Клуб «Валдай»

83 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Смены статуса Джамму и Кашмира: международное измерение

Несмотря на повышенное внимание к происходящему в регионе, индийскому правительству на данном этапе удалось пресечь становление вопроса о статусе Кашмира проблемой мирового уровня. Это, тем не менее, не делает регион более безопасным. Развитие ситуации в Кашмире будет зависеть от двух факторов: повестки, которую индийское правительство предложит мусульманскому населению новых союзных территорий, и ответных действий или бездействия со стороны Исламабада, пишет Алексей Захаров, научный сотрудник Центра индийских исследований Института востоковедения РАН.

Спустя полгода после теракта в городе Пулвама в индийской части Кашмира и обмена авиаударами между Индией и Пакистаном внимание мировой общественности – дипломатических ведомств, средств массовой информации и аналитиков – вновь приковано к региону. Правительство Индии приняло неожиданное решение по изменению статуса штата Джамму и Кашмир и сумело его стремительно реализовать. Шаг преподнесён населению и мировому сообществу как решение, движимое внутриполитическими соображениями. С одной стороны, принятая мера должна способствовать укреплению безопасности в новых административных единицах. По задумке, статус союзных территорий для Джамму и Кашмира и Ладакха создаёт основу для большего контроля и эффективного управления со стороны Нью-Дели, открывая путь для их социально-экономического развития.

С другой стороны, механизм принятого решения безусловно взволновал, если не возмутил, мусульманское население Кашмира, создав тем самым почву для дальнейшего роста сепаратистских настроений. Ввод значимого контингента индийских вооружённых сил наряду с арестом местных оппозиционных политиков и ограничением работы Интернета, телевидения и сотовой связи обеспечили спокойную обстановку в первые недели после принятия решения. Однако осадное положение в Кашмирской долине, очевидно, не будет продолжаться вечно. Для демонстрации превращения Кашмира в такой же регион Индии, как и другие штаты и союзные территории, правительству придётся снимать ограничительные меры, что неизбежно вскроет накопившийся в общественном мнении конфликтный потенциал. С геополитической точки зрения положение дел в Кашмире – исторически нестабильном регионе, где в последние десятилетия разворачивались территориальные споры между Индией и Пакистаном, Индией и Китаем, – остаётся взрывоопасным. В Кашмире пересекаются интересы не только региональных сил, но и ряда мировых держав – США, Великобритании, России, Франции и Японии, а также наблюдается высокая подрывная активность террористических групп. В этой связи решение правительства Моди априори не могло не вызвать резонанс как на южноазиатском субконтиненте, так и в мире. 

Развитие событий в регионе определяет ряд нюансов геополитической ситуации вокруг Кашмира. В первую очередь, наметилась новая фаза кризиса в Афганистане с кажущимся неизбежным выводом войск США из страны и усилением позиций движения «Талибан» (запрещено в России). Группировка весьма миролюбиво прокомментировала изменение статуса Джамму и Кашмира, подобрав «правильные» слова – на зависть многим пресс-службам внешнеполитических ведомств государств. Однако рост влияния талибов в Афганистане и регионе по-прежнему рассматривается в Индии в качестве угрозы безопасности для Кашмира. По мере достижения договорённостей в рамках прямых переговоров США–«Талибан» возросла региональная роль Пакистана как важного посредника между Вашингтоном и террористической группой. Пока существует риск срыва переговорного процесса, зависимость американской стороны от Исламабада будет сохраняться, а, значит, Соединённые Штаты займут нейтральную позицию в отношении событий в Кашмире.

Вполне предсказуемой кажется негативная реакция Пакистана и Китая, каждый из которых претендует на индийские территории в регионе. На международной арене Пакистан совершил неудавшуюся попытку поднятия вопроса Кашмира в Совете Безопасности ООН. На двустороннем уровне Исламабад принял ряд дипломатических мер: выслал из страны посла Индии, ограничил двустороннюю торговлю и прервал железнодорожное и автобусное сообщение между странами. Министр иностранных дел Шах Махмуд Куреши даже совершил экстренный визит в КНР для консультаций по вопросу Кашмира. Пекин позицию Пакистана поддержал, выразив серьёзную озабоченность «односторонним изменением статус-кво» в Кашмире, и пообещал содействие в Совбезе ООН. Однако данная поддержка носит в большей степени формальный характер. Китайская сторона на данный момент не заинтересована в ухудшении отношений с Индией: во-первых, Пекин сосредоточен на протестах в Гонконге; во-вторых, по-прежнему не разрешены торговые противоречия с США; наконец, спустя многие годы в индийско-китайских отношениях появилась позитивная повестка. Через два дня после Куреши с официальным визитом в КНР прибыл министр иностранных дел Индии Субраманьям Джайшанкар, который заверил Пекин в отсутствии у Индии дополнительных территориальных претензий. Ни в Нью-Дели, ни в Пекине не хотят приносить в жертву намеченный на октябрь саммит Нарендры Моди и Си Цзиньпина, с которым обе стороны связывают большие надежды. Россия первой (и пока единственной) из стран-членов СБ ООН поддержала решение Индии, назвав его соответствующим Конституции страны. Тем самым Россия выразила солидарность с официальным заявлением Нью-Дели, назвавшим изменения в Джамму и Кашмире «внутренним делом» Индии. Общность Москвы и Нью-Дели по направлению, которое можно охарактеризовать как невмешательство во внутриполитические вопросы, является одним из значимых пунктов российско-индийского сотрудничества и будет способствовать дальнейшему укреплению его политической составляющей. Твёрдость российской позиции выглядит выигрышно на фоне неоднозначных оценок, доносящихся из других стран, где официальные призывы к Индии и Пакистану о сохранении сдержанности и спокойствия сочетаются с высказыванием ряда озабоченностей, прежде всего – недемократическим характером принятого Нью-Дели решения и ситуацией с правами человека в регионе. Подобная критика из уст высокопоставленных политиков США, Великобритании и других стран Европы звучит не впервые, но, обретя новую силу, она, скорее всего, послужит некоторым раздражителем в развитии диалога Индии с этими государствами.

Традиционно пристальное внимание к ситуации в Кашмире приковано в странах Ближнего Востока. Вслед за обращением Пакистана Организация исламских государств выразила обеспокоенность в связи с «критической ситуацией» на линии контроля между Индией и Пакистаном и «значительными нарушениями прав человека» в Джамму и Кашмире. Однако многие мусульманские страны, например Иран, Саудовская Аравия, ОАЭ, не осудили Индию, ограничившись общими дипломатическими заявлениями о необходимости поддержания мира в регионе. Среди ближневосточных государств выделяется лишь позиция Турции, которая выразила солидарность с обеспокоенностью Исламабада и предложила ему свою «постоянную поддержку».

Стоит отметить, что за исключением Пакистана и Китая, имеющих прямые интересы в Кашмире, ни одна страна в мире на официальном уровне не осудила решение, принятое Нью-Дели. Высокий уровень лояльности со стороны зарубежных партнёров Индии, принявших, несмотря на некоторые «но», решение Нью-Дели, демонстрирует успешность глобальной интеграции страны, её инвестиционную привлекательность и геополитическую значимость в Азии. Все эти компоненты – во многом заслуга активного внешнеполитического курса последних пяти лет – позволяют кабинету Моди принимать смелые и резонансные решения, имея достаточный запас уверенности в международном положении Индии.

Несмотря на повышенное внимание к происходящему в регионе, индийскому правительству на данном этапе удалось пресечь становление вопроса о статусе Кашмира проблемой мирового уровня. Это, тем не менее, не делает регион более безопасным. Развитие ситуации в Кашмире будет зависеть от двух факторов: повестки, которую индийское правительство предложит мусульманскому населению новых союзных территорий, и ответных действий или бездействия со стороны Исламабада.

Использовав целый комплекс дипломатических средств, Пакистан всё ещё не исчерпал арсенал имеющихся в его распоряжении инструментов воздействия на ситуацию в регионе. Поводов для разворачивания вооружённого противостояния сейчас нет, но любые провокационные меры со стороны контролируемой Пакистаном территории Кашмира, совершённые правительственными силами или террористическими группами, способны моментально обострить конфликт, вернув военную составляющую в качестве главного аргумента сторон.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх