Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Рождение новой дипломатии из матрицы войны

Рождение новой дипломатии из матрицы войны

Утверждение, что Ближний Восток – «самый турбулентный регион мира», стал трюизмом ещё до потрясений второго десятилетия XXI века. Конфликты здесь превратились в «новую норму», но вместе с тем вызвали к жизни множество непредвиденных альянсов – например, между Россией, Ираном и Турцией – и новые механизмы решения проблем в локальном и глобальном масштабе. На первой сессии Ближневосточной конференции клуба «Валдай», названной «Война и дипломатия на Ближнем Востоке: уроки кризисов 2010–2019», эксперты попытались обозначить реальность нынешних настроений, их причины, а также найти тот новый язык, при помощи которого можно было бы обсуждать войну и дипломатию в ситуации, когда в чистом виде они отсутствуют.

Несмотря на то, что в названии сессии говорится о войне, «горячие» конфликты – отнюдь не единственная проблема региона и уж точно не причина всех прочих проблем. В числе более общих вопросов участники дискуссии назвали конфликты между различными ветвями ислама, дефицит демократии, нарушение суверенитета как изнутри, так и извне тех или иных стран, проблемы демографии и экономики, кризис доверия, а также милитаризацию политики. Один из экспертов, припомнив ничтожно малое количество переводимых на арабский книг, упомянул также недостаток образования.

Когда война становится следствием, а не причиной, «обычный» мирный договор, который достигается единственным действием всех конфликтующих сил, становится невозможен. Поэтому надеяться на это в случае Ближнего Востока было бы чрезмерным оптимизмом.

Что касается путей преодоления кризиса, есть несколько вариантов. В их числе – укрепление региональных и субрегиональных систем безопасности, а также создание многосторонних форумов наподобие тех, которые есть между Израилем и Палестиной или между Сирией, Ливаном и Иорданией. Основным принципом функционирования таких организаций, по мнению экспертов, должна быть инклюзивность, которая позволила бы решать проблемы на общем, а не на частном уровне. Начинать, таким образом, следует с функциональности, то есть с изобретения самих механизмов миротворческой работы, а затем уже переходить к ней самой.

«Что касается 2019 года, то я согласен, что конфликтов и противоречий будет ещё больше, прежде чем мы достигнем стабильности. Я говорю о стабильности вместо мира, потому что в ближней перспективе его не предвидится», – заметил один из ораторов. По его мнению, хотя в последние годы попыток разрешить кризис дипломатией было немало, успех не длился долго, и проблема никуда не девалась. Заключалась же она в том, что все эти решения были субрегиональными, а не региональными и не могли переменить ситуацию в целом. Речь шла про альянсы нескольких региональных держав или крупнейших внешних игроков, которые сегодня являются скорее препятствием для достижения стабильности, чем помощниками в этом нелёгком деле.

Другой выступающий обратил внимание на то, что найти пути решения проблемы невозможно без того, чтобы определить сначала её истоки. По его словам, «арабская весна» стала восстанием людей против своих правительств и неправильного управления. Однако впоследствии спонтанные восстания были использованы внешними силами в их собственных целях.

«Первородным грехом» стал Ирак и вторжение США в 2003 году, а за ним последовали и другие. Западные страны воспользовались положением дел в целях насильственной демократизации, однако их действия были поспешны и плохо продуманы, а оттого ещё больше усугубили ситуацию. «Сирийцы сами виноваты в том, что произошло с Сирией, но виноваты и страны Запада, – напомнил эксперт. – Именно поэтому не увенчался успехом женевский процесс: мы хотели сделать результатом то, что является предпосылкой».  По замечанию другого эксперта, война и дипломатия – не обязательно антагонисты: сегодня мы видим примеры того, что можно назвать «военной дипломатией», то есть соглашений между военными в условиях, когда обычная дипломатия не работает. Так, например, договариваются между собой Россия и США или Россия и Израиль. Сегодня мы наблюдаем возвращение военных в политическую жизнь, и это заставляет вспомнить о военных режимах, которые существовали на Ближнем Востоке раньше.

Кроме этого, возникают ещё и другие «новые» дипломатии – например, «твиттерная» дипломатия Белого Дома, которая стала возможной в связи с изобретением новых СМИ и оказывает влияние и на военных, и на дипломатов.

Не следует забывать также и о действиях негосударственных акторов – прежде всего террористических групп, но также и частных военных компаний. «Пока, к сожалению, мы видим разгул насилия, и преодолеть его быстро нельзя. Очевидно, что это нужно делать, но как можно ограничить влияние культуры насилия на обычных людей – очень серьёзная проблема», – заключил оратор.

Хотя история, как напомнил участник сессии, «учит тому, что ничему не учит», борьба с терроризмом военными средствами всё-таки доказала свою эффективность. Неожиданности и непредсказуемость будут продолжаться. Принятие того или иного решения, как согласились между собой эксперты, зависит от сложившихся условий. Поэтому следует задаться вопросом: готов ли Идлиб к военному решению? Или, готов ли северо-восток Сирии к решению политическому? «Я надеюсь, что эта возможность будет использована, и переговоры, что ведутся между Дамаском и курдами с участием России, дадут плоды и приведут к политическому решению», – сказал один из дискуссантов.

На сессии вопросов и ответов было подчёркнуто, что важнейшая задача сегодня – установить «дух коллективности», поскольку ценности у всех разные. При этом, как заметил другой эксперт, этот вопрос относится не только к Ближнему Востоку, поскольку конфликт ценностей имеет место и в Европе. Источник проблемы, по его словам, следует искать в отсутствии политического лидерства, необходимого в ситуации всеобщего раздора. Из-за внутренних разделений и того, что Запад раздувал сектантскую борьбу, люди доверяют только своей группе, своим милициям и единоверцам. Сможет ли кто-то положить этому конец и добиться коллективного начала – большой вопрос. 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх