Клуб «Валдай»

80 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Дипломатия саммитов в условиях «двойной заморозки»

Дипломатия саммитов в условиях «двойной заморозки»

26 апреля в клубе «Валдай» состоялась экспертная дискуссия по итогам встречи президента России Владимира Путина и лидера КНДР Ким Чен Ына во Владивостоке. Участники обсудили возможности России по урегулированию ситуации на Корейском полуострове, вопросы двустороннего сотрудничества, а также внутри- и внешнеполитическую стратегию северокорейского руководства.

Внешнюю политику Ким Чен Ына с некоторых пор характеризуют как «дипломатию саммитов». Лидер КНДР четыре раза встречался с председателем КНР Си Цзиньпином, дважды – с президентом США Дональдом Трампом. Встреча на высшем уровне во Владивостоке – продолжение этой линии. Несмотря на то, что результативность таких встреч часто ставится под сомнение (так, ханойский саммит Ким-Трамп был вообще объявлен провальным), они работают на международную репутацию Кима и его авторитет внутри КНДР. Однако что же эта встреча дала России?

По мнению Глеба Ивашенцова, чрезвычайного и полномочного посла России в Республике Корее (2005–2009), этот саммит был более чем своевременным и позволил лидерам двух стран лично услышать позиции друг друга по имеющимся на Корейском полуострове проблемам. Он отметил, что, судя по итогам встречи, «во многом их видение совпало, хотя в чём-то оно расходится».

Политика России в отношении Корейского полуострова диктуется прежде всего стремлением не допустить его превращения в зону конфликта. Но следует отдавать себе отчёт в том, что возможности Москвы в этом плане весьма ограничены. Главная проблема, по словам Ивашенцова, – это межкорейские отношения. Именно в рамках этого противостояния КНДР развивает свою ракетно-ядерную программу, чтобы в случае вооружённого столкновения не допустить вмешательства США. Недавняя история полна примеров того, как разрядка в отношениях двух Корей сменялась ростом напряжённости. В свою очередь межкорейские отношения, по словам модератора дискуссии Андрея Сушенцова, часто являются функцией американской внешней политики.

Москва осознаёт ограниченность своих возможностей и именно поэтому не ставит перед собой амбициозных задач в отношении межкорейского урегулирования. По словам Артёма Лукина, заместителя директора по науке Восточного института – Школы региональных и международных исследований ДВФУ, в решении проблем Северо-Восточной Азии Россия делает ставку на сотрудничество с Китаем. Лукин обратил внимание присутствующих на то, что с Ким Чен Ыном Владимир Путин провёл два часа, а его нынешний визит в Китай рассчитан на три дня. По мнению Лукина, можно говорить о некой неформальной договорённости, по которой России признаёт ведущую роль Китая в Восточной Азии, а Китай – особую роль России на Ближнем Востоке, являющемся для неё стратегически важным регионом.

Россия и Китай достигли консенсуса по поводу КНДР, считает Алексей Маслов, руководитель школы востоковедения НИУ ВШЭ. Обе страны обеспокоены возможностью конфликтом на Корейском полуострове и делают все для его недопущения. Они выступили с концепцией «двойной заморозки», которая в настоящее время фактически реализуется к удовлетворению обеих сторон. Также две страны заинтересованы в экономическом развитии Северной Кореи и поэтому поддерживают реформы, проводимые Кимом.

В Ханое Дональд Трамп пытался убедить Кима в привлекательности вьетнамского опыта. Однако этот путь не подходит северокорейскому лидеру, считает Маслов, так как он означал бы экономическую зависимость от США как плату за снятие санкций. А опора на собственные силы была и остаётся основой философии руководства КНДР. Россия и Китай предлагают другой сценарий: КНДР не становится частью какой-либо модели, сохраняя и политическую и экономическую безопасность.

Важной чертой политики Ким Чен Ына является то, что она строится на долгосрочную перспективу, в то время как его визави в Вашингтоне и Сеуле руководствуются соображениями избирательного цикла. Ким не может рассчитывать на то, что преемники Трампа и Мун Чжэ Ина продолжат линию на межкорейское урегулирование. Поэтому все его шаги осторожны и выверены: задача Кима, по словам Маслова, – проводить политику реформ, не допуская кризиса.

Отдельно был затронут вопрос санкций против КНДР. Эксперты сошлись в том, что скорого снятия санкций ожидать не стоит. И это фактически перечёркивает все возможности полноценного экономического взаимодействия России и КНДР. При этом речь идёт не только о санкциях ООН, поддержанных Пекином и Москвой, но и об односторонних санкциях США. Артём Лукин напомнил, что Россия инвестировала 300 млн долларов в проект «Хасан – Раджин», являющийся самой крупной зарубежной инвестицией в КНДР на сегодняшний день, но с октября 2017 года он фактически не функционирует. Несмотря на то, что «Хасан – Раджин» исключён из санкций ООН, крупные российские компании не работают с ним из-за опасения попасть под санкции США.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх