Клуб «Валдай»

83 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Море огня: Анкара, НАТО и напряжённость в отношениях с США

Море огня: Анкара, НАТО и напряжённость в отношениях с США

Не так давно президент Турции Тайип Эрдоган заявил, что Анкара может запретить американским военным пользоваться базами Инджирлик и Кюреджик в ответ на санкции США. 23 декабря Госдепартамент США выступил против введения санкций в отношении Турции. Как говорится в записке к Сенату, американские дипломаты опасаются, что подобный шаг приведёт к сближению Анкары и Москвы и нанесёт ущерб национальным интересам США. 24 декабря появилось сообщение о том, что Пентагон заключил с несколькими турецкими компаниями контракт на проведение строительных работ на авиабазе Инджирлик в провинции Адана. По мнению эксперта Аарона Стайна, Анкара наверняка попытается свести ущерб к минимуму. Но история не всегда предсказуема. Анкара способна обрушить систему противоракетной обороны НАТО и разорвать партнёрские отношения с США. Выбор за Эрдоганом.

США, поставленные перед необходимостью взять на себя повышенные обязательства по защите Европы, а также испытывающие сомнения в способности турецких военных остановить советское вторжение, начали переговоры с Турцией о целесообразности складирования ядерного оружия на базе ВВС в Адане. В 1959 году США и Турция оформили достигнутые договорённости в виде Соглашения о сотрудничестве в использовании атомной энергии в целях взаимной обороны.

По соглашению США получили право на хранение и развёртывание ядерного оружия на недавно переименованной авиабазе Инджирлик. В течение всего периода холодной войны американская оборона Турции основывалась на тесном сотрудничестве с турецким военным ведомством и на договорённости о том, что пилоты турецких ВВС будут соответствующим образом обучены и готовы применить американское ядерное оружие и тем самым воспрепятствовать нападению со стороны СССР. Инджирлик считался центральным элементом системы обороны, а база была – и остаётся – важнейшим узловым пунктом плана НАТО по защите Турции на случай конфликта.

Исторически Турция всегда разделяла свои двусторонние отношения с США и свою роль в Организации Североатлантического договора (НАТО). В 1975 году, например, после того, как Конгресс ввёл эмбарго на поставки оружия в Турцию, там проводили чёткое различие между операциями, которые США осуществляли с турецких объектов, и теми, что производились с баз, оказывавших поддержку НАТО. Упомянутым решением США намеревались наказать Турцию за использование американского оружия в ходе вторжения на Кипр в июле 1974 года. Но действия Конгресса не нашли поддержки в исполнительных органах, где опасались, что своим шагом законодатели навредят американо-турецким отношениям. Сегодня, в 2019 году, прослеживаются чёткие параллели с периодом обострения напряжённости из-за Кипра, а это может означать, что позиции Анкары в НАТО и договорённость о складировании американского ядерного оружия на турецких объектах не меняются. Однако угрозы Турции обрушить систему противоракетной обороны НАТО, если они всё-таки будут приведены в исполнение, чреваты дальнейшим ростом напряжённости в самом альянсе.

Сегодня напряжённость в отношениях между США и Турцией непосредственно связана с покупкой Турцией российских систем ПВО С-400. В отместку США прекратили членство Анкары в консорциуме по производству истребителей Ф-35 и наложили на страну санкции. Впрочем, президент Дональд Трамп всё ещё колеблется применять против Турции обязательные санкции, прописанные в законе CAATSA: он поддерживает тесные связи с Тайипом Эрдоганом и утверждает, что CAATSA противоречит конституции. Верность Трампа Эрдогану, а также недавнее вторжение Турции в Сирию послужили причиной согласованных действий обеих партий в Конгрессе, в результате чего был одобрен пакет ещё более жёстких санкций, с введением которых на Турцию будет наложено частичное оружейное эмбарго, а против ряда высокопоставленных турецких чиновников будут применены санкции.

В ответ на угрозу санкций со стороны Конгресса президент Эрдоган пригрозил закрыть авиабазу Инджирлик и прикрыть небольшой американский радиолокационный комплекс в Кюреджике, являющийся важным элементом европейской системы противоракетной обороны. Ответные действия Анкары могут коснуться только США и их операций на территории Турции, но если они распространятся на НАТО, то пострадает сама система защиты трансатлантических отношений от неприятностей подобного рода.

Американское присутствие в Турции никогда не пользовалось популярностью, но турецкое руководство понимало, что Турция, как член НАТО, получает от прочных и тесных связей с США значительную выгоду. Впрочем, такие связи не всегда гарантировали близость двусторонних отношений. В 1975 году, например, Конгресс США ввёл эмбарго на поставку Турции оружия после того, как та вторглась на Кипр. Анкара в ответ приняла меры против американских баз и пунктов перехвата, с помощью которых США отслеживали информационные обмены и испытания ядерного оружия в СССР. В этом решении, кроме того, содержалось важное предупреждение: истребители под управлением американских экипажей, прилетавшие в Турцию на ротационной основе с баз на юге Европы, могли быть использованы для обеспечения обязательств Турции перед НАТО. В 1980 году Турция и США закрепили в договоре статус-кво, образовавшийся в период применения эмбарго (1975–1978), ограничив деятельность США действиями в рамках функционирования механизма НАТО. Всё, что выходило за эти рамки, требовало особого разрешения турецкого правительства.

После окончания холодной войны США вывели из Европы значительное количество личного состава и военной техники. В связи с этим командование турецких ВВС решило аннулировать лицензии пилотов, которых когда-то обучили доставлять к цели американское ядерное оружие. Американские бомбы оставались в Инджирлике, но у Турции не было лётчиков для их доставки, а США присутствовали на базе не в постоянном режиме. Напряжённость в американо-турецких отношениях, появившаяся ещё до начала событий в Сирии, объясняется колебаниями Анкары в том, что касается поддержки боевых действий, ведущихся американцами на территории Ближнего Востока. За рамками обязательств перед НАТО турецкое правительство ещё со времён первой войны в Персидском заливе в основном отказывало вооружённым силам США в доступе на свою территорию, откуда они могли бы вести наступательные действия против соседнего Ирака, а в случае Сирии с большой неохотой разрешало американским самолётам выполнять авианалёты на позиции ДАИШ  с базы Инджирлик.

Что касается мобильной радиолокационной станции TPY2 в Кюреджике, которая функционирует по линии НАТО и является оборонительной системой, то и здесь Анкара колебалась послать открытый сигнал о том, что система противоракетной обороны НАТО предназначена для обороны от соседнего Ирана и его растущего ракетного арсенала. Но после продолжительных переговоров Турция согласилась-таки разместить у себя радар. Она также согласилась с решением о создании системы противоракетной обороны с центрами в Румынии и Польше и оказала ему поддержку. Решение Турции о прекращении такой поддержки нанесло бы удар по планам НАТО, осложнило бы отношения Анкары с североатлантическим альянсом и вовлекло бы значительную часть Европы в двусторонние споры США и Турции.

Турецкое правительство, конечно, может сократить поддержку деятельности НАТО, но, как свидетельствует исторический опыт, оно, скорее всего, попытается разграничить этот вопрос и свои разногласия с Вашингтоном. Впрочем, если Анкара всё же решит наказать НАТО за действия Конгресса США, то Турция может столкнуться с противодействием всего западного альянса. В краткосрочной перспективе лидер сенатского большинства Митч Макконнелл, наверное, отсрочит передачу пакета санкций на утверждение Сената, чтобы дать Трампу время на размышление о применении санкций CAATSA.

Но с приближением срока испытания С-400 Турцией (апрель 2020 года) Конгресс США обязательно будет оказывать на президента Трампа давление с тем, чтобы тот ввёл против Турции санкции. Если это произойдёт, то Анкара, как и грозилась, возьмётся за Инджирлик и Кюреджик. Однако есть способ, посредством которого Анкара может минимизировать ущерб для НАТО, удержать раздор в рамках двусторонних отношений и продолжить переговоры с Вашингтоном по разрешению многочисленных насущных проблем. Мяч на турецкой половине поля; если судить по историческому опыту, то Анкара наверняка попытается свести ущерб к минимуму. Но история не всегда предсказуема. Анкара способна обрушить систему противоракетной обороны НАТО и разорвать партнёрские отношения с США. Выбор за Эрдоганом.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх