Клуб «Валдай»

85 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Политика санкций Байдена. Первые шаги

Политика санкций Байдена. Первые шаги

В ближайшие месяцы в Вашингтоне ожидается калибровка ключевых внешнеполитических целей, задач и способов их достижения. Экономические санкции – один из важнейших инструментов внешней политики США. Их настройка будет проходить в зависимости от стратегических установок политики в отношении ключевых соперников на международной арене. Сами соперники тоже вряд ли будут сидеть сложа руки. О новых виражах американской политики пишет Иван Тимофеев, программный директор клуба «Валдай».

Администрация Байдена сделала первые шаги в области политики санкций. 19 января Минфин США ввёл финансовые блокирующие санкции против ряда лиц, компаний и морских судов. По венесуэльской тематике сделано наибольшее количество блокировок – 3 физических лица, 13 компаний и 6 судов. Основная цель санкций в данном случае – воспрепятствовать экспорту венесуэльской нефти. Попавшие под санкции компании-посредники базируются в самых разных странах – в самих США, в Италии, в Панаме, на Мальте, в Великобритании, Швейцарии и России. Заблокированные суда ходят под флагами Камеруна, России и Либерии. На российском направлении блокирующие санкции введены с целью остановки проекта «Северный поток – 2». В список SDN попало судно- трубоукладчик «Фортуна», а также его владелец компания «КВТ-Рус».

Подобные точечные меры в рутинном порядке вполне ожидаемы и вероятны. Минфин в рабочем порядке будет расширять «чёрные списки» и по другим ключевым направлениям политики санкций – Ирану, КНДР, Кубе, Китаю, а также функциональным темам – терроризму, борьбы с наркобизнесом, правам человека и т. п.

Однако все эти ограничения базируются или будут базироваться на уже существующих правовых механизмах. Джо Байден и Конгресс пока ещё не успели создать новые режимы санкций. И здесь, по всей видимости, предстоит определённая ревизия существующей политики. Она вряд ли приведёт к радикальным качественным изменениям по всем азимутам, однако от неё можно ожидать корректировки ряда важных деталей.


Первое важное направление – санкции против КНР. Администрация Дональда Трампа серьёзно нарастила качество и количество ограничительных мер против Китая. Основные темы – сдерживание КНР в области телекоммуникаций и оборонно-промышленного комплекса, ситуация в Гонконге, права этнических меньшинств в Китае. Американо-китайские противоречия набрали высокие обороты и коренного пересмотра сложившейся парадигмы в ближайшее время не произойдёт. В то же время возможны некоторые подвижки к разрядке.

Прежде всего, вероятно снижение антикитайской риторики по теме эпидемии COVID-19. Если Трамп был непримиримым критиком Пекина, то Байден здесь займёт более умеренную позицию. Тем более что эпидемия идёт на спад и большого смысла в эскалации здесь нет. Байден также может пересмотреть или смягчить наиболее одиозные запреты своего предшественника против китайских WeChat, TikTok и других электронных платформ. Тем более что действие указов президента по первым двум компаниям приостановлено американскими судами. Впрочем, потепление здесь будет сдерживать сложившаяся законодательная рамка. Некоторые ограничения против таких компаний, как Huawei или ZTE, закреплены законодательно. Пока нет признаков изменения американской позиции по телекоммуникационным, промышленным и технологическим компаниям, которые американцы считают «китайскими коммунистическими военными компаниями» или действующими в интересах «военных потребителей» (military end users). Байден также вряд ли пересмотрит политику по Гонконгу и этническим меньшинствам. Санкции по данным направлениям закреплены законодательно. Кроме того, демократы более чувствительны к проблематике прав человека. Другое дело, что отдельные санкции вряд ли нанесут большой вред Китаю и его экономике. В любом случае политика санкций будет подчинена общей логике отношений с Пекином. Здесь будет сильным влияние сложившейся колеи, но переосмысление логики отношений исключать нельзя.

В отношении России сама логика отношений изменится вряд ли. Объявленное продление договора СНВ-3 – позитивное событие. Но оно вряд ли повлияет на разрешение других противоречий, а значит, и на политику санкций. Более того, на российском направлении накопился целый ряд «токсичных активов», которые потенциально могут стать поводом для новых санкций. Речь идёт прежде всего о «деле Навального» и об инцидентах в киберпространстве. По «делу Навального» санкции пока не вводились, хотя соответствующие инициативы и призывы уже появлялись в Конгрессе. Здесь возможно повторение алгоритма санкций ЕС (точечное блокирование отдельных чиновников высокого ранга), либо более жёсткий подход в зависимости от дальнейшего развития событий. По кибер-инцидентам также возможны точечные санкции. Впрочем, администрация пока не сформулировала окончательного мнения по недавнему взлому правительственных электронных систем и роли России в этих событиях.

На иранском треке возможны позитивные подвижки. Администрация Трампа сделала всё возможное, чтобы разрушить детище дипломатии Барака Обамы – иранскую ядерную сделку. Трамп не просто вернул все ранее отменённые санкции против Тегерана, но и существенно усилил давление на финансовый, металлургический, энергетический и целый ряд других секторов иранской экономики. Вполне вероятно, что Байден сделает попытку вернуть Америку в СВПД. Сделать это будет непросто. Большой вопрос, что произойдёт с санкционным наследием Трампа? Будут ли санкции отменены, приостановлены или модифицированы? При каких условиях это будет сделано? Например, станет ли таким условием возобновление действия оружейного эмбарго? В любом случае на иранском направлении открывается определённое окно возможностей.

В ближайшие месяцы в Вашингтоне будет идти калибровка ключевых внешнеполитических целей, задач и способов их достижения. Экономические санкции – один из важнейших инструментов внешней политики США. Их настройка будет проходить в зависимости от стратегических установок политики в отношении ключевых соперников на международной арене. Сами соперники тоже вряд ли будут сидеть сложа руки. В Пекине, Москве и других столицах учтут опыт «виражей» американской политики, закладывая ходы на случай новых крайностей.


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх