Клуб «Валдай»

82 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Коробков
    Это про какую дистанцию в метро, здесь написано? Куча роликов где уплотнители в вагоны работают.Жить по-японски? ...
  • valerij
    Мы лучше других знаем, чего ожидать от наших "друзей" из Средней Азии и что-то на положительные эмоции это не настраи...Центральная Азия:...
  • valerij
    Эфиопам не выстоять против арабов.Египет и Эфиопия:...

Ближний Восток в поисках утраченного возрождения

Ближний Восток в поисках утраченного возрождения

2020-й стал, пожалуй, самым странным годом XXI века, завершившим одно из его наиболее ярких десятилетий. Для Ближнего Востока оно началось с так называемой «арабской весны», увенчавшей долгий период нарастания кризиса политических режимов и роста социальной напряжённости.

Принёсшая сначала большие надежды, а затем боль разочарований «арабская весна» виделась как путь к позитивному изменению региона. Однако надежды разбились о жестокую реальность, которая состояла из интервенций великих держав, насильственной смены режимов, оккупации и разворовывания национальных богатств, разгула спекулирующих религией террористических банд, гражданских войн и конфликтов, волн миграции, страданий огромных масс людей, санкционного давления. Казалось, регион погрузился в пучину кризисов, конца которым не видно.

На исходе десятилетия пандемия COVID-19 ухудшила гуманитарную ситуацию в регионе, затормозила экономическое развитие, нанесла удар по социальным связям.

А спекуляции относительно того, что она станет триггером многообещающих глубинных трансформаций обществ, государств и всей системы международных отношений, в которой уважались бы суверенитет и независимость, крепло сотрудничество и взаимопомощь, пока не оправдались.

В то же время пандемия позволила несколько ярче проявиться на Ближнем Востоке тем трендам, которые здесь существовали и прежде и которые в совокупности могут быть обозначены как признаки нового возрождения.

Рассматривавшийся долгое время исключительно как реципиент внешних влияний, как территория, принадлежавшая к периферии мир-системы, Ближний Восток внезапно превратился в источник новых трендов мирового развития – не только лабораторию мировой политики, но и её своеобразного трендсеттера.

Массовые протестные движения под лозунгами справедливости, новая роль религии в политической жизни, обострение международной конкуренции, рост влияния региональных держав, зачастую переигрывающих глобальных акторов, общая секьюритизация международных отношений и так далее – все эти знаковые для современного мира явления проявились в регионе прежде, чем где-либо ещё, и уже отсюда стали транслироваться на весь остальной мир.

В теоретическом отношении этот вывод, конечно, предопределяет необходимость переосмыслить схематическое описание мировой политики через концепты центра и периферии (Запада и Востока, Севера и Юга), остававшиеся адекватными реальности на протяжении последних нескольких столетий.

В мире нет больше ни центра, ни периферии, как, по всей видимости, и вообще нет бинарных географических оппозиций.

В практическом плане можно говорить об утрате Западом способности определять пути развития человечества, предлагая некие якобы универсальные идеалы для будущего. Это означает и завершение долгой эпохи технологической цивилизации. Технологический успех перестал гарантировать лидерство, но что приходит ему на смену, до сих пор непонятно.

Впрочем, тезис о возрождении Ближнего Востока может быть понят и иначе – не в глобальном контексте, а как характеристика его внутреннего развития, связанная с обращением обществ к проблемам собственной идентичности и переосмыслением своего исторического наследия.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх