Клуб «Валдай»

82 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Как внутренняя политика США влияет на международный порядок

Как внутренняя политика США влияет на международный порядок

Дискуссии о том, можно ли возродить гегемонию США, всё ещё продолжаются, но уже ясно, что теперь Вашингтон выступает за международное взаимодействие, многосторонность и активное участие в глобальном управлении. Означает ли это, что либеральный международный порядок под руководством США созрел для обновления? А как насчёт противоречивой внутренней политики и политической поляризации, которая так лихорадит США? Как могут расколы в американской политической системе повлиять на способность администрации Байдена добиваться глобального превосходства и поддерживать обновлённую версию либерального интернационализма? Об этом пишет Александр Кули, директор Института Гарримана, профессор политологии Барнард-колледжа (Колумбийский университет).

Недавно вступивший в должность президент США Джо Байден провозгласил, что «Америка вернулась», и это сразу вызвало споры о том, в состоянии ли новая администрация эффективно восстановить глобальное превосходство Америки и поддержать либеральный международный порядок, от которого в значительной степени отказалась администрация Дональда Трампа.

На первый взгляд, возвращение президента Байдена к либеральному интернационализму соответствует основным внешнеполитическим предпочтениям американской общественности.

Недавно опубликованный опрос Pew Research показал, что 60 процентов американцев доверяют внешней политике Байдена. Наряду с аналогичным исследованием, проведённым в январе 2021 года по заказу Чикагского совета по международным отношениям, его данные свидетельствуют о сильной общественной поддержке сохранения американской системы альянсов безопасности и участия США в международных институтах для решения мировых проблем. В ходе исследования Чикагского совета большинство респондентов (71 процент) – демократов (82 процента), республиканцев (57 процентов), независимых (72 процента), – отвечая на вопрос об альянсах, согласились с тем, что Соединённые Штаты должны проявлять больше готовности принимать решения совместно с союзниками, даже если это означает, что Соединённым Штатам иногда придётся соглашаться с политикой, которая не является для них наиболее предпочтительной.

Что касается вопросов о приверженности Организации Объединённых Наций и международным институтам, мы также видим в целом общую поддержку, хотя и с более явно выраженными межпартийными разногласиями. На вопрос, должна ли Организация Объединённых Наций участвовать в процессе принятия решений Соединёнными Штатами и их союзниками, 62 процента американцев (84 процента демократов и только 37 процентов республиканцев) дали положительный ответ. Аналогичным образом, на вопрос о том, должны ли ведущие международные организации участвовать в решении мировых проблем, 52 процента респондентов в целом поддерживают Организацию Объединённых Наций, 41 процент – Всемирную торговую организацию (ВТО) и 51 процент – Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ). Опять же поразительно заметны межпартийные разногласия – демократы поддерживают каждый из этих международных институтов больше, чем республиканцы: 68 против 39 процентов для ООН, 53 против 30 процентов для ВТО и 71 против 32 процентов для ВОЗ. Что касается общего лидерства в мире, то опрос Pew показал, что 78 процентов согласны с тем, что Соединённые Штаты должны «участвовать в совместном мировом лидерстве», только 11 процентов считают, что США должны быть «единственным» лидером, и лишь 10 процентов поддерживают «полное отсутствие лидерства».

Важно отметить, что эти межпартийные разногласия по отношению к международным организациям далеко не новы. Исследование, проведённое Чикагским советом в 2004 году, выявило аналогичные расхождения. Руководившая Америкой в то время администрация Джорджа Буша – младшего также в открытую скептически относилась к роли международных организаций, что наиболее ярко продемонстрировала неспособность США заручиться поддержкой ООН для своих военных действий в Ираке в 2003 году.


Тем не менее, несмотря на сходство в результатах опросов, есть четыре важные причины подозревать, что внутренняя обстановка в США не будет так благоприятствовать возвращению Байдена к глобальному превосходству и либеральному международному порядку, как в предыдущие эпохи внешней политики США, когда во внутренней политике был заметен раскол.

Во-первых, хотя большинство американцев придерживаются внешнеполитических убеждений, которые в целом соответствуют либеральным международным принципам, для них это не главный вопрос. Другими словами, поддержка союзов, свободной торговли и более открытого режима миграции часто встречает сильное сопротивление со стороны оппонентов, решительно выступающих против этой «глобалистской» политики. Например, те, кто считает, что их рабочие места на производстве были потеряны из-за международной торговли и аутсорсинга, вероятно, будут активно выступать против международных торговых соглашений, таких как НАФТА или Транстихоокеанское партнёрство. Те же, кто видит выгоды для страны в открытом торговом режиме, с меньшей вероятностью будут голосовать так, как будто это для них главная тема. Более того, около 75 процентов американской общественности отдают приоритет над внешней политикой внутренним вопросам, а недовольство – как слева, так и справа – внешними военными операциями США и «бесконечными войнами» продолжает расти.

Во-вторых, в отличие от предыдущих эпох, существуют разногласия в представлениях о наиболее значительной угрозе безопасности США. Во время холодной войны соперничество сверхдержав с Советским Союзом создавало прочный внутренний консенсус в отношении контуров обороны и внешней политики. Теракты 11 сентября обеспечили двухпартийную поддержку глобальной войны с терроризмом. Напротив, другое недавнее исследование, проведённое Чикагским советом, показывает резкий раскол в отношении того, что представляет собой наиболее серьёзную угрозу безопасности. Только 11 процентов респондентов (10 процентов демократов и 15 процентов республиканцев) считают внешние террористические группировки, такие как ИГИЛ и «Аль-Каида» , главной угрозой безопасности США. Демократы называют наибольшей угрозой группировки внутри Соединённых Штатов: агрессивные белые националистические группировки в Соединённых Штатах (47 процентов) и воинствующие крайне правые экстремистские группировки (46%). Среди республиканцев 45 процентов считают, что Китай представляет наибольшую угрозу безопасности США, а среди демократов, так думают лишь 10 процентов. Короче говоря, существуют не только ошеломляющие разногласия по поводу того, какие организации или государства представляют наибольшую угрозу безопасности США, но и разногласия по поводу того, исходит ли наибольшая угроза от внутренних экстремистских группировок или от зарубежных геополитических соперников.

В-третьих, широкая двухпартийная поддержка демократии и политического либерализма в Соединённых Штатах ослабевает, причём в широком смысле. Республиканцы, особенно на уровне штатов, всё чаще превращаются в антисистемную оппозицию, отвергающую результаты президентских выборов 2020 года. Эти результаты опротестовали 128 республиканцев из Палаты представителей и 18 генеральных прокуроров штатов от республиканцев, присоединившихся к судебному иску в поддержку президента Трампа, утверждая, что выборы 2020 года были «украдены» или проведены ненадлежащим образом. Более того, штурм Капитолия США 6 января демонстрантами, поддерживающими Трампа, не только угрожал законодателям США, но и задержал подтверждение результатов голосования коллегии выборщиков.

Ошеломлённая реакция других стран наглядно продемонстрировала, что американская политическая система больше не воспринимается как действующая в рамках консенсуса, согласно которому обе стороны должны принять результаты выборов и согласиться на мирную и упорядоченную передачу власти. Конечно, Соединённые Штаты всегда обвиняли в лицемерии в вопросах поддержки демократических ценностей как внутри страны (особенно в период деятельности Движения за гражданские права), так и за рубежом, когда они открыто поддерживали авторитарные режимы во имя антикоммунизма или борьбы с воинствующим исламизмом. Но теперь вдобавок среди американской общественности, по-видимому, широко распространился скептицизм президента Трампа относительно продвижения демократии и либеральных ценностей за рубежом – всего 20 процентов американцев поддерживают продвижение демократии за рубежом как главный приоритет внешней политики.

Трещины в демократической системе США сейчас настолько велики, что роль Америки как демократического образца для подражания кажется безвозвратно потерянной.

Наконец, внутриполитическому межпартийному расколу сопутствует глубоко укоренившаяся культурная война между сторонниками и противниками политического либерализма, которая приобретает как международное, так и внутринациональное измерение.

Международному финансированию и продвижению репродуктивных прав, прав ЛГБТК и либеральных светских ценностей в настоящее время систематически противостоят как в Америке, так и во многих других регионах мира, антилиберальные движения, которые выступают против абортов, считают себя поборниками традиционных семейных ценностей и одобряют присутствие организованной религии в политической жизни. Приоритеты внешнеполитических американских ведомств, например, Агентства США по международному развитию (USAID), отражают этот конфликт культурных и социальных программ конкурирующих политических сил. В то же время некогда доминирующие транснациональные правозащитные сети 1990-х годов, возглавляемые западными НПО, которые отстаивали либеральные идеи, всё чаще сталкиваются с отпором со стороны антилиберальных транснациональных коалиций, в частности, со стороны Всемирного конгресса семей и альянсов правых националистических партий и движений Запада, стремящихся переориентировать ценности западной цивилизации.

В общем, несмотря на заявления о том, что «Америка вернулась», внутренние вызовы, стоящие перед администрацией Байдена, которая стремится возобновить прежние отношения США с миром, будут огромными.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх