Последние комментарии

  • Сергей Т.
    "сотрудничали" уже, пока в 90-х не стали кричать: "иды свой Рассия, или турма садись!" они же недоразвитые. они велос...Россия и Узбекистан: перспективы сотрудничества
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия: опасность или возможность?
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия: сложные переговоры и неопределённое будущее

Есть ли альтернатива военной победе в Идлибе?

Москва и Анкара расходятся в том, какие повстанческие группировки в Идлибе должны быть признаны террористическими, пишет эксперт клуба «Валдай» Дарин Халифа. Анкара считает, что значительная часть движения «Хайят Тахрир аш-Шам» является в основном прагматичной и потенциальным союзником для ликвидации радикальных транснациональных джихадистов, в то время как Россия рассматривает ХТШ исключительно как террористическую группировку, а договорённости в Сочи как условие вывода ХТШ из демилитаризованной зоны и её «отделения» от вооружённой оппозиции.

На этой неделе президенты Турции, Ирана и России встретились в Анкаре, чтобы обсудить среди прочего последние события в Сирии на фоне обеспокоенности Турции последствиями наступления сирийских правительственных войск в последнем мятежном анклаве Идлиб.

Россия поддержала наступление на этот последний оппозиционный анклав, чтобы отодвинуть повстанцев от российской авиабазы в Латакии, открыть шоссе Дамаск – Алеппо и в конечном итоге захватить город Идлиб, столицу провинции, которую повстанцы удерживают с 2015 года. В течение последних шести месяцев большая часть Идлиба и его окрестностей подвергалась интенсивной атаке со стороны сирийской арабской армии на суше и российских военных самолётов в воздухе. Правительственным силам удалось захватить стратегические населённые пункты, в том числе средневековый город-крепость Калаат аль-Мадик, важный пункт пропуска в Идлиб, а также города Кафр-Набуда и Хан-Шейхун. В результате этого жестокого наступления погибли 1089 мирных жителей и 600 000 были вынуждены покинуть свои дома.

В сентябре 2017 года три гаранта Астанинского процесса (Турция, Иран и Россия) договорились о частичном прекращении огня в Идлибе в соответствии с соглашением о «деэскалации», мониторинг которого на контролируемой оппозицией территории осуществлялся через двенадцать турецких военных аванпостов, развёрнутых вдоль достаточно размытой линии соприкосновения между повстанцами и силами режима. Год спустя сделка между Турцией и Россией, объявленная на черноморском курорте Сочи, предотвратила, казалось бы, неминуемое наступление войск режима и усилила предыдущие договорённости. Турецко-российское соглашение молчаливо обязало Турцию контролировать вывод джихадистов вместе со всем тяжёлым оружием, танками, ракетными системами и миномётами из «демилитаризованной зоны» в пределах 15–20 км, граничащей с контролируемыми режимом районами, и разрешало открытие автомагистралей Латакия –Алеппо и Дамаск – Алеппо, проходящих через Идлиб.

Анкара и Москва, однако, по-прежнему расходятся в интерпретации сочинской сделки и способах её реализации. Москва ясно дала понять, что соглашение о деэскалации ни в коем случае не является альтернативой возможному возвращению режима на северо-запад Сирии. С другой стороны, Турция рассматривает эту сделку в первую очередь как инструмент предотвращения наступления режима на Идлиб и сохранения «зоны деэскалации» вне контроля режима, пока не будет достигнуто более широкое политическое урегулирование восьмилетнего сирийского кризиса.

Таким образом, Турция согласилась с тем, что умеренные повстанческие группы будут отделены от радикалов, а последние сложат оружие и уйдут из определённой демилитаризованной зоны. Тем не менее, Москва и Анкара расходятся в том, какие повстанческие группировки в Идлибе должны быть признаны террористическими. Когда было объявлено о соглашении, «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ), ранее связанная с «Аль-Каидой» группировка, контролировала около 50% провинции Идлиб, сегодня она контролирует практически всю территорию. Анкара считает, что значительная часть ХТШ является в основном прагматичной и потенциальным союзником для ликвидации радикальных транснациональных джихадистов, в то время как Россия рассматривает ХТШ исключительно как террористическую группировку, а договорённости в Сочи – как условие вывода ХТШ из демилитаризованной зоны и её «отделения» от вооружённой оппозиции. Что касается реализации сделки, то Турция утверждает, что она успешно справилась с джихадистами и очистила демилитаризованную зону от всех тяжёлых вооружений. С другой стороны, российское министерство обороны заявило, что в апреле 2019 года ХТШ двенадцать раз пыталась атаковать российскую авиабазу Хмеймим с использованием беспилотных летательных аппаратов.

Судьба провинции Идлиб и трёх миллионов её жителей может быть определена лидерами Астанинской «тройки». Ни для кого не секрет, что, если Россия санкционирует новое наступление, силы оппозиции не смогут остановить его. Тем не менее, военное решение в Идлибе всё равно будет исключительно дорогостоящим для всех сторон, включая Россию. Взятие Идлиба в военном отношении ухудшит отношения Москвы с Турцией и потребует такого применения силы, которое приведёт к жестокому кровопролитию в густонаселённой провинции. Что ещё более важно, захват Идлиба военным путём может привести к рассеянию боевиков-джихадистов из Идлиба по всей Сирии и многим странам мира, в том числе в постсоветских государствах. Если Россия надеется избежать этого, ей необходимо рассмотреть альтернативу военной победе с катастрофическими последствиями.

Сегодня возвращение к существующему пониманию сочинских договорённостей принесёт мало пользы, отчасти потому, что – следует признать неудобную реальность – любое устойчивое соглашение должно будет учитывать разногласия между Россией и Турцией в отношении некоторых ключевых игроков в Идлибе, включая ХТШ. Россия может помочь сирийскому режиму сокрушить Идлиб, если она того пожелает и если она захочет заплатить тяжёлую цену победы, включая тысячи джихадистов, разбросанных по всей Сирии и за её пределами. Однако, если Москва надеется сэкономить на этих затратах, она должна рассматривать альтернативы военной победе с серьёзными последствиями для безопасности.

 

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх