Клуб «Валдай»

85 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Оставим позади год пандемии: чего ждать от наступающего 2021 года

Оставим позади год пандемии: чего ждать от наступающего 2021 года

Учитывая значимость фактора «чёрного лебедя» в виде пандемии 2020 года, есть все основания не ослаблять бдительность ввиду возможного появления непредвиденных обстоятельств в 2021 году. Однако хорошая новость состоит в том, что, несмотря на возможное появление новых «чёрных лебедей», задел знания, накопленный в мировой экономике, и её нынешняя готовность к неожиданностям могут способствовать образованию более сильного иммунного ответа. Ярослав Лисоволик, программный директор клуба «Валдай», прогнозирует, каким будет наступающий год для мировой экономики.

Мировая экономика приходит в себя после страшного года пандемии COVID-19; глобальные рынки энергично исследуют перспективы наступающего года в поисках стимулов быстрого восстановления темпов роста. Хотя сейчас, может быть, ещё рано говорить о прекращении неблагоприятного воздействия последствий пандемии в 2021 году, но чувствуется, что мировое сообщество начинает действовать более дружно, подготавливая согласованное выступление против кризиса. Это отразилось в коммюнике встречи «Группы двадцати», состоявшейся в ноябре 2020 года, где выражена решимость мирового сообщества совместно противостоять беспрецедентному кризису, постигшему мировую экономику.

Для прогноза на 2021 год есть множество ключевых тем, которые в значительной степени являются производными и отсроченными последствиями предыдущего года. Тем не менее движущие силы восстановления глобальной экономики не ограничиваются легендарным «эффектом низкой базы» и включают в себя такие ключевые движители глобального роста, как Китай и Восточная Азия в целом, а также непрерывные меры поддержки и антикризисного реагирования, предпринимаемые крупнейшими передовыми экономиками: 

  • МВФ прогнозирует, что восстановление глобальной экономики в 2021 году, после замедления глобального роста в 2020 году на 4,4%, превысит 5%, причём основные побуждения к росту будут исходить от Индии и Китая; ожидается, что экономика двух гигантов Глобального Юга вырастет более чем на 8%, позволив глобальной экономике в основном компенсировать падение, произошедшее в 2020 году.

  • Прекращение торговой войны между США и Китаем. Переход от протекционизма к либерализации торговли в следующем году отнюдь не гарантирован. Но перемены в администрации президента США, создание крупных региональных объединений вроде Всеобъемлющего регионального экономического партнёрства (ВРЭП) и более обнадёживающие перспективы глобальной экономики создают возможности для большей рыночной открытости.

  • Дальнейшее возвышение Китая и АTР в качестве ключевых источников глобального спроса и нарождающихся глобальных экономических держав. Если нынешние тенденции роста останутся в силе ещё 3–4 года, то Китай к 2024–2025 годах обгонит США по абсолютному уровню ВВП (основанному на рыночном обменном курсе).

  • Новые стимулы. Финансовые стимулы продолжат своё действие в 2021 году, так как в ФРС заявили, что не будут поднимать ключевую ставку до 2024 года. В финансовой области крупнейшие экономики, возможно, сократят объём бюджетного дефицита, достигшего пика в 2020 году; в США и ЕС могут быть выработаны и новые стимулы. Это кажется всё более вероятным, учитывая более долгое и сложное развитие пандемии в сравнении с ожиданиями 2020 года.

  • Волны пандемии и появление новых вакцин. События 2020 года в полной мере продемонстрировали, какое сильное воздействие на финансовые рынки оказывает поток новостей о распространении пандемии и испытании новых эффективных вакцин. По оценкам аналитиков RAND Corporation, создание новых эффективных вакцин против COVID-19 сулит мировой экономике дивиденды в размере 3,4 триллиона долларов, что составляет более 4% глобального ВВП за год. В то же время издержки так называемого «вакцинного национализма» оцениваются более чем в 1 триллион долларов в год.

  • Разработка новых технологий. Пандемия породила «новый спрос», сосредоточенный в области здравоохранения и цифровой экономики/телекоммуникаций. В Китае одним из приоритетных направлений антикризисных мер является развитие сетей 5G, причём ассигнования на цифровую инфраструктуру достигнут 0,6 триллиона долларов. 

В будущем году на результаты экономической деятельности России будут в значительной степени оказывать влияние глобальные тенденции, хотя не менее важными факторами могут оказаться эффективность её антикризисных мер и способность противостоять пандемии. На фронте финансовой политики, стимулирующее воздействие мер, предпринятых в 2020 году (сокращение ключевой ставки на 200 базисных пунктов), может быть подкреплено дополнительным сокращением ключевой ставки. Однако в бюджетной сфере, в соответствии с бюджетными прогнозами на следующий год, Россия в 2021 году собирается сократить размер бюджетных ассигнований на почти 3 процентных пункта ВВП. 

Российский электоральный цикл, возможно, также приведёт к перераспределению бюджетных расходов в пользу социальных затрат. В частности, выборы в Государственную Думу состоятся не позднее 19 сентября. В прошлом российские электоральные циклы обычно сопровождались изъятием бюджетных средств из области капитальных затрат (инфраструктура, инвестиционные проекты) и их перераспределением на текущие нужды (государственная социальная поддержка, обеспечение доходов граждан, социальные выплаты широким слоям населения). Это уже отразилось в переориентации инфраструктурных расходов на социальные выплаты в рамках пересмотренных национальных проектов. 

И последнее, но не менее важное. Учитывая значимость фактора «чёрного лебедя» в виде пандемии 2020 года, есть все основания не ослаблять бдительность ввиду возможного появления непредвиденных обстоятельств в 2021 году. Нынешний экономический и политический ландшафт заключает в себе зачатки целого ряда бедствий, способных разразиться с той или иной степенью вероятности. В число «чёрных лебедей» 2021 года могут входить значительное ухудшение американо-российских отношений после прихода к власти администрации Байдена, геополитические неурядицы в ближнем зарубежье, а также новые волны пандемии COVID-19. Хорошая новость состоит в том, что, несмотря на возможное появление новых «чёрных лебедей», задел знания, накопленный в мировой экономике, и её нынешняя готовность к неожиданностям могут способствовать образованию более сильного иммунного ответа.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх