Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Саммит G7 в Биаррице: конец вестернизации

Саммит G7 в Биаррице: конец вестернизации

Страны «Большой семёрки» уже по примеру саммита в Канаде в 2018 году поняли, что они могут демонстрировать на публике свои разногласия. Однако никогда раньше эти разногласия не были столь значимыми и не производили впечатления непоправимых и непримиримых, пишет Жак Сапир, профессор экономики Парижской Высшей школы социальных наук (EHESS).

Если верить французским СМИ, 24–26 августа Биарриц стал центром мира по случаю саммита G7. Официально саммит проходил под знаком борьбы с неравенством, но на нём также обсуждались весьма спорные темы: налог на деятельность крупных интернет-компаний GAFA, где французы и британцы на этот раз объединились и выступают против американцев, окружающая среда, торговый спор между Соединёнными Штатами и Китаем, а также проблема Ирана, где решение США выйти из ядерной сделки подверглось широкой критике со стороны европейских стран. Но нынешний саммит G7, несмотря на подготовку и «сюрприз» в виде визита министра иностранных дел Ирана, вполне может характеризоваться как очередной провал. Страны-члены предприняли шаги, при которых национальная политика, двусторонние отношения перевесили многосторонность. Кроме того, следует добавить, что мы больше не пребываем в ситуации 1980-х или 1990-х годов.

«Большую семёрку», претендующую на звание «клуба» самых богатых и могущественных стран, сегодня обгоняет БРИКС. Фактически именно G20 всё больше превращается в легитимный институт, который занимается сложным переплетением экономических, финансовых и стратегических вопросов.

«Большая семёрка», официальная и неофициальная повестка дня

Официально ожидаемые решения должны касаться сокращения неравенства, весьма важной темы в раздираемом неравенством мире. Но это как раз та тема, где можно ожидать много красивых слов и очень мало конкретных действий. Проблема окружающей среды приобрела особую актуальность из-за разрушительных лесных пожаров в Амазонии. Это, безусловно, важный вопрос, но здесь много лицемерия. Леса бассейна Амазонки горят не только в Бразилии, пожары разоряют также Боливию, Парагвай и другие страны. Кроме того, Амазония далеко не единственное место, где бушуют пожары: горят леса в Африке, это не менее важно, но никто об этом не говорит. Кроме того, масштаб пожаров, безусловно катастрофических, сегодня ненамного больше, чем в 2016 году: 75 336 пожаров против 69 310">http://queimadas.dgi.inpe.br/queimadas/portal-static/situaca...[/i]. Как бы то ни было, проблема обезлесения, вызванная созданием пастбищ для домашнего скота и полей для выращивания сои, является сегодня серьёзной проблемой на Амазонке. Но двадцать лет назад мы практически наблюдали то же самое.

Таблица 1

Саммит G7 в Биаррице: конец вестернизации

Источник: https://rainforests.mongabay.com/amazon/deforestation_calculations.html#content

В Биаррице также речь шла о торговых переговорах и роли мультилатерализма. Здесь Соединённые Штаты и другие страны G7 во многом расходятся. Можно предположить, что были рассмотрены некоторые вопросы, которые явно не были включены в повестку дня: использование США в политических целях роли доллара как резервной валюты (что является серьёзной проблемой), а также растущие риски рецессии и глобального кризиса. Соединённые Штаты чётко выразили недовольство форматом многосторонних переговоров. Страны Европейского союза более привязаны к этому формату. Правильно или неправильно, это другой вопрос. Таким образом, на повестке дня вопрос о членстве Соединённых Штатов в ВТО; это действительно центральная проблема. Если правительство США решит выйти из ВТО, то для этой организации, вероятно, зазвенит погребальный колокол.

Проблема Ирана также обсуждалась на саммите. Европейские страны осудили решение США выйти из соглашения с Ираном. Они также осудили санкционную политику США, которая наносит больший вред европейским странам, чем Ирану. Приезд министра иностранных дел Ирана свидетельствует о готовности Эммануэля Макрона возобновить переговоры по этой проблеме.

Проблемы и вызовы саммита

Эммануэль Макрон, который в этом году стал председателем «Большой семёрки», решил играть по-крупному. Явный провал в 2018 году в Канаде прочно скомпрометировал его претензии выступить выдающимся переговорщиком. Он также понимает, что влияние G7 за последние десять лет значительно уменьшилось. «Большая семёрка» является дальним родственником «Большой пятёрки», которая была создана для того, чтобы координировать денежно-кредитную политику крупных западных держав после расторжения в 1973 году Бреттон-Вудских соглашений. Первоначально G7 была идеей президента Франции Жискара д'Эстена (1974–1981). «Группе семи» было поручено координировать движение валют, поскольку обменные курсы стали гибкими. Сначала была создана неформальная G5, затем временная G6 в 1975 году, а позднее в 1976 году G7 с привлечением Канады. Влияние «Сёмерки» вскоре распространилось на другие аспекты экономики помимо монетарной проблематики. В конце двадцатого века «Большая семёрка» всё ещё играла доминирующую роль в мировой экономике. Сегодня это уже не так. Процесс появления новых экономик явно поменял всю игру. Исключение России из «Большой восьмёрки» в 2014 году, о котором сейчас сожалеет Дональд Трамп вместе с японским и итальянским лидерами, безусловно, усугубило упадок G7. Более того, если мы сделаем расчёты по ППС (паритету покупательной способности), то доля G7 в мировом ВВП сегодня ниже, чем у БРИКС – форума, объединяющего развивающиеся страны.

Диаграмма 1

Саммит G7 в Биаррице: конец вестернизации

Очевидно, что предложение Эммануэля Макрона пригласить другие страны, такие как Австралия, Индия, ЮАР и Чили, является признанием такого положения дел. Но здесь следует отметить, что Китай и Россия, роль которых значительно более важная, не были приглашены. Таким образом, эти приглашения свидетельствуют о желании замаскировать потерю влияния и престижа G7 по сравнению с G20.

G7 или G20?

Сегодня уже ясно, что ни у одного закрытого клуба богатых стран больше нет законной власти, чтобы даже просто предложить решения развивающимся странам. Соединённые Штаты, со своей стороны, это поняли и снова захотели пригласить Россию принять участие в «Большой семёрке». Это предложение также поддержал премьер-министр Японии. Но вряд ли Россия будет в полном восторге. Она очень хорошо понимает, что G7 переживает этап заката. Таким образом, БРИКС уже обгоняет G7 не только по процентам от мирового ВВП, но и по доле инвестиций, сделанных во всём мире.

Диаграмма 2

Саммит G7 в Биаррице: конец вестернизации

Это отражает не только рост китайских, индийских и российских инвестиций, как внутренних, так и глобальных, но и значительное замедление инвестиций в страны G7, будь то Германия или США. Опять же, до 2000 года на страны G7 приходилось около 60% мировых инвестиций. Таким образом, поворотный момент наступил в 21-м веке. Развивающиеся страны значительно увеличили свою долю в мировых инвестициях. Они догнали страны G7 в 2009 году и затем обогнали их.

Фактически сравнение G20 с G7 показывает, что G20 обладает большим приоритетом. Именно G20 стала настоящим глобальным форумом, который имеет значение. И это подтверждается, если сравнить вес G7 с весом G20.

Диаграмма 3

Саммит G7 в Биаррице: конец вестернизации

В настоящее время на долю G20 приходится 73,6% мирового ВВП. Форум объединяет G7, Европейский Союз, БРИКС и другие крупные развивающиеся страны. Именно такой набор является наиболее экономически значимым.

Каковы окончательные итоги саммита G7?

Судя по всему, итоги саммита весьма неоднозначны. Ясно, что проблемы неравенства или чрезвычайной экологической ситуации не вышли за пределы знакомой риторики. Иначе и быть не могло, если учесть существенные разногласия между странами G7.

Между тем торговый спор между Китаем и США продолжает развиваться. В пятницу, 23 августа, Китай возобновил эскалацию с дальнейшим повышением тарифов на товары, экспортируемые Соединёнными Штатами. Администрация США немедленно отреагировала повышением пошлин на товары, экспортируемые Китаем. Всё это наблюдалось европейскими членами G7, но без реакции. В частности, Германия опасается, что её втянут в торговую войну, а её экономика находится на грани рецессии. По налогу GAFA, которого так жаждали и французское, и британское правительства, соглашение могло бы быть достигнуто, но возможная цена этого – издевательство над самой идеей налогообложения гигантов Интернета.

По иранской проблеме уже ясно, что дискуссии будут продолжены. И Соединённые Штаты, и Иран хотят найти выход из нынешнего кризиса. Может быть, в этом вопросе прогресс ещё возможен.

Как бы то ни было, налицо важный урок саммита в Биаррице. Мы переживаем конец вестернизации мира, ситуации, в которой находился мир с конца восемнадцатого века до конца двадцатого века. Это уже не отнять. Вот почему Россия не особенно хочет возвращаться в G7, хотя ей было приятно слышать заявления Дональда Трампа. Центром притяжения мировой экономики больше не является Атлантический океан. Этот центр переехал в Азию, где царит Китай, вторая по величине экономика мира – и даже первая, если рассчитывать по паритету покупательной способности, – и прямой конкурент Соединённых Штатов. Тем временем Индия также набирает силу и сейчас находится на 5-м месте, опережая Францию. Вот почему встреча «Большой семёрки» в Биаррице уже не в состоянии решать за весь мир, что бы ни говорили или думали журналисты ведущих французских СМИ.

Страны «Большой семёрки» уже по примеру саммита в Канаде в 2018 году поняли, что они могут демонстрировать на публике свои разногласия. Однако никогда раньше эти разногласия не были столь значимыми и не производили впечатления непоправимых и непримиримых. Таким образом, мы не можем исключать открытого провала. Но более вероятно, что дипломаты найдут некоторые красивые и пустые формулировки, дабы показать, что «клуб» всё ещё функционирует, пусть в реальности он и выглядит парализованным. Самое главное – G7 больше не имеет той важности, как 20 лет назад.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх