Клуб «Валдай»

85 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Национальные цифровые валюты центральных банков: вызовы и перспективы

Национальные цифровые валюты центральных банков: вызовы и перспективы

В ближайшем будущем цифровые валюты центральных банков (CBDC) получат дальнейшее развитие. Скорее всего, в первую очередь это будет связано с Китаем, который быстро развивает свои пилотные проекты цифрового юаня, считает Дирк Виллер, глава отдела Citi по стратегии на развивающихся рынках.

Для Китая улучшение экономического управления, усиление контроля и выдвижение более эффективного конкурента доллару США является очень привлекательной перспективой. США, вероятно, весьма осторожно будут входить в новый цифровой мир. Однако цифровой юань может оказаться конкурентным инструментом для Китая только в том случае, если власти готовы предоставить большую анонимность, чем они пока намерены предложить. Кроме того, рост цифрового юаня, вероятно, увеличит регуляторный риск для всех криптовалют.

Криптовалюты доминировали в заголовках на финансовых рынках в начале 2021 года, особенно в связи с неумолимым ростом биткойна. Однако 2021 год не только станет знаменательным для криптовалют, но и прорывным для цифровых валют центральных банков (CBDC). Такие валюты, вероятно, будут иметь для нашего экономического будущего не меньшее значение, чем независимые криптовалюты. Кроме того, рост числа CBDC может увеличить вероятность ужесточения государственных ограничений на прочую криптовалюту.

CBDC обсуждаются уже несколько лет во многих странах и с разной интенсивностью. На фоне роста влияния криптовалют, CBDC отличаются тем, что являются законным платёжным средством, гарантированным соответствующими правительствами. Они также не обязательно используют технологию блокчейн для своей реализации.


Хотя правительства нескольких стран экспериментировали с CBDC, на данном этапе истинным лидером рынка, вероятно, является Народный банк Китая (НБК). В прошлом году Китай сделал очень важный шаг вперёд во внедрении цифрового юаня в форме своего проекта DCEP (Электронные платежи в цифровой валюте). DCEP – единственная легальная цифровая валюта в Китае. Она опирается на двухуровневую инфраструктуру, в которой коммерческие банки (а также небанковские организации, такие как Alibaba и Tencent) выступают в качестве посредников между конечными пользователями и центральным банком. Важно отметить, что цифровой юань не является децентрализованной криптовалютой, а работает в централизованной сети, контролируемой НБК. Поэтому анонимность не гарантируется. С апреля 2020 года цифровой юань протестирован в четырёх крупных городах Китая. Государственные служащие в Сочжоу получали часть своей заработной платы в DCEP, Шэньчжэнь раздавал DCEP победителям лотереи, а продавцы, которые принимают любые цифровые платежи, должны по закону также принимать DCEP. Цели НБК амбициозны. Китайские власти стремятся расширить внедрение DCEP к зимним Олимпийским играм 2022 года. Планируется, что ещё 28 городов, включая Шанхай и Пекин, примут участие на следующем этапе. Гонконг также принимает участие в пилотном проекте трансграничных платежей в DCEP.

То, что центральный банк Китая является одним из первых разработчиков цифровых валют, не случайно. Внедрение электронных платежей в Китае протекало очень быстрым по сравнению с большинством других стран. Это во многом обусловлено успехом WeChatPay (финтех-инструмента внутри WeChat) от Tencent, с одной стороны, и AliPay – с другой. Вполне вероятно, что решение о создании CBDC было прямым ответом на мощную позицию этих компаний в экономике Китая. Объявление Facebook о цифровой валюте Libra могло также заинтересовать умы в Пекине. Амбиции и ранние успехи частного сектора в отношении цифровых валют усилили давление на правительство Китая, и оно предложило собственное решение проблемы спроса на цифровые деньги, не в последнюю очередь для того, чтобы не допустить исчезновения эмиссионных доходов.

Впрочем, цифровой юань – это не просто защитная мера китайского правительства. Он очень привлекателен для Пекина по нескольким причинам. Прежде всего, это помогает правительству в макроэкономическом управлении экономикой. Китайские политики всегда стремились действовать скальпелем, а не молотком. Например, правительство предпочитает предоставление кредитов, а не снижение процентных ставок в качестве основного инструмента для управления спросом, что также было очевидно во время пандемии COVID-19. Когда снижение процентных ставок производилось в прошлом, оно часто было направлено на конкретные отрасли, а не на общее снижение во благо всей экономике. Таким образом, цифровой юань является следующим логическим шагом в этой политике, являясь в руках властей лазером, который, как они надеются, будет ещё точнее скальпеля.

С помощью цифрового юаня налогово-бюджетная политика может быть нацелена непосредственно на те группы и проекты, которые правительство считает заслуживающими внимания.

Также могут быть введены соответствующие ограничения на использование полученной поддержки. Действительно, речь идёт о лазерной точности в налогово-бюджетной политике.

Стремление к контролю может быть такой же важной мотивацией, как и улучшенное управление макропроцессами. Например, усиление контроля над платёжной системой может быть использовано для резкого ограничения офшорных платежей. Поскольку власти теоретически могут видеть каждую транзакцию, в которой используется DCEP, можно будет довольно легко ограничить бегство капитала, которое долго было ахиллесовой пятой китайской экономики. Например, после обесценения китайского юаня в 2015 году Китай потерял резервы примерно на 1 триллион долларов США, поскольку старые механизмы контроля за движением капитала оказались недостаточно жёсткими. Цифровой юань почти наверняка позволит избежать повторения опыта 2015 года в случае аналогичного кризиса. Жёсткость запрета офшорных платежей может легко меняться со временем в зависимости от потребностей экономики Китая. Другие нежелательные способы движения денег, связанные с преступностью или коррупцией, борьба с которой в последние годы стала ещё одной целью китайского правительства, также могут быть заблокированы.

Наконец, цифровой юань способен также помочь амбициям китайского правительства, которое хочет, чтобы юань отвоевал долю рынка за счёт доллара США. Очевидно, что использование администрацией Трампа доллара США в качестве оружия внешней политики вызвало тревогу во всём мире, включая Китай. Текущий шаг к интернационализации юаня уже делает его более конкурентоспособным, но основная часть международных расчётов по-прежнему осуществляется через CHIPS или SWIFT. Первая – американская компания, а вторая имеет большинство членов совета директоров из США или их союзников.

Инфраструктура цифровой валюты поможет Китаю избежать зависимости от США.

Кроме того, ранний переход к цифровой валюте может быть полезным в усилиях по увеличению доли рынка в ущерб доллару США в той мере, в какой это сделает платежи более эффективными и дешёвыми. Чтобы предложить конкурента доллару США, необходимо создать международную инфраструктуру для цифрового китайского юаня. Поэтому не случайно, что Пекин недавно присоединился к Multiple Central Bank Digital Currency Bridge, проекту трансграничных платежей, инициированному HKMA и Банком Таиланда в 2019 году. Конечно, насколько успешной будет эта кампания, в некоторой степени зависит от того, сколько анонимности в расчётах Китай готов предоставить. Возможно, существует компромисс между желанием контроля и желанием интернационализировать цифровой юань. Без определённого уровня анонимности цифровой юань вряд ли поможет в поисках интернационализации китайской валюты.

Другая причина, которая определяет создание DCEP, заключается в том, что он позволит властям устанавливать отрицательные процентные ставки. Для Китая на данном этапе вряд ли это будет главной мотивацией. В конце концов, Пекин довольно экономно использовал инструмент процентной ставки и не рискует в ближайшее время достичь нулевой границы. Однако китайские политики смотрят в будущее, и в условиях быстро стареющего общества продолжение снижения процентных ставок в следующие десятилетия представляется вероятным. Таким образом, Китай вполне может решить, что отрицательные процентные ставки в итоге станут полезным инструментом управления экономикой.

А как насчёт других стран? Более богатые страны, как правило, меньше выигрывают и больше теряют от быстрого внедрения CBDC. Хотя администрация Байдена может быть более открыта для FedCoin, чем администрация Трампа, мы не ожидаем, что США здесь станут первопроходцами.

Выгоды от расширения доступа к цифровым финансовым услугам и общего повышения эффективности платёжных систем, вероятно, будут ниже во многих более богатых странах.

И риски от подрыва банковской системы с помощью плохо спроектированного CDBC также могут оказаться выше как раз в этих странах. Поэтому широкомасштабное внедрение в США или Европе представляется маловероятным, за исключением Швеции и Южной Кореи, которые уже осуществляют розничные проекты CBDC. Но некоторые страны, например, Россия, похоже, с большей вероятностью пойдут по стопам Китая, и дискуссии по этому поводу уже относительно далеко продвинулись.

Конечно, как стало ясно из мотивов Китая для создания CBDC, о которых говорилось выше, криптовалюты по своей сути диаметрально противоположны тому, что имеют в виду китайские политики. Тот факт, что криптовалюты гарантируют анонимность, вероятно, означает, что они подорвут любые успехи в борьбе с бегством капитала или коррупцией, которых в противном случае мог достигнуть цифровой юань. Также будет намного сложнее реализовать отрицательные процентные ставки, когда криптовалюты предлагают альтернативу с нулевой процентной ставкой. Кроме того, чем жёстче будет контроль над CBDC и чем более вероятнее проявятся отрицательные процентные ставки, тем быстрее население перейдёт на иные криптовалюты. Конечно, власти это прекрасно понимают. И это может объяснить враждебное отношение китайских политиков к криптовалютам. Китай уже объявил вне закона криптобиржи, хотя на данном этапе всё ещё разрешён майнинг криптовалют. Но чем ближе мы подходим к широкому запуску цифрового юаня, тем вероятнее, что правительство будет принимать более серьёзные меры в отношении иных криптовалют. Хотя 2021 год начался с большого подъёма курсов криптовалют, импульс CBDC, вероятно, будет расти, и у него есть шанс важным источником риска для негосударственных криптовалют.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх