Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Выбор и необходимость: перспективы Brexit

Выбор и необходимость: перспективы Brexit

Когда Палата общин Соединённого Королевства второй раз за два месяца подавляющим большинством голосом отвергла предложенное премьер-министром Терезой Мэй в ноябре 2018 года соглашение с Брюсселем о выходе из Европейского Союза, политическая неопределённость достигла беспрецедентного уровня – но только на 24 часа. Прошедшие в среду и четверг (13 и 14 марта) голосования неожиданно внесли ясность в этот напряжённый сюжет, пишет для ru.valdaiclub.com Джеймс Шерр.

Сперва, в среду, парламент отверг «выход без соглашения», а затем, в четверг, он 413 голосами против 202 высказался за то, чтобы попросить ЕС перенести выход Британии, который, согласно статье 50 Договора о Европейском союзе, должен состояться 29 марта, на более поздний срок. Это резко выбило почву из-под ног как у радикальных сторонников Brexit, рассматривающих выход из Евросоюза без соглашения как своего рода национальное очищение, так и у их более прагматичных союзников, которые считают, что такой шаг опасен в первую очередь для ЕС, а не для Британии. Обозреватель Financial Times Себастьян Пейн пишет, что премьер-министр «сбилась с пути к победному Brexit» – и вполне возможно, что он прав. В такой ситуации, остаётся только выстраивать возможные сценарии.

Наиболее вероятны три кардинально отличающихся друг от друга исхода.

Краткосрочное («техническое») продление. Как все понимают, Палата общин может сколько угодно требовать перенести срок выхода Британии из ЕС, но решать всё равно будет Евросоюз. Последние указания Еврокомиссии рекомендуют предоставить трёхмесячную отсрочку, если парламент – с третьей или даже четвёртой попытки – всё-таки одобрит соглашение о выходе. Это даст время, чтобы принять необходимые законы и обеспечить цивилизованную процедуру Brexit к тому моменту, как европейские парламентарии нового созыва займут 2 июля свои места. На что ЕС не готов согласиться, это на дальнейшее продление переговоров. При этом он готов рассмотреть вопрос о намного более длительной отсрочке, но только если Британия примет участие в европейских парламентских выборах и пересмотрит свой курс. Терезу Мей позиция Евросоюза в кои-то веки полностью устраивает. Как она неоднократно предупреждала, отказ от разработанного ей соглашения может отложить Brexit на неопределенный срок или совсем его отменить. На этом фоне она, возможно, сумеет сколотить победоносную коалицию, в которую войдут как те, кто считает её соглашение идеальным, так и те, кто сочтёт его наименьшим злом.

Долгосрочное (9–21 месяц) продление. Но с коалицией у неё может и не получиться. Именно поэтому 21 марта на саммите ЕС будет обсуждаться предоставление Британии более продолжительной отсрочки, которая даст ей возможность «пересмотреть свою позицию». Но Евросоюзу нужно, чтобы Британия в этом случае чётко определила цель. Это могут быть перевыборы, второй референдум либо – в конечном итоге – единый рынок, таможенный союз или полный отказ от выхода.

Выход без соглашения. Впрочем, вполне возможно, что в итоге в политических раскладах ничего не изменится. Тогда «выход без соглашения» может снова вернуться на повестку дня. Как заметил заместитель министра юстиции и ярый противник Brexit Рори Стюарт, «неоднозначное отношение к Европе отражает некоторые традиционные аспекты нашей политической культуры». Сейчас задача сторонников Brexit заключается в том, чтобы доказать, что Британия, ушедшая из Евросоюза, будет более надёжным другом и союзником, чем Британия, неохотно в нём оставшаяся.

Безопасность и геополитика

Британия усиливает Евросоюз и служит опорой евроатлантизма. Противники Brexit уверены, что Британия укрепляет атлантизм именно как европейская держава. Если Британия уйдёт из ЕС, атлантический импульс ослабеет и начнут проявляться противоположные тенденции. При этом многие сторонники Brexit считают себя намного большими атлантистами, чем их оппоненты. Они резко выступают против «защиты Европы», считая, что эта политика и теоретически, и практически снижает значение НАТО. Противники выхода Британии из Евросоюза в ответ указывают, что НАТО неспособна реагировать на многие из возникающих сейчас вызовов европейской безопасности. НАТО – это в первую очередь инструмент «жёсткой силы», поэтому противостояние полному спектру угроз безопасности требует комплексного разделения труда между альянсом и Европейским союзом. Вдобавок они сомневаются в геополитической жизнестойкости будущей «глобальной Британии», отмечая, что ей трудно будет добиться от таких глобальных гигантов, как Китай, столь же выгодных условий торговли, как те, которыми она пользуется сейчас в составе торгового блока с 500-миллионнным населением.

Последствия для России

С российской точки зрения, британское влияние в ЕС заметно укрепляет позиции США в Европе и придает устойчивость евроатлантической системе. Уход Британии из Евросоюза может усилить существующие в настоящий момент серьёзные угрозы для евроатлантического согласия. Дополнительно эти риски увеличивает «фактор Трампа». Поэтому сторонники сохранения британского членства в ЕС считают, что России Brexit выгоден, и легко верят, что она оказывает ему как финансовую, так и моральную поддержку. 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх