Клуб «Валдай»

75 подписчиков

Свежие комментарии

  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...
  • valerij
    По преданиям Ливан был когда-то стабильной страной и финансовым центром Ближнего Востока. Но сколько я себя помню (вк...«Вскипает, как во...

Санкции США против Ирана: новая эскалация?

Санкции США против Ирана: новая эскалация?

Эскалация американо-иранского конфликта в начале января 2020 года привела к очередной волне санкций США против Ирана. Вашингтон уклонился от военного ответа на обстрел своих иракских объектов баллистическими ракетами. Тегеран позиционировал ракетный удар как ответ на убийство генерала Сулеймани. Обстановка серьёзно накалилась. Однако в итоге американцы отказались от силовой акции, ещё больше усилив давление с помощью санкций. На Вашингтон работает время. Но у Ирана на руках тоже есть козыри. О том, кто победит в санкционной войне, пишет Иван Тимофеев, программный директор клуба «Валдай».

10 января Минфин США внёс в SDN-лист 20 компаний, большая часть которых являются системообразующими для сталелитейного сектора Ирана. Среди них предприятия по производству стали, алюминия, меди, а также связанные с ними зарубежные фирмы. Формальным основанием стали исполнительный указ №13871, подписанный президентом США ещё 9 мая 2019 года. Согласно указу, профильные ведомства США (Министерство финансов и Государственный департамент) могут блокировать компании, принадлежащие к упомянутым производствам. Указ также позволял использовать санкции против зарубежных финансовых институтов, осуществляющих сделки с иранскими производителями стали, алюминия и меди.

Для иранцев эта мера достаточно болезненна, так как из-за угрозы санкций США против банков предприятия в значительной степени лишаются возможности полноценно осуществлять сделки с зарубежными контрагентами. Они попросту выталкиваются из международной финансовой системы.

Интересно, что указ 13871 был введён в качестве ответной меры на частичное сокращение Ираном своих обязательств по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД). Тегеран взял курс на постепенное сворачивание СВПД после одностороннего выхода США из сделки в мае 2018 года и полномасштабного восстановления режима американских санкций, действовавших до 2015 года. Однако вплоть до недавнего времени указ 13871 оставался на периферии в «меню ограничений» против Ирана. 10 января 2020 года американский Минфин использовал его в полном объёме. На первый взгляд попавшие в SDN компании не являются критически важными для иранской экономики и экспорта. По крайней мере, он несопоставим со значимостью нефтегазового сектора. К тому же продукция этих предприятий, судя по всему, востребована внутренним рынком. Однако против иранского нефтяного сектора уже действуют масштабные санкции США. Сталелитейный сектор и добыча минерального сырья могли бы стать важным элементом в диверсификации экспорта и экономики в целом. Это ёмкий сектор с точки зрения технологий и рабочих мест. Американские санкции осложнят возможности экспорта на данном направлении. Они же создают препятствия для сотрудничества с зарубежными партнёрами с целью модернизации отрасли.

Впрочем, уже в тот же день Дональд Трамп выпустил очередной исполнительный указ, ужесточающий санкции против Ирана. Формальный повод – угроза американским военным объектам, поддержка терроризма и различных вооружённых групп. Указ расширяет число подсанкционных секторов иранской экономики. Теперь Минфин может блокировать также компании строительной, горнорудной и текстильной промышленности, а также производственного сектора. Более того, теперь Министерство финансов и Государственный департамент по своему усмотрению могут выбрать любую другую отрасль иранской экономики и наложить санкции на предприятия этой отрасли. Само собой, воспроизводится норма о санкциях против зарубежных банков, которые вступают в транзакции с компаниями из обозначенных секторов. Наряду с уже привычными штрафами Минфин может запрещать или существенно ограничивать возможности таким банкам иметь корреспондентские и сквозные счета в США.

Всё это накладывается на значительный объём санкций, возобновлённых Вашингтоном после выхода из СВПД. Они регламентируются исполнительным указом 13846 от 6 августа 2018 года. В частности, под санкции попали нефтяной, автомобильный, финансовый, судостроительный, судоходный и портовый сектора. Иными словами, воспроизводился удар по наиболее важному для Ирана экспорту нефти и нефтепродуктов, и необходимой для этого финансовой и транспортной инфраструктуре. Как и в упомянутых выше указах, санкции предполагались и против зарубежных банков, работающими с подсанкционными секторами. Ситуация для Ирана усугубилась тем, что США упразднили ранее действовавшие ограничения по применению нефтяных санкций для восьми стран. Кроме того, определялись санкции против тех зарубежных банков, которые осуществляют операции с иранским реалом. Фактически указ возобновлял действие или опирался на целый ряд законов, которые были приняты ещё до заключения СВПД и были лишь приостановлены. Среди них – ISA, CISADA, TRA, IFCA и целая серия исполнительных указов предыдущих президентов США.

Параллельно Вашингтон усилил нажим на Китай, остающийся важнейшим торговым партнёром Ирана. Ещё до инцидентов января 2020 года США посылали КНР недвусмысленные сигналы о том, что не потерпят нарушения режима санкций. Так в 2019 году в SDN-лист была включён крупный китайский танкерный перевозчик COSCO-Shipping Tanker. Громкое дело Huawei связано с предполагаемым поставками в Иран телекоммуникационного оборудования, содержащего американские компоненты. То же касается и дела китайской ZTE.

Логика очередного наращивания санкций проста. Ограничения должны усугубить экономическое положение Ирана, которое и так существенно ухудшилось после возобновления американских санкций и ухода из страны крупных зарубежных компаний под угрозой вторичных санкций США. Американские официальные лица открыто поддерживают общественные протесты в Иране. Сценарий стихийной смены власти силами улицы и последующая «демократизация» Ирана – оптимален для Вашингтона. Он не требует опасных военных кампаний и потенциально может привести к уступкам Ирана по всем фронтам, если «демократическая» революция окажется успешной.

Однако у этого плана есть ряд проблем. Первая состоит в том, что упадок качества жизни населения под воздействием санкций не обязательно приводит к революциям. Если государство использует так называемые «мягкие репрессии» и делает это точечно, то правительству удаётся выстоять. Во-вторых, протесты и массовые акции в Иране – не новость. Их линейное восприятие в удобной для американцев схеме «народ – режим» может попросту не соответствовать реальности. Иранское общество само по себе довольно сложное, а существующие в нём противоречия значительно более мозаичны и многообразны. Они не вписываются в привычную модель запроса на демократизацию и не исчерпываются им. Связь между недовольством своим правительством и желанием его свергать революционным путём, тем более при американской поддержке, неочевидна. В-третьих, санкции способны легитимировать непопулярные меры правительства, хотя их использование в этом качестве также трудно назвать новым – в обществе накопилась усталость от непрерывного внешнего давления.

В руках США набор санкций также не бесконечен. Влияние каждого нового витка, по всей видимости, ниже в сравнении с предыдущим. На Вашингтон работает время. Американцы исходят из того, что эффект от санкций становится всё более сильным с течением времени и накапливающегося ущерба для экономики.

Но у Ирана на руках тоже есть козыри. Он может либо вернуться к ядерной программе, пусть и под угрозой военного удара. Либо добиться саботажа санкций США со стороны других крупных игроков. Первый сценарий крайне рискован. Второй не гарантирует успеха: вместо того, чтобы стать «чёрными рыцарями», другие игроки могут просто наблюдать за развитием событий. Но списывать его со счетов тоже нельзя. Действия США во многом являются односторонними. Их легитимность – всё более сомнительна. А раздражение попадающих под вторичные санкции третьих стран нарастает.

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх