины и женщины; взрослые и молодёжь», пишет он .


В самом деле, по мере развития политической системы в США всё новые социальные группы получали признание и гарантию своих прав. В конце XVIII века, при формировании государственной системы, в Соединённых Штатах фактически была установлена аристократическая республика. В такой системе гражданскими правами имели возможность воспользоваться только состоятельные граждане мужского пола.

Следствием реформ «джексоновской демократии» к концу 1850-х годов явилось равенство возможностей не только для представителей аристократии, но и для менее состоятельных людей. Однако, хотя реформы президента Джексона принесли равенство возможностей большому количеству американцев, значительные слои населения по-прежнему не имели доступа ко всем гражданским правам. Отмена рабства знаменовала собой начало борьбы чернокожих граждан за свои права. Значительной победой чернокожего населения стало принятие закона «О гражданских правах» 1964 года. В 1920 году в результате масштабного движения суфражисток были признаны гражданские права женщин.

Каждый раз та или иная социальная группа имела дело с политической системой, характерной чертой которой на протяжении почти всей истории Соединённых Штатов была двухпартийность. В XX веке, особенно в последние десятилетия, разные социальные группы добивались представительства в структурах власти через Демократическую или Республиканскую партии.

В конце XX века сформировались социальные группы, идентичность которых строится вокруг совершенно новых идей, ранее не имевших отношения к политике. К примеру, в 1990-е годы в США наметилось возрастающее влияние ЛГБТ-сообщества. Нередко борьба за права переходила рамки разумного и принимала совершенно дикие формы – как, например, политическая корректность, способная иной раз заменить собой свободу слова.

Большую роль в развитии сообществ и политической организации социальных групп сыграл интернет. Благодаря ему образовалась возможность развивать сообщества, организованные не локально, но посредством всемирной информационной сети. Примечательно, что решающая роль в этом процессе принадлежит социальным сетям. Основатель Facebook Марк Цукерберг в одном из своих выступлений о перспективах развития своей компании сказал, что одна из главных целей компании заключается в том, чтобы «давать людям возможность создавать сообщества, объединять людей в мире».

Всё это привело к заметному усложнению политической системы, появлению в ней новых организационных структур, институтов, функций. Очевидно, что найти баланс в использовании государственных ресурсов для того, чтобы обеспечить равенство возможностей и соблюдение прав каждого из сообществ, желающих сохранить свою идентичность, практически невозможно. При этом многие «западные демократии» вынуждены реагировать на голоса даже маргинальных социальных групп и проводить политику идентичности.


Известный современный исследователь демократии Фрэнсис Фукуяма, противник политики идентичности, отмечает, что она ослабляет политическую стратегию. «Наблюдаемый в современном мире упадок американской политической системы связан с экстремальной и беспрецедентной поляризацией, превратившей обычное государственное управление в балансирование на грани войны», – пишет он.

«Температура кипения» в плавильном котле заметно повысилась. Политический механизм, работавший стабильно и надёжно более ста лет, начал «пробуксовывать». Консолидация социальных групп вокруг Республиканской и Демократической партий привела к тому, что позиции этих партий стали максимально оппозиционными друг другу. В результате в американском обществе наметился раскол, который проявляется особенно резко при смене политических циклов в ходе выборов.

Так, многие исследователи отметили, что степень политической поляризации на выборах в 2016 году была особенно высокой. Дэвид Кимболл, Джозеф Энтони и Тайлер Ченс в исследовании «О состоянии партий в США», посвящённом американским выборам, скептически относятся к идее о том, что идеология является определяющим фактором предпочтений избирателей. Они утверждают, что «движущей силой поляризации становится самоидентификация групп интересов с той или иной политической партией в США. Принадлежность избирателя к той или иной группе интересов определяет его политические взгляды» . Оригинальную версию высказали журналисты издания Vox: по их мнению, одним из факторов успеха президента Дональда Трампа на выборах 2016 года стало то, что он использовал риторику защиты меньшинства в отношении белых американцев христианской веры, то есть той самой категории населения, которая никогда в истории страны не была меньшинством.

К 2020 году ситуация резко осложнилась, к назревшим политическим противоречиям добавилось недовольство общества антикризисными мерами, предпринятыми администрацией президента в ходе борьбы с коронавирусом.

Спрогнозировать, как будет развиваться ситуация в США, крайне сложно. Слишком много факторов, оказывающих влияние, и неясно, какой из них окажется доминирующим при любом исходе выборов 2020 года. Всё чаще высказываются мнения о том, что захлестнувшие Америку протесты предвещают распад страны или, по крайней мере, новый гражданский конфликт. Предпосылками для начала новой гражданской войны могло бы стать появление и развитие политической силы, выступающей за смену или радикальные изменения в действующей политической системе. Если такие силы и присутствуют в США, их вес ещё явно недостаточен для того, чтобы оказывать заметное влияние на политику. Наиболее же громкие представители протестов апеллируют к действующей системе и требуют принятия мер от действующей власти. К тому же одной из форм «примирения» является сменяемость власти, что вполне может произойти в результате грядущих выборов. Не исключено, что градус напряжения в американском обществе будет снижен в случае, если победит Демократическая партия.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх