Клуб «Валдай»

83 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Санкции и финансовая преступность: вместе или врозь?

Санкции и финансовая преступность: вместе или врозь?

Закономерно и правильно желание американцев бороться с незаконными финансовыми схемами и преступностью. Однако в этой же категории оказываются и те, кто подвергается санкциям. Среди них есть и заядлые преступники, и вполне системные чиновники или организации, попадающие под санкции по политическим причинам. Сегодня санкции всё больше затрагивают крупных игроков, таких как Россия и Китай. Американцам неизбежно придётся сотрудничать с ними в противодействии преступности, но при этом работать с ними и как с мишенями своих санкций. Подобная двойственность уже существует, пишет Иван Тимофеев, программный директор клуба «Валдай». Большой вопрос, как долго она продлится и к чему приведёт. 

Американский закон PL 115-44 (CAATSA) хорошо известен в России. Он включает большой массив санкций и других мер, связанных с украинским кризисом, ситуацией в Сирии, российским влиянием в Европе и Евразии и прочая. Резонансной частью закона стали и положения о «российских олигархах». В своё время так называемый «кремлёвский доклад» (в его открытой части) вызвал смесь критики и насмешек за свою поверхностность. Однако ряд положений CAATSA носил более глобальный характер, не сводясь исключительно к России.

В их число вошли статьи 261 и 262, обязывающие исполнительную власть подготовить национальную стратегию по борьбе с финансированием терроризма и других незаконных финансовых операций. Сам дух CAATSA c его антироссийским креном, давал повод предполагать, что стратегия будет в значительной степени касаться России. В частности, статья 243 обязывала подготовить сходный отчёт по России и обновлять его ежегодно вплоть до 2021 года. Однако в «большой стратегии» 2020 года, обновлённая версия которой вышла строго в соответствии с установленным Конгрессом сроком (31 января 2020-го) Россия практически не упоминается. Глобальные риски, связанные с незаконным использованием финансовых инструментов, касаются множества других тем и с Россией связаны косвенно или же в той же мере, как и с любой другой страной. Впрочем, российским профильным ведомствам, не говоря уже о юристах и сотрудниках корпоративных комплаенс, стратегия также будет интересной. Ведь многие вызовы безопасности, которые фиксируются американцами, актуальны и для нашей страны. На сегодняшний день США занимают лидирующее место в мировой финансовой системе. Она является глобальной, а американский доллар представляет собой универсальное платёжное средство для транзакций. Американская экономика получает колоссальные преимущества и при том обеспечивает выгодную финансовую инфраструктуру для всего мира. Но есть и проблемы. Первая – использование финансового лидерства в политических целях. США – крупнейший инициатор экономических санкций. В отличие от всех других стран, США могут позволить себе эффективно навязывать режимы санкций за пределами своей территории, фактически осуществляя их экстерриториально. Вторая – колоссальные возможности американской системы открывают столь же впечатляющие возможности для их использования мафией, террористами, коррумпированными чиновниками и прочими джентльменами удачи. Интересно, что их методики широко используются и для обхода американских санкций. То есть, сталкиваясь с первой проблемой, мишени санкций (отдельные лица, организации или даже страны) вполне могут использовать в своих интересах вторую.

В качестве ключевых угроз авторы стратегии отметили, прежде всего, отмывание денег и финансовое обеспечение самого широкого спектра преступной деятельности (от наркобизнеса до работорговли и от киберпреступлений до мошеннических схем), финансирование терроризма, а также распространения ОМУ. Несмотря на то, что терроризм и ОМУ – важнейшие вызовы международной безопасности, по своему масштабу они, судя по всему, несопоставимы с деятельностью преступных сообществ.

Наиболее интересна оценка американцами уязвимостей своей финансовой системы. В той или иной степени они свойственны многим странам. Тем более что почти все они так или иначе связаны с американской инфраструктурой. Среди ключевых уязвимостей – недостаток информации о бенефициарах компаний. В США бизнес легко открыть и власти не злоупотребляют проверками. Результат – высокий динамизм и привлекательный инвестиционный климат. Плата – возможности для различных схем и злоупотреблений. Другая уязвимость – операции с недвижимостью, особенно люксовой. Здесь кроется масса возможностей легализации незаконных доходов. Отдельная проблема – корреспондентские счета и посреднические операции банков. В силу доминирующей роли США в мировой финансовой системе, американские банки проводят огромное число платежей. Причём далеко не всегда им понятна природа переводимых денег. В итоге банки могут невольно содействовать преступным схемам или же нарушать режимы санкций, обеспечивая платежи заблокированных лиц и организаций. В самих банках и других финансовых организациях могут работать люди, которые преднамеренно нарушают правила из соображений личной выгоды. Касается это как санкционных режимов, так и преступных схем. Старая добрая проблема – наличные деньги. Масштабы платежей наличностью, а также контрабанды наличных денег остаются огромными, несмотря на повсеместное распространение электронных транзакций.

Сама киберсреда становится источником угроз. Американские регуляторы уже не в первый раз обращают пристальное внимание на криптовалюты. Их используют как для обхода санкций США (например, венесуэльский Петро), так и для множества преступных схем, обеспечивающих анонимность и скрытность платежей. Одновременно в корпоративном секторе остаются существенные пробелы в адаптации служб комплаенс к новым технологиям, вызовам и соответствующим изменениям законодательства. Для решения проблемы имеются стандартные, а также относительно новые предложения. Среди стандартных – повышение эффективности межведомственного взаимодействия, партнёрство государства и бизнеса, совершенствование законодательства. Среди относительно новых – использование технологий искусственного интеллекта и анализа данных. Если нарушение нельзя зафиксировать напрямую, то, по всей видимости, можно выявить типичные маркеры подозрительных сделок, а значит – сузить поиск и сфокусировать усилия. Эту идею саму по себе трудно назвать новой, но технологии искусственного интеллекта могут наполнить её качественно иным смыслом. Однако нарушители со временем тоже смогут использовать подобные технологии.

Естественной мерой для противодействия таким угрозам является и международное сотрудничество. Но здесь могут возникнуть проблемы. Существующая глобальная финансовая система хорошо отлажена и выгодна многим. Но её использование Вашингтоном в политических целях будет приводить к ответным мерам со стороны других игроков. Они могут быть в растущей степени заинтересованы в диверсификации с целью сохранить свой суверенитет. Это чревато деглобализацией мировых финансов со всеми вытекающими трудностями их регулирования и новыми возможностями для преступников.

Другая проблема носит понятийный характер. И она даже более важна. Совершенно закономерно и правильно желание американцев бороться с незаконными финансовыми схемами и преступностью. Однако в этой же категории оказываются и те, кто подвергается санкциям. Среди них есть и заядлые преступники, и вполне системные чиновники или организации, попадающие под санкции по политическим причинам. Проблему можно было игнорировать, когда санкции касались отдельных «диктаторских режимов». Сегодня они всё больше затрагивают крупных игроков, таких как Россия и Китай. Американцам неизбежно придётся сотрудничать с ними в противодействии преступности, но при этом работать с ними и как с мишенями своих санкций и прочих репрессивных мер.

Подобная двойственность уже существует. Большой вопрос, как долго она продлится. Худшее произойдёт в том случае, если перегибы американцев в использовании санкций и других мер в политических целях сделают анархию привлекательным средством для сохранения суверенитета. Проигравшими в этом случае окажутся все.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх