Клуб «Валдай»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Кто потерял Китай?

Кто потерял Китай?

Через четверть века после падения Берлинской стены Соединённые Штаты начали новую холодную войну против России из-за Украины и Крыма. Сейчас, в разгар пандемии, они развязали ещё одну холодную войну, на этот раз против Китая. Причина, как и прежде, – в желании США открыть другие экономики для своих товаров, капитала и денег и наказать страны, у которых могут быть другие планы. Китайско-российские консультации о том, как велись и могут вестись холодные войны, старые и новые, были бы весьма полезны, пишет Радика Десаи, профессор факультета политических исследований, директор исследовательской группы по геополитической экономике Университета Манитобы.

В отличие от новой холодной войны против России, параллельная новая холодная война ведётся против социалистической экономики, хотя и значительно реформированной, и поэтому больше похожа на холодную войну XX века. Однако есть и одно важное отличие. Главные действующие лица первой холодной войны, США и СССР, были сравнимы по стабильности и могуществу. Сегодня США стремительно движутся по нисходящей траектории, не только теряя международное влияние, но и страдая от серьёзного неуправляемого внутреннего кризиса на фоне чрезвычайных ситуаций в области общественного здравоохранения и климата, экономического кризиса и исторически беспрецедентного уровня политического протеста.

Китай, с другой стороны, сохраняет многолетнюю тенденцию к росту, эффективно и стабильно борется с пандемией. По прогнозам МВФ, Китай возглавит мировой рост, выйдя из пандемии, в то время как развитые экономики, в том числе США, роста не почувствуют.

Этот контраст делает новую холодную войну против Китая, которую ведёт впадающий в отчаяние агрессор, гораздо более опасной.

В свете осознания этого под лозунгом «Новая холодная война против Китая противоречит интересам человечества» возникло движение «Нет холодной войне». Проект был запущен в рамках онлайнового международного мероприятия в Zoom. Пятнадцать ораторов со всего мира выступили с резкими заявлениями. В их число входили видные деятели из Китая, левые американцы, включая ведущих чернокожих интеллектуалов, представители Индии, Венесуэлы и Великобритании, а также движений за мир и критических альтернативных СМИ. 

Многие подчёркивали фактор пандемии и адекватность реакции Китая – особенно в сравнении с неудачной реакцией США и той трагической ценой, которую пришлось за это заплатить, что тоже стало важной предпосылкой новой холодной войны против Китая. На фоне массовых протестов, начавшихся с убийства Джорджа Флойда, выступавшие также вспоминали, как чернокожие лидеры и интеллектуалы в США были солидарны с Китаем в прошлом. Мохаммед Али в своё время объяснял, почему он отказался служить во Вьетнаме: «Моя совесть не позволит мне стрелять в моих братьев, в смуглых людей, в бедных голодных людей в грязи – во имя сильной и могучей Америки. И ради чего мне стрелять в них? Они никогда не называли меня ниггером, они никогда не линчевали меня, они не натравливали на меня собак, они не отнимали у меня мою национальность, не насиловали и не убивали моих мать и отца. … За что в них стрелять? Как я могу стрелять в этих бедных людей? Просто отправьте меня в тюрьму». В связи с этим выступающие отмечали всплеск антиазиатского расизма в США и многих других западных странах на фоне пандемии.

На мероприятии присутствовали люди с разными точками зрения – кто-то критиковал Китай из-за нарушения прав человека. Однако все согласились с тем, что новая холодная война США против Китая крайне лицемерна. Пропаганда США, направленная против Китая, закрытие институтов Конфуция, развязанная ФБР антикитайская «охота на ведьм» и дикие обвинения в создании нового коронавируса – всё это было просто попытками дать огромному военно-промышленному комплексу США повод ещё сильнее раздуть бюджет. Военный бюджет США в размере 740 миллиардов долларов с дополнительными 20 миллиардами долларов на новые системы вооружений, специально направленные против Китая, во много раз превышает военный бюджет Китая (178 миллиардов долларов). Несмотря на эти факты, пропаганда против Китая, по крайней мере пока, работает: две трети граждан США негативно относятся к Китаю, что напоминает озлобление маккартизма и панику из-за «красных» в начале первой холодной войны. Выступавшие подчеркнули, насколько важен сигнал о том, что Китай не является врагом и что миру нужно сотрудничество, а не война. В этом, как многие отмечали, решающую роль играет Black Lives Matter, крупнейшее массовое движение в истории США.


Империализм США в отношении Китая имеет исторические корни. Когда в 1949 году стала очевидна победа китайских коммунистов в гражданской войне, внешнеполитический истеблишмент США задался вопросом: «Кто потерял Китай?».

Этот вопрос предполагал, что Китай якобы был владением США, которое они могли сохранить или потерять. Несмотря на жестокое давление и угрозы США, а также на советско-китайский раскол, китайская революция устояла, и визит Ричарда Никсона в 1972 году ознаменовал сдвиг в американской стратегии конфронтации.

В эпоху реформ при Дэн Сяопине США увидели новые возможности и стали стремиться, особенно при администрации Билла Клинтона, к установлению более тесных отношений, прежде всего экономических, как части широкой стратегии по привлечению Китая к неолиберальному капитализму. Какое-то время дела шли гладко, когда Китай присоединился к ВТО, а цепочки поставок, связывающие США и Китай, импорт США из Китая и покупка Китаем американских казначейских ценных бумаг достигли рекордного уровня в середине 2000-х годов. Многие тогда заговорили о взаимозависимости США и Китая, и даже появился термин «Кимерика».

Однако эти связи уже начали ослабевать, когда Североатлантический финансовый кризис 2008 года выявил совершенно иную реальность. Неолиберальная финансовая экономика США затормозилась даже сильнее, чем во время вялого роста 2000-х годов, в то время как Китай, испытавший лишь резкий, но непродолжительный экономический шок в конце 2008 года, сохранил устойчивый рост, компенсируя упущенные возможности США и Запада, в первую очередь за счёт огромного инвестиционного бума и затем за счёт увеличения потребления.

С 2008 года началось заметное ужесточение позиции США по отношению к Китаю, что было формализовано в доктрине Барака Обамы «Поворот в сторону Азии» и попытке США создать Транстихоокеанское партнёрство со странами Азии с явной целью изолировать Китай.

Недавно давление на Китай усилилось после ареста исполнительного директора Huawei Мэн Ваньчжоу и давления со стороны США на Великобританию в рамках англосаксонского сотрудничества спецслужб «Пять глаз» с целью запретить Huawei поставлять инфраструктуру 5G. Поскольку изначально планировавшаяся программа ТТП потерпела неудачу, США теперь пытаются под предлогом «свободной, справедливой и взаимной торговли» объединить Австралию, Индию и Японию в «четвёрку» и изолировать Китай от остальных стран Азии. Они даже стремятся повлиять на коммунистическое правительство Непала. Однако реальность такова, что китайская инициатива «Пояс и путь» инвестирует в регион 1,3 триллиона долларов, что во много раз превышает объём инвестиций США.

С китайской точки зрения ситуация действительно серьёзная. Риск войны структурно высок и ещё более усугубляется непредсказуемостью Трампа и вероятностью того, что он объявит о дипломатическом разрыве с Китаем. Однако, как отмечали многие ораторы, Китай не принимает ответных мер. Напротив, он пытался открыть все каналы для диалога. Его руководство действовало осторожно и мудро, чтобы американская стратегия изображать Китай своим противником не увенчалась успехом. Хотя некоторые полагают, что это контрастирует с советским поведением после Черчилля, они забывают реальную историю первоначальной холодной войны, также развязанной США против СССР, который в свою очередь предпочёл бы более дружественные отношения. В самом деле, китайско-российские консультации о том, как велись и могут вестись холодные войны, старые и новые, были бы весьма полезны.


Есть определённая ирония в том, что США оказались не в силах защитить своих граждан от пандемии и при этом развязали новую холодную войну против Китая, который продемонстрировал образцовую защиту своих граждан от коронавируса. Это несомненно повлияет на общественное мнение как в США, так и в мире. Более того, широкое распространение Китаем международного сотрудничества в борьбе с пандемией на все страны, включая США, несомненно, утвердит мнение, что врагом является не Китай, а новый коронавирус. Многие из ближайших союзников США уже задумались об этом.

Ключ к пониманию новой холодной войны против Китая заключается в продолжающемся упадке империализма в рамках того, что я бы назвала геополитической экономикой капитализма. Капиталистический мир был сформирован империализмом. Однако, достигнув своего пика накануне Первой мировой войны, империализм более или менее непрерывно двигался к упадку, лишь иногда частично восстанавливая позиции. СССР внёс чуть ли не самый большой вклад в этот упадок, выступая против капитализма и империализма, а также поддерживая деколонизацию и поступательное развитие во всём мире. Сейчас Китай открывает ещё один, возможно, завершающий этап этого процесса. Холодные войны, прошлые и настоящие, были способами, которые Запад использовал, чтобы остановить крах империализма.

Чтобы не позволить новой холодной войне против Китая стать еще более отчаянной и опасной, необходимы две вещи: умелое маневрирование со стороны Китая и его союзников и активная прогрессивная политика внутри США и в других странах. В последней незаменимую роль будут играть такие движения, как «Нет холодной войне».


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх