Клуб «Валдай»

86 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Какие вызовы ожидают нас в борьбе с пандемией в 2021 году?

Какие вызовы ожидают нас в борьбе с пандемией в 2021 году?

Разработка вакцин против коронавируса вызвала беспрецедентный оптимизм во всём мире. На этих новостях оживилась мировая экономика, создаются миллионы новых рабочих мест, фондовые индексы выросли до рекордных уровней. Является ли появление новых вакцин средством от всех проблем? Насколько оправдан сегодня такой оптимизм? Об этом пишет Джоомарт Оторбаев, премьер-министр Киргизской Республики (2014–2015).

Действительно, не одно, а десятки различных лекарств были разработаны в целом ряде стран. Многие из них одобрены регулирующими органами в беспрецедентно короткие сроки. Внедрение некоторых из них привело к неоднозначным действиям – например, целый ряд стран наложил ограничения на их использование. Но в целом вакцины уже доказывают свою результативность. В частности, судя по всему, Израиль может стать первой страной в мире, достигшей коллективного иммунитета. К сегодняшнему дню в этой стране уже вакцинировано 5,3 миллиона человек, то есть более половины жителей, а ещё около миллиона человек приобрели иммунитет после перенесённой болезни.

По данным аналитической компании Airfinity, к началу марта в мире было произведено около 413 миллионов доз вакцины против COVID-19. По её прогнозам, к концу 2021 года этот показатель вырастет до 9,5 миллиарда доз.

Однако многие сейчас соглашаются с тем, что появление эффективных вакцин – это лишь один из элементов, необходимых для борьбы с болезнью. Несмотря на огромные средства, выделяемые многими странами и компаниями, и на героические усилия учёных и врачей, разработавших вакцины в рекордно короткие сроки, процесс восстановления допандемической жизни будет очень долгим. Даже при самой амбициозной программе вакцинации в истории человечества 2021 год, вероятно, станет первым годом «новой нормальности», в которой человечество останется надолго, возможно даже не на месяцы, а на годы. На это имеется несколько причин.


Во-первых, наличие вакцин и получение эффективных результатов в вакцинации населения – это не одно и то же. Фармацевтическим компаниям необходимо производить достаточное количество доз. Затем вакцины должны быть распределены и доставлены в пункты вакцинации. Их, как правило, необходимо хранить в морозильных камерах, а некоторые требуют хранения при экстремально низких температурах. Практически все компании уже испытывают трудности как с производством, так и с распространением препаратов. Многие клиенты недовольны задержками в поставках. Ряд европейских стран планирует подать в суд на производителей вакцин за длительные задержки. Отслеживание поставок, хранения и распределения вакцин протекает ещё сложнее в странах, не имеющих необходимых ресурсов, инфраструктуры и опыта.

Во-вторых, медицинские работники должны быть тщательно обучены тому, как готовить и вводить каждую дозу. Речь идёт о беспрецедентной и качественной подготовке миллионов врачей и медсестёр по всему миру. Самая сложная программа вакцинации в истории человечества должна быть тщательно спланирована и профинансирована, даже несмотря на то, что после года изнурительной работы в условиях хронически недофинансируемой инфраструктуры персонал медицинских учреждений даже в самых развитых странах находится на грани своих физических возможностей.

В-третьих, не все люди соглашаются на вакцинацию. Например, только 60 процентов американцев говорят, что они получили бы вакцину от коронавируса, если бы она была доступна сегодня. Однако 39 процентов заявляют, что они не хотят прививаться. Только 23 процента опрошенных граждан России готовы сделать прививку от коронавируса, следует из исследования партии «Единая Россия». При этом 73 процента респондентов не готовы к вакцинации, а остальные 4 процента заявили, что уже переболели COVID-19 и не нуждаются в ней. Иммунологи считают, что от 50 до 70 процентов населения в каждом регионе будут нуждаться в вакцинации для достижения коллективного иммунитета. Некоторые исследователи подозревают, что это число могло быть даже выше. В глобальном масштабе это от четырёх до шести миллиардов человек.

Огромное неравенство имеет место в распределении вакцин. По данным исследователей из Глобального инновационного центра здравоохранения Дьюка, страны с высоким и средним уровнем дохода, составляющие пятую часть населения мира, уже законтрактовали около 6 миллиардов доз. Страны с низким доходом и доходом ниже среднего, на долю которых приходятся четыре пятых населения Земли, получат лишь около 2,6 миллиарда доз. Это включает в себя 1,1 миллиарда доз от проекта COVAX, в рамках которой международные спонсоры обязались вакцинировать пятую часть населения мира.

Подобно тому, как вирус создал калейдоскоп инфекций, нерегулярное использование вакцин вскоре может привести к ещё большему разнообразию «островков иммунитета». Также очевидно, что богатые страны сформируют эти «островки» намного раньше, чем бедные. Даже в пределах отдельной страны кампания вакцинации будет распределяться по-разному. В результате приобретённый иммунитет будет заметно различаться среди разных возрастных групп, среди различных «приоритетных» групп (врачи и учителя), в больших городах и небольших сельских поселениях.

И здоровые, и инфицированные люди будут перемещаться как внутри этих кластеров, так и между ними, это неизбежно и на уровне отдельных семей. Мы будем наблюдать своеобразное «броуновское движение» вирусов, что существенно затруднит локализацию и подавление болезни. Опыт полной изоляции плохо работает на практике, за редким исключением таких высокоорганизованных стран, как Китай или Вьетнам. Люди продолжат передвигаться между «благополучными» и неблагополучными» регионами, внося в борьбу с болезнью дополнительную неопределённость.

Последний анализ Международного совета медсестёр показывает, что из четырёх миллионов медицинских работников во всём мире более двадцати тысяч, вероятно, умерли от COVID-19. Во всех странах мира медицинские работники истощены. Уже более года и почти непрерывно они борются с болезнью, причём зачастую без моральной и материальной поддержки. Даже в самых передовых странах персонал медицинских учреждений находится на грани своих физических возможностей. Соответственно, среди них начались массовые увольнения. По последним оценкам, даже в США пятая часть всех сельских больниц закрылась в прошлом году. Сегодня в американских больницах уже не хватает более чем 150 тысяч медсестёр.


Исключительно серьёзной проблемой для всего человечества может стать возможность перетекания коронавируса в хронические формы. Многие пациенты, инфицированные SARS-CoV-2, в течение многих недель и даже месяцев продолжают бороться с так называемым «длительным COVID-19», включая постоянную усталость, психические расстройства и проблемы с памятью, внезапную потерю энергии. По оценкам ряда исследований, от четверти до половины всех инфицированных людей имеют хотя бы один симптом, который сохраняется в течение месяца и даже на более длительный срок.

Хотя влияние вируса SARS-CoV-2 должно ослабнуть после масштабных вакцинаций, он, видимо, останется среди нас надолго. Например, вакцины против полиомиелита были впервые созданы в 1950-х годах, но полиомиелит, хотя и очень близок к тому, чтобы быть искоренённым, всё ещё существует. К сожалению, подобное происходит со многими другими болезнями, которые можно предотвратить с помощью вакцинирования, включая корь, туберкулёз или рак шейки матки. Или относительно недавний пример: более 1,7 миллиона человек во всём мире были инфицированы ВИЧ в 2019 году, хотя лекарства, блокирующие эту инфекцию, существуют уже много лет.

Что произойдёт дальше с SARS-CoV-2, также зависит от того, как наша иммунная система реагирует на вакцины. Поскольку реакция иммунной системы пока неизвестна и непредсказуема, сейчас невозможно сказать, как будет развиваться вирус. Формирование индивидуального иммунитета всё ещё остаётся большой загадкой для учёных.

Например, при некоторых вирусных заболеваниях (ветряная оспа и корь) иммунитет может сохраняться на всю жизнь, а при других он исчезает намного раньше. Например, все мы знаем, что иммунная система меньше года помнит, как бороться с вирусами, вызывающими грипп. Или другой промежуточный пример – иммунитет против таких смертельных коронавирусов, как MERS и SARS, может длиться несколько лет.

Некоторые иммунологи предполагают, что иммунитет к текущему вирусу может составлять от одного года до нескольких лет. Уже ясно, что нынешний вирус запускает иммунную память, которая сохраняется не менее шести месяцев, хотя некоторое число людей было повторно инфицировано и раньше этого срока. Если иммунитет постепенно ослабевает, то через несколько месяцев или лет может потребоваться повторная вакцинация.

Серьёзное беспокойство вызывает и то, как новый вирус будет вести себя по мере вакцинирования большого количества людей. Уже доказано, что вирус может мутировать, то есть изменять свой генетический код. Подобные новые варианты, которые оказались ещё более заразными, обнаружены в целом ряде стран, например, в Великобритании, Южной Африке, Бразилии и других. Скажем, южноафриканский вариант пытается обойти «атаку» новых вакцин и заразить уже иммунизированных людей. Если вирус будет вести себя подобным образом, он может стать похожим на вирус гриппа, то есть постоянно меняющимся противником, который заставляет человечество регулярно себя «догонять».

COVID-19 не будет ни последней пандемией, ни худшей. В интервью Süddeutsche Zeitung основатель Microsoft Билл Гейтс сказал, что следующая пандемия может быть в десять раз хуже, чем пандемия, вызванная вирусом SARS-CoV-2. Человечеству нужно начать подготовку к новой пандемии уже сейчас. Необходимо разработать реальные и многосторонние критерии готовности человечества к пандемии.

Нынешняя ситуация подчёркивает опасность игнорирования нашей взаимозависимости и критическое значение глобального сотрудничества. Это показывает всем нам, что человечество находится в одной лодке.

Вирус может быть полностью побеждён только тогда, когда он побеждён повсюду, и абсурдно делать вид, будто мы можем достичь безопасности изолированно, в рамках отдельной страны, нации, культуры, религии или класса.

Возможно, вскоре, когда вакцину можно будет приобрести в интернете, люди снова начнут забывать, что пандемия – это всё-таки социальное явление. Возможно, что наступит будущее, в котором иммунная система человечества научится бороться с COVID-19, а коллективное сознание людей всё ещё не осознает опасности.

История научила нас тому, что человечество быстро забывает прошлое, особенно если оно вызывает неприятные чувства. Пандемия испанского гриппа, начавшаяся в марте 1918 года и продлившаяся до весны 1920 года, до сих пор остаётся самой опустошительной в современной истории. Вирус заразил 500 миллионов человек, что составляло примерно треть населения мира в то время, четырьмя последовательными волнами. Число погибших, по разным оценкам, составило от 17 до 100 миллионов человек. Пугает не только общая смертность, зафиксированная в то время, но и её динамика. При переходе от первой волны пандемии ко второй доля летальных случаев возросла в 25 раз. Учёные до сих пор не могут прийти к единому мнению, в чём была причина: мутировал ли вирус или трагедия явилась следствием поведения людей, пренебрегавших правилами безопасности.

Несмотря на свой масштаб, даже эта катастрофическая пандемия практически исчезла из общественного сознания и учебников истории. Первая мировая война, серия национальных революций и Великая депрессия стёрли её из человеческой памяти. Политические и экономические потрясения и глобальное переформатирование карты мира вытеснили из коллективной памяти человечества одну из самых катастрофических страниц его истории. Люди вспомнили «испанку» только в прошлом году.

История, вероятно, запомнит пандемию COVID-19 как катастрофу, которая случается раз в столетие. Но эта пандемия должна стать катализатором трансформации национальных и глобальной систем здравоохранения. Пандемия выявила серьёзные недостатки в этих системах, вытекающие из принципов их организации и финансирования, отражающих индивидуализм, а не солидарность. Эти недостатки трагически персонализированы в истории, рассказанной анестезиологом из Нью-Йорка, который запомнил предсмертные слова одного из своих пациентов с COVID-19, когда его поместили на аппарат искусственной вентиляции лёгких: «Кто за это заплатит?».


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх