Клуб «Валдай»

83 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Индия и Россия в меняющемся мире

Индия и Россия в меняющемся мире

Благодаря глобальному кризису уже не нужно смотреть за горизонт, чтобы увидеть очертания мира будущего. Объективной реальностью теперь является не только мир менее предсказуемый, но и более проницаемый. Многие дилеммы, встающие перед лицами, принимающими решения, становятся острыми вопросами сегодняшнего дня, а не отдалённой перспективой. О том, как можно выстроить отношения Индии, России и Китая в новых условиях, пишет Лидия Кулик, руководитель направления по исследованиям Индии, Институт исследований развивающихся рынков «Сколково», научный сотрудник в Институте востоковедения РАН.

 экстраординарным обстоятельствам 2020 года у всех появилось время для того, чтобы остановиться, подвести итоги, более подробно обсудить (пусть и на расстоянии) важные темы, возможно заново оценить приоритеты и сформулировать стратегию на будущее – с учётом значительно изменившейся обстановки. Не только связи между людьми, но и отношения между странами проходят испытание на прочность под влиянием непредвиденных условий.

Двадцать лет назад, в октябре 2000 года между Россией и Индией была подписана Декларация о стратегическом партнёрстве. И хотя Россия была не первой страной, с которой Индия подписала подобный документ, отношения двух стран носят подлинно партнёрский и дружественный характер и сегодня позиционируются как особо привилегированное стратегическое партнёрство.

При этом дискуссия о расширении и наполнении этих отношений осязаемыми смыслами и конкретными проектами, отвечающими интересам и задачам обеих стран, не прекращается и в сегодняшних обстоятельствах приобретает новую актуальность.

Внешняя политика Индии традиционно носит многовекторный характер и при этом отличается независимостью и взвешенностью, полностью соответствующими культурным и философским традициям тысячелетней индийской цивилизации. Между тем в сегодняшней Индии общество активно ищет ответы на вопрос, в чём конкретно заключается суть этой цивилизационной традиции, является ли индуизм её основным оплотом и, если да, то как именно должно трактоваться это необъятное и открытое для интерпретаций религиозное учение, как должны строиться его отношения с другими конфессиями.

Похожие процессы происходят в сфере внешней политики. После прихода к власти Нарендры Моди в 2014 году огромный интерес к фигуре нового индийского лидера содействовал появлению десятков публикаций индийских и зарубежных экспертов о том, что будет представлять из себя внешняя политика его правительства. Однако то были лишь рассуждения и предположения теоретиков. 7 сентября 2020 года будет опубликована книга компетентного практика. Её название: «Путь Индии: стратегии для нестабильного мира» (“The India Way: Strategies for Uncertain World”). Д-р Субраманьям Джайшанкар, министр иностранных дел Индии, опытный политик и дипломат, служивший в США, Китае, Сингапуре, Чехии, Шри-Ланке, Венгрии и Японии, имеющий опыт работы в аппарате индийского президента, посчитал важным и необходимым более чётко обозначить приоритеты в индийских внешнеполитических подходах. Партнёры Индии, включая Россию, с нетерпением ждут выхода этой книги и надеются, что в ней будут изложены концепция, цели и пути реализации внешней политики для Индии, отвечающие стратегическим задачам страны, как их видит Нью-Дели.  


Глядя из России, сложно представить, какое неисчислимое множество всевозможных конструктов, альянсов, двусторонних и многосторонних договорённостей предлагается сегодня Индии со стороны различных игроков. Во многих из них Индия решает принять участие, видя рациональное зерно, соответствующее её интересам, некоторые вежливо игнорируются. Заинтересованность всех ведущих держав в индийском рынке и стремление участвовать в многообещающем будущем Индии уже давно привели к тому, что даже бывшие колонизаторы буквально идут к Нью-Дели с протянутой рукой, надеясь на благоприятное расположение. Россию не может не беспокоить, что некоторые из предлагающихся Индии форматов, к примеру Quad или «альянс десяти демократий», недавно предложенный Великобританией, носят откровенно блоковый характер, направленный на изоляцию и сдерживание Китая (а также и России). Москва полагает, что в условиях, когда многополярный мир стал реальностью, ни один серьёзный вопрос глобального измерения не должен рассматриваться без участия новых центров влияния, прежде всего таких, как Индия, Китай, Бразилия, но и других.

Хотя официальная российская позиция заключается в том, что Индия и Китай не нуждаются в содействии посредников для урегулирования двусторонней напряжённости, не может не вызывать огорчения тот факт, что длительный и сложный процесс налаживания мостов и развития сотрудничества между двумя важнейшими для нашей страны партнёрами сейчас оказался под угрозой. Индийское общественное мнение глубоко разочаровано тем, что большая открытость Индии китайским инвестициям и товарам не привела к большей стабильности в отношениях и безопасности на границе. Глубокое беспокойство Дели вызывает и то, что за экономическим присутствием Китая в ближайшем к Индии регионе Южной Азии, а также в более широкой региональной географии может подтягиваться и военная инфраструктура Пекина. Близкое союзничество с США, также находящимися сейчас на волне собственной антикитайской кампании, уже давно воспринимается индийским экспертным сообществом как сдерживающее Пекин и гарантирующее Индии преимущества в сложных отношениях с северным соседом. Со значительной долей разочарования в Индии звучат предположения, что в случае если к власти в США придёт Джо Байден, интенсивное давление на Китай со стороны США, скорее всего, несколько ослабнет.

При этом в поле публичных дискуссий практически не говорят о том, что в конфигурации «США – Индия – Китай» речь идёт не столько о решении задач Индии, сколько о сдерживании Китая посредством Индии, которая (как и Россия), в отличие от своих заокеанских партнёров, в любом сценарии остаётся его непосредственным соседом.

В таких сложных условиях общественного давления роль официального Дели в урегулировании текущего кризиса и выстраивании отношений с Пекином в дальнейшем становится особенно важной.

Эксперты отмечают, что и в российской политике существует определённый недостаток чёткости в подходах к выстраиванию отношений с партнёрами в Южной Азии, а также в стратегии относительно важнейшего для безопасности и экономического развития всей большой Евразии региона вокруг Афганистана. Аналогичная ситуация заметна применительно к присутствию России в регионе Индийского и Тихого океанов, куда смещаются акценты российско-индийского сотрудничества в связи с предполагающимся более активным участием Индии в экономике российского Дальнего Востока и планами по развитию транспортного коридора «Владивосток – Ченнаи». 

Очевидно, что благодаря глобальному кризису уже не нужно смотреть за горизонт, чтобы увидеть очертания мира будущего. Объективной реальностью теперь является не только мир менее предсказуемый, но и более проницаемый. Многие дилеммы, встающие перед лицами, принимающими решения, становятся острыми вопросами сегодняшнего дня, а не отдалённой перспективой. В первую очередь они связаны с процессом цифровизации. Не только Россия прошла большой путь в этом направлении и обозначила технологическую сферу в качестве одного из своих приоритетов, но и для Индии цифровизация уже начала приносить стремительные изменения во все сферы индийской экономики и общественной жизни (подробнее о цифровизации в Индии). Такие вопросы, как цифровой суверенитет, кибербезопасность, особенно в отношении критической национальной инфраструктуры, приобретают первостепенное значение и сохранят свою важность в обозримом будущем. Благодаря наличию сильных амбициозных национальных игроков и эффективных государственных регуляторов Индия планирует и в этой области следовать своему курсу на автономию и стремится сохранить независимый подход. Однако в реальности это может означать сложные решения для политического руководства страны и необходимость выбора между инвестициями и суверенитетом. Ещё до того, как в июне этого года произошли столкновения между индийскими и китайскими военными, на фоне экономического кризиса и потенциального снижения стоимости индийских активов в Нью-Дели приняли решение впредь более избирательно подходить к прямым инвестициям из стран-соседей. Фактически эта мера была направлена на сдерживание инвестиций из Китая в высокотехнологичные индийские компании, к тому моменту уже достигших ощутимых масштабов. Предложенное Индии Лондоном партнёрство десяти демократических стран в совместном развитии технологий 5G примечательно тем, что, пока официальный Дели взял паузу в решении о сроках и параметрах развёртывания этой технологии в Индии, индийский телекоммуникационный лидер заявляет о своей готовности к реализации проектов 5G, включая поставки необходимого оборудования. Технические решения из таких стран, как Финляндия, Швеция и Южная Корея, пока считаются слишком дорогостоящим. Одновременно Великобритания вслед за США вынуждена сокращать масштабы сотрудничества с Китаем, в которое было вложено много усилий Лондона в последние десять лет.

Важнейшими для Индии отраслями, в которых благодаря цифровизации уже происходят революционные изменения и на которые необходимо обратить внимание при определении приоритетных направлений российско-индийского сотрудничества в цифровой сфере, являются финансовые технологии, телемедицина, энергоэффективность, сельское хозяйство, логистика, транспорт, образование, регулирование занятости и рынка труда. Актуальные для Индии решения и взаимодополнение между фундаментальными российскими научными компетенциями и индийскими возможностями масштабирования следует искать в таких сферах, как искусственный интеллект, анализ больших данных и новые материалы.

При этом в ближайшем будущем не только перед обществом, представленным индивидуальными гражданами наших стран, стоит задача более активного участия в выработке приемлемых правил новой цифровой жизни, но и перед государствами и правительствами возникает актуальная необходимость защиты собственного цифрового суверенитета и безопасности, выработки эффективных подходов к правилам поведения в международном масштабе. Учитывая сегодняшнюю разобщённость мирового сообщества, казалось бы, реалистичнее начинать такое движение с двусторонних форматов, однако и этот процесс не обещает быть лёгким, что хорошо видно на примере многочисленных конкурирующих предложений, оказывающихся сегодня перед Индией.

Кризис, связанный с пандемией, значительно повысил актуальность глобальной повестки устойчивого развития и, в частности, семнадцати целей устойчивого развития ООН. Это важное обстоятельство, поскольку в списке ООН, помимо социальных направлений, есть пункты, связанные с вопросами энергетики, ответственного потребления и с тематикой изменения климата (а в более широком смысле – защиты окружающей среды), которым сложно было найти путь не только к умам руководителей российских корпораций, но и к более широкой общественности. Теперь же становится понятно, что России невозможно оставаться за пределами этой повестки, и уже в ближайшее время перед нашей страной не только ещё более остро встанет задача диверсификации экономики, но и возникнет необходимость повышения энергоэффективности всего российского экспорта – от металлургии до продукции сельского хозяйства. При этом Индия, наш перспективный партнёр в сфере поставок энергоносителей и других природных ресурсов, в среднесрочной и долгосрочной перспективе ориентирована на устойчивое развитие не в меньшей степени, чем наши западные партнёры. Эта направленность не только соответствует фундаментальному индийскому мировоззрению, но и является насущной необходимостью, поскольку обеспечить социально-экономический лифт сотням миллионов индийцев на морально устаревших принципах взаимодействия человека и природы, не усугубив при этом экологическую ситуацию в глобальном масштабе, уже невозможно.

Все направления устойчивого развития, проблематика цифровизации, а также перспективы развития российско-индийских отношений и реализации их экономического и делового потенциала напрямую связаны с вопросами образования. 29 июля 2020 года правительство Индии представило разработанную при участии ведущих индийских экспертов Новую политику в сфере образования. Эта подробная программа действий отражает важность стоящих перед современной Индией задач, связанных с образованием, и содержит целый ряд конкретных мер, направленных на повышение его эффективности. Финансирование этой сферы планируется увеличить с 1,7% ВВП до 6% ВВП. Особое внимание будет уделено раннему профессионально-техническому обучению школьников старших классов и развитию навыков, необходимых для активизации предпринимательских инициатив молодёжи, – шагам, направленным на повышение уровня занятости в индийской экономике и создание новых рабочих мест. Ранее меры поддержки для молодых предпринимателей были реализованы через налоговые льготы и широкую институционализацию в Индии стартап-движения. В России принимаются похожие меры. В этой связи особенно важным представляется поощрение совместных образовательных программ и развитие российско-индийских контактов на уровне молодёжи – как в области предпринимательства, так и в научной, академической, культурной и во многих других сферах. Сотрудничество между двумя странами не может быть в полной мере реализовано без наличия с обеих сторон компетентных профессионалов, знающих про открывающиеся возможности и особенности работы в России и в Индии, знакомых с культурой, ценностями и мотивацией, распространёнными в обществе двух стран.


 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх